Истрия

​Фритьоф Нансен: «Поистине гостеприимная страна!»

Прославленный норвежец, ушедший из жизни 90 лет назад, в 1913 году посетил Дальний Восток

​Фритьоф Нансен: «Поистине гостеприимная страна!»

Знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен (1861–1930) был связан с Россией множеством «ниточек» делового и личного характера. Дрейф «Фрама», сделавший норвежца мировой звездой, начинался в России; одной из пассий Нансена была математик Софья Ковалевская; путешественник не раз бывал в России, дружил с полярником Эдуардом Толлем и адмиралом Степаном Макаровым, помогал голодающим Поволжья…

В 1913 году по приглашению норвежского предпринимателя Йонаса Лида, «пробивавшего» проект транспортного коридора между Европой и Сибирью, Нансен совершил поездку на восток России. На пароходе «Коррект» Лид, Нансен, секретарь российской дипмиссии в Норвегии Иосиф Лорис-Меликов и золотопромышленник из Енисейска, депутат Госдумы Степан Востротин добрались из Норвегии в устье Енисея, откуда двинулись вверх по реке на небольшом пароходе «Омуль». Пересев в Енисейске на тарантас, Нансен доехал до Красноярска, откуда по приглашению одного из начальников стройки Амурской железной дороги Евгения Вурцеля отправился поездом на Дальний Восток. Участок между Читой и Хабаровском еще не был готов — пришлось ехать по КВЖД. 4 октября 1913 года Нансен в компании барона Гаральда фон Гойнинген-Гюне, представителя руководства КВЖД, гулял по Владивостоку, после чего отбыл в Хабаровск, где познакомился с ученым Владимиром Арсеньевым, служившим тогда у Приамурского генерал-губернатора Николая Гондатти и возглавлявшим Гродековский музей.

Нансен ушел из жизни 90 лет назад — 13 мая 1930 года. К этой дате «Новая во Владивостоке» публикует «владивостокские» фрагменты его книги «Через Сибирь».

Приморье: «Мы прибыли в важнейшую часть русского Дальнего Востока»

Мы прибыли в важнейшую часть русского Дальнего Востока. Это Приморская область… По переписи 1911 года тут проживает приблизительно 523 840 человек, из которых 360 437 русские. Половина населения приходится на южную, наиболее плодородную часть края в Южно-Уссурийском уезде, чья площадь — 145 000 квадратных километров, а по переписи 1908 года в нем проживает 244 000 человек, не считая проживающих в гарнизонах Владивостока и Хабаровска, а также корейцев и китайцев, приезжающих сюда на летние заработки…

Почва тут очень плодородна, но вот климатические условия не способствуют ее обработке. Кроме того, хотя Владивосток лежит практически на широте Ниццы и Флоренции (43°06’ северной широты), но вот среднегодовая температура всего плюс 4,6 градуса. Летом воздух прогревается до плюс тридцати, а зимой остывает до минус двадцати пяти. И получается, что среднегодовая температура ниже, чем в Кристиании (Осло. – Ред.). В городе Николаевске в устье Амура, на 53° северной широты, то есть немного севернее Берлина и чуть южнее Манчестера, среднегодовая температура минус два, а зимой морозы бывают и минус сорок шесть. Зато летом тридцатиградусная жара.

В древние времена тут жили различные тунгусские племена — орочоны, гольды и другие. Жили они по большей части вдоль рек, где ловили рыбу, а зимой кочевали по лесам, где ловили соболя, енота-полоскуна и других зверей. Гольды еще немного и обрабатывали землю в Уссурийской долине. На севере возле устья Амура живет еще удивительный народ гиляки, рыбаки и охотники, которые, вероятно, находятся в родстве с тунгусскими племенами. Некоторые исследователи, например доктор Штернберг (народоволец, этнограф Лев Штернберг, 1861–1927. — Ред.) и капитан Арсеньев (с мая 1913 года — подполковник. — Ред.), выдвинули гипотезу о том, что этот народ, как и эскимосы и алеуты, пришел с северо-востока и родственен с американскими аборигенами.

Владивосток: «Очень напоминает Неаполь»

Город с гордым названием Владыка Востока — Владивосток — является важнейшим и крупнейшим в краю. После падения Порт-Артура он — самый большой оборонительный пункт на Тихом океане для России и место, которое в ближайшем будущем может стать горячей точкой, в которой произойдут большие и имеющие мировое значение события…

Город очень красиво расположен на полуострове, берега которого полого спускаются к бухте Золотой Рог, части залива Петра Великого. Это отличная и удобная гавань, воды которой затягиваются льдом лишь на несколько месяцев — с конца декабря до конца марта. Но ледоколы все время следят, чтобы в бухте был расчищенный фарватер — во всяком случае, для больших судов водоизмещением более 800 тонн.

В 1910 году во Владивостоке жили 89 600 человек, не считая проживающих в гарнизоне, из них 23 000 женщин. По национальности же население делилось следующим образом: 53 000 русских, 29 000 китайцев, 3200 корейцев и 2300 японцев…

Вместе с бароном Гюне мы с раннего утра отправились осматривать город. Глава крупной лесоторговой фирмы господин Скидальский (речь идет о владивостокском предпринимателе Леонтии Скидельском. — Ред.) чрезвычайно любезно прислал нам для поездок по городу своих чудесных лошадей и коляску…

Уличная жизнь во Владивостоке пестрая. Везде мы видели китайцев и японцев, много корейцев в белых одеяниях. Часть их — русские подданные и живет в собственном квартале на западной стороне полуострова.

