Общество

​Бардак в квадрате

После окончания карантина судебную систему ожидает коллапс

​Бардак в квадрате

Президиум Верховного суда РФ 21 апреля утвердил «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции».

Ответы сгруппированы в несколько блоков, и мы начнем с уголовного права, так как здесь все более понятно. Как применять статью 207.1 УК о «фейках», в чем отличие этой уголовной статьи от административной ответственности — спрашивают судьи сами себя и сами же грамотно отвечают: «публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан», является (или нет) преступлением в зависимости от реальной общественной опасности, а также «целей и мотивов совершаемых действий (например, чтобы спровоцировать панику, нарушения правопорядка)».

Большинство ошибок под такое определение, конечно, не попадает — сушить сухари журналистам и блогерам рано: их ответственность ограничится административной, а вот раскошелиться придется, и государство (Роскомнадзор) неплохо наживется на этом. В эту бочку меда Верховный суд не забыл положить и еще одну ложку дегтя, разъяснив, что форма распространения «фейков» может быть и устной — например, на митингах и собраниях. Впрочем, об этом судьи «на земле» догадались бы и без подсказки сверху.

При этом Верховный суд разъяснил, что федеральным судьям следует применять не более или менее человеческие штрафы, установленные законодательными собраниями в регионах, а федеральное же законодательство, где штрафы кратно выше. В том числе штрафы за «фейки» для юридических лиц (а это прежде всего — редакции медиа) — могут исчисляться миллионами рублей.

На самом деле более (и жизненно) важным является другой блок не только чисто юридических проблем, охватываемых гражданским правом, которыми занимаются, в основном, арбитражные суды: это обязательства, долги, обстоятельства непреодолимой силы, сроки и отсрочки, банкротства юридических и физических лиц. От того как и когда будут разрешены эти многочисленные и как бы мелкие вопросы, напрямую зависит будущее экономики в стране.

Что касается банкротства, то в России этот институт чаще служит рейдерским захватам, а вообще-то в теории это защита должника.

Перекредитованный должник может сам инициировать банкротство, тогда в отношении его имущества устанавливается внешнее управление, оно описывается и распродается в пользу кредиторов, но с учетом известных гарантий. Однако для физических лиц нижняя планка банкротства — полмиллиона рублей, сумма займов чаще всего бывает ниже, во время карантина таких должников станет, по-видимому, еще больше, и их все так же будут прессовать коллекторы.

Полугодовой мораторий на банкротства установлен правительством только для юрлиц и ИП, занятых видами деятельности, которые внесены в специальный перечень. Он охватывает авиаперевозки, автоперевозки, физкультуру и спорт, туризм и гостиничный бизнес, бытовые услуги, организацию досуга и «культуру» (а вот это попробуй истолкуй) и некоторые другие. На юридические лица иного профиля и «физиков» мораторий не распространяется. Но!

В судах введен карантин, рассматриваются только «неотложные» дела (в основном, связанные с мерами пресечения по УПК), большая часть судей сидит без дела (при этом получая, разумеется, зарплату), дела копятся, подать заявление сложно, но возможно по почте или через сайт ГАС-правосудие, а опытные адвокаты и стряпчие умеют это делать.

Между тем снятие карантина грозит задремавшим сейчас судам эффектом прорыва плотины. В обзоре Верховного суда даются очень грамотные ответы на вопросы: является ли карантин форс-мажором для неисполнения обязательств (а к предпринимателям и просто «физикам» закон здесь подходит по-разному), как решать вопросы об отложении слушаний, о восстановлении сроков и так далее, — но во всех случаях Верховный суд, в общем, справедливо и неизбежно, указывает на необходимость учета конкретных и подчас очень сложных, требующих оценки обстоятельств в каждом конкретном деле и каждым конкретным судьей. Теоретически ответ на «5», но о том, что из этого выйдет на практике после «прорыва плотины», похоже, сейчас никто не думает.

А это будет (в дополнение к «обычному праву») бардак в квадрате.

Судебная система, конечно, не преминет этим воспользоваться, чтобы запросить кадровое подкрепление, но экономика-то уже замедлилась (а тут еще и нефть). Избежать коллапса можно, наверное, лишь признав неотложными также и гражданские дела в арбитражном производстве, во всяком случае, об исполнении обязательств и взыскании долгов.

Надо отметить, что сейчас, в условиях карантина, население агломераций выручают именно средний и мелкий бизнес и «самозанятые»: все эти многочисленные курьеры и разносчики. А льготы, в том числе по налогам, как всегда, скорее получат те, у кого есть свое лобби в правительственных структурах. Что будет с ожившим на время «частником»? Это во многом зависит и от состояния судебной системы и от соответствующих настроек в ней, о чем пока Верховный суд не сказал ни слова.

№ 540 / Леонид НИКИТИНСКИЙ / 30 апреля 2020
Статьи из этого номера:

​Невоюющий фронт

Подробнее

​Мама «Птички»

Подробнее

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Подробнее