Общество

​Пандемионат. Возврат к нормальности

Мир начинает бодро выходить из карантина. У кого это получается лучше всего?

​Пандемионат. Возврат к нормальности

Вся планета устала от пандемии. Информационная повестка выглядит так, будто страны соревнуются друг с другом, кто быстрее выйдет из карантина. Только недавно в СМИ выходили пугающие интервью о том, что авиасообщение откроется в следующем году, а теперь мы уже читаем новости, что в июне Италия открывается для туристов из ЕС, причем даже без необходимости двухнедельной изоляции. Понятно, что следующей «горячей» темой станет обсуждение второй волны: будет ли она, какой силы, когда и что мы все тогда станем делать. Но прямо сейчас нам всем вроде бы полегчало. Конечно, ситуация далека до до пандемической нормальности, но послабления ограничений налицо, и люди во всем мире постепенно возвращаются к более-менее привычному ритму жизни.

Кто справился

Команда экспертов Международного медицинского кластера ведет интерактивную аналитику по тому, как с коронавирусом борются разные страны и города. На первом этапе мы оценили, насколько своевременно и эффективно страны входили в пандемию, и особый режим, соответствующий эпидемии. На втором этапе мы проанализировали, как мир «размораживается» от COVID-19. Всего в нашем топ-листе 11 стран: помимо России это Германия, Франция, Италия, Швеция, Корея, Израиль, Китай, США, Турция, Нидерланды и Великобритания.

На улицах Пекина. Фото: EPA-EFE

Ключевыми факторами успеха стран в борьбе с коронавирусом, которые мы выделили в рамках аналитической работы, стали: готовность системы здравоохранения к мобилизации (чаще всего, централизованная система здравоохранения); единая информационная сеть по оборудованию, СИЗ, и др.; технологии в части отслеживания контактов с заразившимся; массовое и/или порайонное тестирование; своевременное объявление карантина и/или режима самоизоляции; корректное информирование населения об опасностях, которые несет в себе вирус, а также о статистике (открытый диалог с населением); постепенный выход из карантинных мер для поддержания страновой экономики.

Интересные кейсы наблюдаются в Германии, Нидерландах, Швеции, Южной Корее. Мы писали о том, что в Германии уже на старте эпидемии сработала централизованная система здравоохранения, построенная по военному типу.

В Южной Корее за правило взяли практически детективное отслеживание контактов заразившихся, и это, как мы видим, тоже работает.

Недавний новый завозной случай в Сеуле подвергся санитарно-эпидемиологическому расследованию (заразившийся коронавирусом прошелся по нескольким клубам, после чего около 7000 человек оказались в зоне обследования), и — во многом как следствие — цифры новых кейсов не растут (число новых случаев составляет стабильно 20–40 человек в день всю последнюю неделю). Ну и, конечно, только ленивый не написал, что в Швеции сделали ставку на коллективную сознательность и вовсе решили не вводить карантин.

Но мы получили и несколько новых интересных практик на этом этапе исследования.

Умный карантин и капсулирование

Например, в Нидерландах сработал так называемый «умный карантин», предполагающий рекомендательный характер всех мер. Основные же меры на период пандемии не предполагали ничего нового: закрытие всех школ, университетов, ресторанов, театров, парков, всех общественных мест; удаленка; приостановка плановой медпомощи; особый режим работы транспорта (снижение числа и частоты транспортных возможностей). Для пожилых, однако, были выделены специальные утренние часы для прогулок, получилась своеобразная приятная забота о людях старшего возраста.

При этом все меры оглашались премьер-министром Голландии и были разработаны совместно со специалистами по контролю над инфекционными болезнями. Это было очень важно для голландской культуры, так как премьер-министр обладает определенным авторитетом в обществе, а специалисты предоставляли ему квалифицированное экспертное мнение.

Уличное кафе в Берлине. Фото: EPA-EFE

Сейчас в Голландии идут послабления, открывается плюс-минус то же самое, что и в других странах ЕС. Интересный нюанс связан с ресторанами: они открываются под современные COVID-реалии. Создается инфраструктура для снижения числа контактов и передвижений: на столиках будут QR-коды, через которые можно войти в приложение с меню и заказать еду онлайн, сидя в ресторане, чтобы официант ее принес.

