Экономика

​Нисходящая мобильность

Почему новые эпидемиологические нормы на транспорте добьют экономику

​Нисходящая мобильность

От исхода дискуссии о том, сколько людей сажать в самолет и можно ли пользоваться каршерингом, зависит ваше будущее. На кону в действительности вопрос о том, будете ли вы жить, как люди, или окажетесь навечно самоизолированы на удаленке.

Пока Росавиация спорит с Роспотребнадзором, останется ли самолет средством передвижения или окончательно превратится в роскошь, образ недивного нового мира становится реальностью. Уже появляются настоящие манифесты social distancing, в которых нам рисуют контуры новой транспортной системы. А на самом деле — контуры мира, где мы окажемся не на «социальной дистанции», а на дне социальной пропасти.

Пожалуй, лучшее описание такой «транспортной антиутопии» сделано в статье «Мобильность населения до и после пандемии. Транспорта в нынешнем виде уже не будет» Кирилла Янкова, заведующего лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, опубликованной «Ведомостями»

Это очень интересный, корректный, умеренно академичный, с аккуратными формулировками, рассказ о том, что должно произойти с привычным нам транспортом, когда он будет преобразован в соответствии с новейшими санитарными трендами. Откуда мы будем летать, куда ездить на поездах, как добираться до работы, сколько это будет стоить.

Спойлер — все будет достаточно дорого, чтобы каждая поездка для вас становилась экстремальным событием.

Выглядит рассказ так, будто приветливый доктор объясняет пациенту, как правильно будут его лечить и как хорошо ему будет жить после операции. Правда, добрый доктор не уточняет, что жить пациент будет навечно прикованным к больничной койке. Почему такое сравнение? Потому что транспортная система в ее существующем виде — это ноги современного человека. Если эта система превратится в то, что задумали адепты «социального дистанцирования», значит, вместо ног у народа окажутся протезы, притом очень дорогие.

Путешествия только для богатых

Что же нас ждет после великого «преображения транспорта»? Ключевым фактором передвижения станет «социальная дистанция» (хотя правильнее называть ее не социальной, а физической)», объясняет Кирилл Янков. А значит, требованием к транспорту будут максимальные расстояния между пассажирами и его минимальная загрузка.

То есть с самолетами — точнее, с доступными по цене авиаперелетами, нам придется попрощаться. Сами самолеты не запретят, особенно на дальние расстояния, но кресел в салоне будет меньше, или будет меньше пассажиров, или «будет предложена компоновка с мини-купе». Но, как ни крутись, «все это приведет к росту цен на билеты в 3–4 раза по сравнению с временами до COVID-19», объясняет Кирилл Янков.

В три-четыре раза — это билеты нынешнего «первого класса» и дороже. Человек десять раз подумает, прежде чем обременять собой воздушный транспорт, и скорее всего никуда не полетит. Ведь дешевых чартеров «на юг» тоже не будет. Ну разве что раз в два-три года, подкопив денег можно будет рискнуть и отправиться в отпуск. Но так не получится, «дальние поездки (и деловые, и на отдых) будут планироваться не за полгода, а за пару недель — месяц».

Почему — понятно. Новый карантин могут объявить в любую минуту, в правилах авиакомпаний это наверняка будет основанием не возвращать деньги за билет. Добавлю — даже если карантина и не объявят — человек, чихнувший на посадке, будет сниматься с рейсов без разговоров и компенсаций. Так что сидите дома или покупайте билеты в один конец.

Впрочем, лететь вам будет неоткуда, поскольку «целесообразно будет заморозить и строительство, и реконструкцию аэропортовой инфраструктуры… Несколько аэропортов, в основном в европейской части России… скорее всего придется законсервировать…», объясняет Кирилл Янков. Так что хочешь все-таки добраться до воздушной гавани — добро пожаловать в столицу или в ближайший миллионник.

Правда, добраться туда будет непросто — на расстояние «одного дня» — 400–500 км придется ехать на собственном автомобиле. Никаких райдшерингов (бла-бла-кар и все такое) и автостопов. Они если и не будут запрещены, то наверняка окажутся сильно ограничены. С одной стороны, страхом людей, а с другой — требованиями «соблюдать масочный режим» и проверками на дорогах. В новом карантинном мире — взял попутчика, считай, подорвал национальное здравоохранение. Тем более карантин может, как мы убедились, объявляться в любом месте, в любое время, по любому случаю и в любом формате.

Да, междугородные автобусы «как недорогая альтернатива» останутся, «хотя, возможно, и в них уменьшится количество мест и появятся разделенные прозрачным пластиком мини-купе». Все эти новшества, разумеется, будут включены в цену билета, так что «недорогой альтернативой» автобусы быть перестанут.

Да, но у нас ведь остается поезд, транспорт бедняков! Тем более, как утешают «Ведомости», «рост цен на железнодорожные билеты (в России) будет значительно меньшим, чем на самолетные, этому будет способствовать и то, что цены на плацкартные и общие вагоны до сих пор регулируемые». Ох, что-то подсказывает мне, что там, где регулируют цены на билеты, билетов, бывает, не купить ни по каким ценам. Но хоть бы их и регулировали, плацкартным и общим вагонам придет конец — как обеспечишь в них «социальную дистанцию»? Вместо них будут продажи по одному билету в купе (по цене купе, естественно), и «разработки новых вагонов, вероятно, пойдут в сторону типа «капсульный отель» и купе с креслами для сидения. Возможно, вспомнят вагоны XIX в., в которых из каждого купе был свой выход на платформу». Все это, очевидно, не удешевит перевозку, а поскольку авиационной альтернативы не будет, поездка на поезде станет дорогим удовольствием.

