Общество

​Подарок из Арктики

На Ямале и в Мурманске коронавирус косит вахтовиков

​Подарок из Арктики

«Я, кажется, заболел. Температура 37,5, горло обложило. Отправили меня пока домой, в общежитие. Я один живу, поэтому разрешили. Если завтра будет так же — возьмут анализ», — Николай — один из сотен тысяч вахтовиков, которые вынуждены работать в Арктике, чтобы добыть на хлеб семьям, оставшимся на Большой земле. Коронавирусная эпидемия добралась и туда — так, что некоторые стройки остановлены, а другие полностью изолировались от мира.

Стройку «Новатэка» в Мурманской области частично приостановят из-за коронавируса. О том, что работы на одном из участков будут прерваны до полной дезинфекции, официально заявил подрядчик — компания «Велесстрой».

На возведении центра крупнотоннажных морских сооружений в селе Белокаменка под Мурманском заняты 4600 ее работников. К утру четверга коронавирус был подтвержден у 451 из них.

При этом компания активно предпринимает попытки вывезти рабочих со стройки: как минимум 2 чартера уже вылетели из Мурманска, «Велесстрой» утверждает, что ими улетели люди после карантина и двух отрицательных проб на COVID-19. Региональные информагентства упоминали, что вылет одного из бортов пришлось перенести из-за положительных результатов теста у ряда пассажиров.

На этом фоне заявление «Велесстроя», что всех работавших на объекте отправят на 14-дневную изоляцию за пределами Мурманской области, звучит весьма самонадеянно. Регионы, которые пытаются фактически закрыть свои административные границы для предотвращения новых случаев завозного «ковида», могут получить «подарок» из Арктики.

Правда, выглядит как обратка: заболевание в Белокаменку также привезли с Большой земли.

О масштабах бедствия в Мурманской области говорит и то, что «Новатэк» разворачивает второй мобильный госпиталь прямо на стройплощадке. Первый ранее доставили из Москвы самолеты МЧС. Сведения о новых зараженных появляются ежедневно.

Недельной давности заявление губернатора Чибиса, что «нет никаких оснований для приостановки строительства», уже никто не вспоминает. При этом в соцсетях от лица неких рабочих (правда, почему-то одних и тех же) распространяются стилизованные под «народную речь» сообщения: «Мы с ребятами делаем все, чтобы здоровье сохранить. Объединили усилия, так сказать, и не даем вирусу поганому проникнуть на предприятие» или «Братуха говорит, когда губернатор приехал и все под личный контроль взял, соблюдение мер еще больше ужесточили. Братуха говорит, что все у них хорошо, а то, что пишут в интернете, просто паника».

Удивительно, что народный сказитель не упомянул, что после приезда губернатора все хворые исцелились, — было бы складно.

Рабочие, с которыми общалась «Новая», рисуют совсем иные картины: скученность, неразбериха, очереди в столовую, к вахтовке, а теперь плюс еще на сдачу анализа. Сложности с горячей водой, вообще с гигиеническими процедурами.

Вахтовики с других предприятий Крайнего Севера говорят, что попавшим в Белокаменку можно только посочувствовать. Николай (все имена изменены, данные имеются в редакции) ездит на вахту под Новым Уренгоем, в Ямбурге. Говорит, конечно, условия у них, на «газпромовском» производстве, не такие, как под Мурманском: рабочий поселок с магазинами, есть врачи, есть спортзал. Но и на них эпидемия повлияла: Николай в Арктике с марта, давно должен был прилететь домой. Но ближайшая перспектива вылета — июнь.

«Обычно вахта длится месяц, потом на месяц домой. Норма часов — две тысячи в год, один месяц без выходных при 12-часовых сменах дает двухмесячную норму, — объясняет он, как устроена вахта. — Сейчас идут приказы из Москвы и Нового Уренгоя, которые продлевают вахту до 3 месяцев. Но тем, кто сидит в это время "на земле" — дома, вроде бы обещают частичное авансирование, премиями что-то подкинут, 13-ю зарплату обещают уже».

Изоляция арктических вахт — мера антивирусная. Пошли на тотальную блокаду далеко не все. В Амурской области, например, смену после приезда отправляют на двухнедельный карантин, сроки вахты в связи с этим сдвинули на 20 дней, — поясняет вахтовик Иван.

В Усинске (Коми), по словам жены вахтовика Лилии, вообще карантина не вводили, на вахту мужа вызвали внезапно и срочно без всякого забора анализов: «Никакого карантина у них нет, никакие анализы ни у кого не брали. Насчет медпомощи там, на месте, ничего не знаю. Позвонили днем, типа срочно надо на вахту. Ночью уже выехал. По срокам ничего не сказали.

Сказали: "Пока работа есть, будете работать. А там видно будет"».

Сабетта — де-факто производственная площадка «Новатэка» на Ямале, там построены завод по производству сжиженного газа и морской порт.

Фактически закрытый для посторонних рабочий поселок, а точнее, небольшой городок, вовсе не оказался непроницаемым для коронавируса, несмотря на ограничение авиасообщения.

Достоверные сведения об инфицированных в самой Сабетте найти непросто, о происходящем можно судить по косвенным признакам. 17 апреля стало известно, что в Сабетте два прибывших из Тюмени вахтовика помещены в карантин — эпидрасследование выявило у них недавние контакты с носителем вируса. В тот же день глава Нового Уренгоя Иван Костогриз сообщил журналистам, что 15-го числа в город прибыл рейс из Сабетты с рабочими, которые контактировали с заболевшими коронавирусом. 65 человек разместили в 30 км от Уренгоя, в районе Новоуренгойского газохимического комплекса.

«Новая» связалась с одним из этих рабочих, Василий подтвердил, что в карантин их отправили как контактных лиц. Однако достоверных сведений об инфицированном коллеге у них нет. У людей взяли анализы, по словам нашего собеседника, симптомов ОРВИ ни у кого нет.

Между тем главный врач Новоуренгойской ЦГБ Ирина Груздева в видеообращении, распространенном оперативным штабом региона, сообщила, что уже у двоих из вывезенных с Сабетты рабочих положительный тест, они госпитализированы.

Вахтовики, которые едут на «севера» из самых разных регионов страны, привозят на себе инфекцию — и вывозят ее домой.

Процессу «переопыления» способствует скученность и коллективный быт во многих вахтовых поселках.

Но отказаться от рискованной работы никому не придет в голову: в условиях полной экономической неопределенности высокооплачиваемая по меркам центральных и южных регионов работа — гарантия элементарного выживания семьи. И люди едут на Север.

Сейчас достоверно известно об ураганном росте заболеваемости на Ямале: 94 новых случая за сутки. По состоянию на 23 апреля Центром гигиены и эпидемиологии ЯНАО суммарно было подтверждено 243 случая заболевания COVID-19. Как сообщает ИА «ЯмалPro», самая крупная вспышка (91 человек) — на месторождении в Ямальском районе.

Предприятия, сотрудники которых заразились, оперштаб не называет, известно лишь, что больные доставляются в Салехард и Новый Уренгой из Сабетты. Информагентство делает вывод, что крупная вспышка инфекции произошла на месторождении «Новатэка». 

№ 540 / Татьяна БРИЦКАЯ / 30 апреля 2020
Статьи из этого номера:

​Невоюющий фронт

Подробнее

​Мама «Птички»

Подробнее

​Арсеньев и Дерсу ждут помощи

Подробнее