А еще в этой стране не ратуют за масочный режим, люди носят маски только в транспорте.

Департамент инфекционных болезней Голландии аргументирует это тем, что, когда люди надевают маску, у них создается ложное ощущение безопасности.

В этом случае их поведение меняется, и тогда риск заражения повышается. Еще один аргумент против масок — незнание, как ими правильно пользоваться, чтобы они действительно защищали от заражения. Так, большинство людей снимают маску за лицевую часть: при этом, если их руки заражены, инфекция может попасть внутрь.

В Израиле, где сейчас температура зашкаливает за +40 и все отправились к морю — конечно же, держа дистанцию, — тоже есть необычные, но довольно эффективные практики. Например, капсулирование, которое применяется в офисах, спортивных клубах, школах. Люди могут общаться офлайн только в рамках своей «капсулы» (она состоит из одних и тех же людей), с членами других капсул можно коммуницировать в онлайн-режиме. Это позволяет отслеживать и блокировать быстрое распространение вируса.

Управление эпидемией

Интересно, что со временем начала формироваться и некая методология по тому, что можно назвать «управление пандемией». Пока страны разрабатывают свои протоколы, гайды, критерии. Они аккумулируются в различных страновых и межстрановых базах данных — например, в хранилище знаний Covidorg.com, где, кстати, есть и российский страновой комитет.

Важно, что стали появляться критерии, по которым госорганы могут принимать те или иные меры. Так, в США, в штате Нью-Йорк, сформулированы критерии для введения послаблений:

  • в течение последних 14 дней в регионах должно стабильно снижаться число госпитализаций или должно быть менее 15 новых госпитализаций в день (в среднем за 3 дня);
  • в течение последних 14 дней в регионах должно стабильно снижаться число смертей среди госпитализированных или должно быть менее 5 новых смертей в день (в среднем за 3 дня);
  • в регионах должно быть менее двух новых госпитализаций на 100 тыс. жителей (среднее за 3 дня);
  • в регионах должна быть определенная доля резервных коек (в случае потенциальной новой вспышки их должно быть не менее 30%), а также определенная доля резервных реанимационных коек (не менее 30%). Каждый регион должен иметь возможность тестировать людей на коронавирус;
  • должны быть ресурсы для проведения эпидемиологического расследования в случае новых вспышек.

Посетители торгового центра в Афинах. Фото: EPA-EFE

Москва как передовой мегаполис

Проанализировав страны и города, мы пришли к выводу, что и на этапе принятия антикоронавирусных мер, и на этапе выхода из пандемии Москва применяет практики, которые также применяют столицы наиболее успешных стран: Германии, Кореи, Израиля. Централизованная система здравоохранения позволила столице мобилизовать госпитальные ресурсы довольно быстро. А своевременное введение самоизоляции и постепенный выход из этого режима сгладил динамику распространения вируса.

В некоторых направлениях Москва вообще показывает себя как один из наиболее передовых регионов в части борьбы с коронавирусом.

Речь идет, в частности, о создании нескольких «эшелонов» больниц для приема коронавирусных пациентов; идет строительство новых госпиталей, постоянных и временных; мобилизован медицинский персонал; налажена эффективная логистика пациентов, в рамках которой коечные мощности постоянно освобождаются за счет выздоровевших и занимаются следующими больными. Очень важно, что идет постоянное информирование населения, налажен открытый диалог с населением — в том числе в части учета того, что хотят жители города. На днях, например, были отменены штрафы за ошибки в оформлении номеров машин и пропускных удостоверений на них. До этого водителям автоматически выписывались штрафы. Проблема решена, и даже если кто-то теперь получил такой штраф, он может его оперативно оспорить онлайн.

Стоит отметить передовой опыт Москвы в части массового тестирования населения мегаполиса на антитела к коронавирусу. Такая возможность появилась у жителей с 15 мая. Это позволит определить и мониторить во времени изменение иммунной прослойки, общественного иммунитета в городе. Это первый такой опыт в мире, до сих пор применялось только порайонное тестирование или тестирование коллективов госпиталей.

Так как во многих странах санитарно-эпидемиологическая ситуация разнится от региона к региону, руководство на федеральном уровне дает возможность именно регионам определять перечень послаблений в конкретном регионе. По этому пути пошли Германия (где очень разнится ситуация, скажем, между сильно пострадавшей Баварией и относительно спокойным Берлином), Италия, США, Франция, а также Россия.

COVID-19: to be continued

Следующим этапом во всех странах и городах мира станет постепенный выход из «пандемического состояния» и постепенное восстановление экономики — вначале некоторых отраслей, которые являются системообразующими для конкретных стран/регионов. К примеру, в Германии вновь открылись, в первую очередь, строительные и автомобильные предприятия, так как экономика этой страны во многом зависит от этих сфер деятельности. А в туристической Турции сделали фокус на отельном бизнесе, создании международной системы сертификации отелей для приема гостей после пандемии. В Италии стали открываться рестораны — в отличие от большинства европейских стран, — потому что в этой стране именно ресторанная культура вносит львиный вклад в ВВП. Соответственно, Москва начала ослаблять карантин, запуская строительные и промышленные организации.

Оценивается готовность городов/регионов/штатов к первым/вторым шагам по ослаблению карантинных мер. Речь идет и о показателях по новым случаям и госпитализациям, и о том, насколько система здравоохранения региона переформатировалась под некий «трансформер»: при нарастании числа новых коронавирусных больных должно быть достаточное количество врачей, оборудования и, главное, коечного фонда; при спаде вспышки эти же мощности могут распределяться на плановую медицинскую помощь. Москва подготовила для этого не только существующие мощности, но и временные госпитали, которые, возможно, и не пригодятся в пандемию. Эталонно в системе должно быть порядка 30% резервных коек. Так было решено сделать, глядя на опыт некоторых европейских стран (Италия, Испания), в которых в пиковые периоды не хватало ни государственных, ни даже частных больниц.

Салон красоты в Брюсселе. Фото: EPA-EFE

По мере возврата к относительно нормальной жизни периодически могут вспыхивать новые витки эпидемии. В этом плане важна готовность системы здравоохранения страны/города к оперативной реакции на изменения. Например, в Германии все «эшелоны» больниц остаются на 25% в боевой готовности, несмотря на спад поступающих коронавирусных больных. В полной готовности находится и Корея — как в части коечных мощностей, так и в части отслеживания цепочки контактов, что показывает недавний случай нового заражения в Сеуле. Москва построила новую крупную инфекционную больницу в «Вороновском», также возводятся временные госпитали, перепрофилированы целые больницы или отделения в крупных существующих больницах, система в целом готова к периодическому усилению работы, наплывам пациентов.

Промежуточные выводы

Основным вопросом до появления вакцины служит риск второй волны. До этого момента основные методы, полученные в ходе «боевого крещения», будут становиться все более доказательными. Сейчас все страны пытаются нащупать баланс опытным путем, подкручивая тумблер мер то в сторону системы здравоохранения, то в сторону поддержки экономики. Изоляция оказалась не лучшим способом борьбы с эпидемией, потому что она отправила мир в экономический кризис. Но без этого нельзя было бы сдержать быстрое распространение высококонтагиозного COVID-19. По самым оптимистичным прогнозам, вакцина появится осенью, и тогда можно будет действительно говорить о возврате к нормальной жизни. Но мир уже не будет прежним.

Авторы доклада благодарят за помощь с подготовкой материала: профессора Жильбера Массара (Франция), врачей-реаниматологов из Германии — Дмитрия Зубовского, Алексея Фомина, Дмитрия Гайдамаченко, врача-инфекциониста Дину Авербух (Израиль), врача-реаниматолога Михаила Неклюдова (Швеция), профессора Сергея Кима (Корея), экспертов в области организации здравоохранения Харма Яна Дрессена (Нидерланды), Бьянку Гоммерз (Турция), Кидзухо Кидзиму (Япония). Отдельное спасибо за подготовку аналитического материала Виктории Панкевич, Мариям Акбаевой, Полине Шевчук, экспертам Фонда Международного медицинского кластера.

№ 543 / Я.АШИХМИН, Ф.ФИЛИНА / 21 мая 2020
Статьи из этого номера:

​«Стволы» устарели?

Подробнее

​Вирусная граница

Подробнее

​Закрыть нельзя работать

Подробнее