Прощание с городами

Но допустим, вы все-таки добрались до большого города. Общественный транспорт, понятно, к тому времени будет уже переформатирован исключительно для одной задачи — переброски граждан из спальных районов в офисы и на промплощадки с минимальным количеством остановок и пересадок. Может быть, вообще останется только «магистральный транспорт», из одного района в другой.

Метро сохранится — поскольку будет главным генератором прибыли от продажи масок и перчаток.

В какой-то момент их будут просто включать в цену билета — чтобы активировать его, надо будет купить комплект средств защиты в вендинговом автомате (даже странно, что такая идея еще не реализована). Альтернативой всему этому окажется автомобиль — но понятно, что стоять он будет дольше, чем ехать, — вернутся пробки, а парковок больше не станет. Зато парковки станут дороже.

Понятно, лекарством от пробок может стать развитие удаленной занятости и гибкие рабочие графики — не всем надо обязательно присутствовать в офисе прямо с 8 утра. Но здесь возникает «ключевой вопрос» и Кирилл Янков формулирует его с хирургической точностью.

«Ключевой вопрос: хватит ли оттока с общественного транспорта на личный и эффекта от роста удаленной занятости, чтобы наполняемость магистрального общественного транспорта в пиковые часы позволяла не ехать пассажирам впритирку друг к другу?»

Что если не хватит? Тогда понадобятся решения другого уровня, которые автор деликатно называет «не транспортными мерами для снижения нагрузок на транспорт». И меры эти таковы.

Во-первых, «жесткие ограничения на строительство, фактически запрет на рост полезных площадей (как жилых, так и нежилых) на единицу территории». То есть столица по-настоящему становится «нерезиновой». Добавлю, что следствием станет рост цен на жилье и рост стоимости аренды.

А что же делать тем, кто впишется в новые реалии? Для них есть «не транспортная мера» номер два. Это «умеренная деурбанизация», которая, как объясняют «Ведомости», «проявится в росте спроса на индивидуальное жилье в 150–250 км от Москвы…».

Ну как раньше высылали на сто первый километр, а теперь все сами поедут на сто пятьдесят первый.

Социальная пропасть

Так вот, что на самом деле означает «социальное дистанцирование»! Если все описанное выше произойдет, мы получим вечное разделение общества на тех, кто может позволить себе бизнес-джет, большой автомобиль (для обеспечения внутренней дистанции в салоне), и кому оплатят командировку по тройной цене в отдельном «купе», в поезде или в самолете. И на всех остальных, кто поедет вон из города, в рамках «умеренной деурбанизации». Давайте называть вещи своими именами — поедет в «рабочие зоны», в социальные резервации. И там останется.

И еще будет отмечаться в санитарной комендатуре, например.

Такое социально дистанцированное общество больше всего будет похоже на государство царя Ивана, с его «опричниной» и «земщиной». Одним из ключевых элементов такого разделения еще в XVI веке был уровень доступа к транспорту и степень территориальной мобильности — «опричнина» контролировала выход к единственному российском порту на Белом море и речное сообщение, а «земщина» была фактически отрезана от удобных дорог.

И только не воображайте себе деурбанизированную жизнь как времяпровождение на природе с планшетом в руках. Кого отправят на такую удаленку, тот будет по 10 часов смотреть в экран компьютера, а программа будет следить, чтобы человек не отвлекался от работы. А зарплата будет ниже — во-первых, незачем, расходов у тебя должно быть меньше. Во-вторых, не понравится — отключат от корпоративного аккаунта, а другой работы в «деурбанизированном городе» может и не найтись. На днях даже Марк Цукерберг объявил, что его корпорация создаст все условия для тех, кто захочет работать удаленно, хоть из другого города. Только, добавил директор Facebook, платить вам мы будем, исходя из уровня стоимости жизни в месте вашего проживания. Неужели у нас будет иначе? Нет, будешь работать на компанию в Москве, а получать зарплату, исходя из стандартов «деурбанизированного города» километров за двести от столицы. А будешь качать права — пойдешь искать работу. И пойдешь пешком. А где еще побежишь — чтобы не опоздать — ведь «транспорта в нынешнем виде уже не будет».

Пора выздоравливать

Современная экономика, да что там экономика — вся современная жизнь, и структура современного общества — это в огромной степени производная от современной системы даже не транспорта, а системы перемещения людей. Системы, которая с каждым годом становилась комфортнее, дешевле, быстрее, и вдобавок постоянно провоцировала рост социальных контактов, рост «слабых связей», расширение кругозора и круга общения, позволяла вам подпитывать мозг новыми впечатлениями, менять среду обитания, менять судьбу… Разрушив эту систему под самыми благовидными предлогами «заботы о здоровье», вы не только разрушите фундамент экономики, вы разорвете в клочья социальную ткань.

Это не «транспорта в нынешнем виде не будет». