Экономика

​В маске — на выход

В Мурманской области сняли режим самоизоляции. Регион на шестом месте по числу зараженных COVID-19

​В маске — на выход

«Позвонили в десятом часу вечера, сказали к 9 утра быть на работе, удаленка кончилась». В понедельник работодатели обзванивали сотрудников до поздней ночи. К тому, что со вторника область вернется к обычной жизни, никто готов не был. Кажется, не был готов и аппарат принявшего такое решение губернатора Чибиса, которому пришлось сообщить граду и миру о грядущей свободе посредством поста «ВКонтакте». Официальное постановление появилось много позже.

Правда, с утра в Сети бродили сканы другого документа за подписью Чибиса. В бумаге, которую не запостил только ленивый, сообщалось о продлении ранее действовавших ограничений «до особого указания». Не было ее до поры до времени лишь на официальном портале правительства. В пресс-службе журналистам пояснили: опубликуют после выступления президента.

И опубликовали — вместе с другой, где сообщалось, что действовавшие весь апрель ограничения для граждан отменены. Сохранился только запрет на въезд-выезд из ряда городов.

«Переобуваться», видимо, пришлось на лету, тем паче что такого радикального ослабления противоэпидемического режима никто не ждал: регион на шестом месте в стране по числу заболевших. На 10 утра 12 мая в области было инфицировано 2428 человек.

Правительство, судя по вступлениям самого Чибиса и регионального министра здравоохранения Панычева, свой внезапный либерализм основывает на том, что 85 процентов заболевших — вахтовики новатэковской стройки в селе Белокаменка. Дескать, местных заболело не так много, а значит, и в области все не так плохо.

Насколько обоснован такой подход к статистике — вопрос. На выходных эту самую статистику пополнила очередная смерть: от осложнений коронавируса скончался госпитализированный со стройки водитель. Во вторник утром на совещании Панычев сообщил, что в Кольской ЦРБ разворачивают ковидные койки. С коронавирусом уже работает и мурманский роддом № 3.

Пациентов развозят по всей области вместо концентрации в одном крупном госпитале. В итоге те же вахтовики с Белокаменки внезапно оказались на обсервации в Мончегорске, это 162 км пути. Мобильный госпиталь, который в начале пандемии доставили на злополучную стройку и который стал источником бесконечного пиара для властей предержащих, на поверку оказался сортировочной с томографом. А лечить людей вывозили в другие города.

В понедельник президент подписал распоряжение о строительстве в Белокаменке еще одного госпиталя. В списке исполнителей нет никого из мурманских чиновников.

Аппаратный щелчок по носу Чибис вряд ли заслужил тем, что подрядчики «Новатэка» болеют, скорее — тем, что они не молчат. Ситуация в Белокаменке стала федеральным скандалом, о котором заговорили не только независимые СМИ, но и вполне мейнстримовские «НТВ» с Карауловым. Люди, забыв последний страх, открыв лица и имена, опровергали сказанное чиновниками, рассказывая, что больные живут в комнатах вместе со здоровыми, а очереди на сдачу ковид-тестов становятся рассадниками ковида.

В официальных вирусных сводках упоминается лишь один подрядчик «Новатэка» — компания «Велесстрой». По нашим данным, косвенно подтвержденным в оперштабе, болеют не только ее сотрудники. Всего на стройке занято около двух десятков компаний. В больницах области — вахтовики из Киргизии, Беларуси, Казахстана, Сербии, Хорватии, Боснии, Узбекистана, Таджикистана, Турции, Филиппин и Италии. Для расселения обитателей стройки в акватории встал паром «Принцесса Анастасия», но ни обсерватором, ни госпиталем назвать его нельзя, это скорее плавучая гостиница. Паром вмещает 2353 человека. Не менее 600 вахтовиков вывезено в другие регионы, причем из 300 отправленных в Екатеринбург якобы здоровых людей половина оказалась инфицирована.

Внезапное «гуляй — не хочу» компенсируется обязательным масочным режимом, введенным тем же постановлением Чибиса. При этом власти явно учли активно обсуждавшееся в интернете накануне апрельское постановление федерального правительства, которое разрешает требовать ношения масок, только если власти выдают их людям.

Деньги — больной вопрос: на прошлой неделе врачи не только в Мурманской области заговорили о получении мизерных доплат за работу с COVID-19. Среди массы опубликованных расчетников есть и мурманская — водителя скорой помощи. Надбавка «за коронавирус» составила 229 рублей 16 копеек. Это совсем не похоже на обещанные Путиным 25 тысяч в месяц. Больше того, водитель, опубликовавший свой расчетник, утверждает, что в апреле получил на 5 тысяч меньше, чем в марте.

Сегодня министр Панычев наконец высказался по этому поводу: по его словам, за месяц с ковидным больным данный сотрудник контактировал всего полтора часа — за это и заплатили.

В истории с внезапным почти полным (исключая работу общепита и фитнес-индустрии) снятием ограничений непонятно многое. Но самое удивительное, что ведомства, отвечающие за точные цифры, на которые, казалось бы, опирались, принимая это решение, сами с собою и друг с другом не в ладу. В 10 утра 12 мая оперштаб сообщил, что в области выздоровели с начала пандемии 468 человек. В полдень поправился: 447. А в федеральной сводке черным по белому: 312.

№ 542 / Татьяна БРИЦКАЯ / 14 мая 2020
Статьи из этого номера:

​Трепанг Калашникова

Подробнее

​Фритьоф Нансен: «Поистине гостеприимная страна!»

Подробнее

​Япония? Тоска смертная… То ли дело Антарктида!

Подробнее