Нынешний генерал-губернатор Гондатти старается выжить из своего края «желтых», особенно китайцев, поскольку видит в их нашествии опасность для будущего. Попадающихся на улицах китайцев, у которых бумаги оказываются не в порядке, полиция часто забирает целыми толпами, сажает на первый попавшийся пароход и отправляет обратно в Китай. Говорят, им даже не разрешают сходить к себе на квартиру забрать вещи. Однако такие меры вовсе не выгодны для русских обитателей края. На другой день после подобных облав явившихся на рынок за покупками хозяек ждет жесточайшее разочарование: все цены резко поднимаются. Продавцы-китайцы, пожимая плечами, говорят, что лишились рабочих рук и уже не могут продавать свои овощи по прежней цене. Само собой, это полная глупость, но так они мстят русским, и иной реакции на подобную политику и ждать нечего.

С японцами полиция при всем желании не может справиться подобным образом. Согласно договору, заключенному после войны, японцы имеют право привилегированной нации, то есть могут переезжать с места на место и селиться где хотят, хотя сами русские склонны видеть в каждом японце шпиона.

Мы прокатились по холмам, откуда полюбовались чудесным видом на город, гавань, полуострова и острова поблизости. На всех возведены крепости и форты. Все это произвело на меня впечатление неприступности, но вдалеке за фортами и крепостями я увидел полоску синей воды. Это был Тихий океан. Я увидел его впервые.

Когда-то в давние времена на холмах росли густые дубравы, остатки которых еще видны на противоположном берегу Золотого Рога. Сейчас же холмы стоят совершенно голые. Отчасти леса свели просто так, отчасти вырубили ради неведомых стратегических целей. Но и сейчас пейзаж очень красив.

Спустившись с холмов, мы посетили городской музей, где, между прочим, находится ценная этнографическая коллекция из предметов обихода гольдов, гиляков, орочей, камчадалов, чукчей и других коренных народностей. Здесь мне представилась возможность ознакомиться с различными видами собачьих саней и лыж, используемых туземцами в Восточной Азии…

На пароходе, любезно предоставленном в наше распоряжение, мы прокатились по Золотому Рогу по направлению ко входу в залив. На всех островах, на всех мысах, куда ни обернись, только и видишь укрепления, форты и пушки, что на обыкновенного путешественника с душою невоинственной производит тягостное и даже тревожное впечатление, особенно на фоне окружающей мирной и величественной природы…

Но вот впереди открывается пролив и показывается Тихий океан, вернее, одна из его «частей» — Японское море. Далеко на горизонте виднеется скалистый остров с построенной на нем крепостью. И на всех высоких скалах по обеим сторонам пролива также возведены неприступные укрепления…

Вид на город с моря очень красив, и вряд ли Владивосток уступает в этом отношении какому-то другому городу. Расположенный на террасах, он очень напоминает Неаполь. Правда, тут нет на заднем плане Везувия, зато прекрасная гавань и красивые острова.

Путь к Хабаровску: «Невероятные пространства необработанной земли»

Южная часть Уссурийского края, по которой мы сначала ехали, очень плодородна. И именно эта часть… наиболее заселена — особенно в окрестностях Никольска и по направлению к озеру Ханка.

Севернее, к Хабаровску, дорога идет по плодородным районам, у которых, и в том нет сомнений, прекрасное будущее, но сейчас они лишь ожидают своих земледельцев…

Тут богатая природа: встречаются пробковый дуб и другие ценные породы деревьев, в лесах даже вызревает дикий виноград, вот только плоды его очень мелкие и кислые. Нельзя сказать, чтобы тут совершенно не обрабатывали землю. Нам все время попадались возделанные участки, но они разбросаны в отдалении друг от друга и попадаются на глаза не часто… Вероятно, объяснением этому может служить примитивный способ здешнего ведения хозяйства. Здесь невероятные пространства необработанной земли, поросшие травой и редким лесом. Большая часть земли принадлежит казакам, живущим в деревнях, а они, насколько я понял, не очень искусные земледельцы. Зато охотно сдают землю в аренду трудолюбивым корейцам, которые исправно платят им деньги, а сами казаки проводят время в кабаках.

Часто в отдалении видели мы на полях глинобитные хижины — жилища корейцев. Они очень примитивны и строятся прямо на полях. Корейцы — очень усердные землепашцы и, кроме того, отличные огородники. Поэтому они постоянно богатеют, в то время как казаки, которые ничего не делают, все более и более беднеют…

Наш поезд подолгу стоит на станциях. Это поезд «местного значения», а потому все здесь происходит в медленном темпе… Эта дорога — ответвление Восточно-Китайской, подчинена тому же управлению и даже еще не соединена в единую сеть с остальными русскими железными дорогами. Но как только постройка Амурской дороги будет завершена и сеть станет единой, все, надо полагать, заработает по-другому.

В десять вечера мы наконец добираемся до Хабаровска. Несмотря на позднее время и тьму, нас радушно встречал на вокзале градоначальник вместе с председателем отделения местного Географического общества, путешественником по Сибири Арсеньевым… Мы с Вурцелем отправились было в город на извозчике. Но это заметил управляющий местным отделением большой немецкой торговой фирмы «Кунст и Альберс» и тут же вместе с сопровождавшей его женой вышел из своего элегантного экипажа и заставил нас сесть в него, а сами они отправились в город на нашем извозчике. Поистине гостеприимная страна!

№ 542 / Василий МАКАРОВ / 14 мая 2020
Статьи из этого номера:

​Трепанг Калашникова

Подробнее

​Фритьоф Нансен: «Поистине гостеприимная страна!»

Подробнее

​Япония? Тоска смертная… То ли дело Антарктида!

Подробнее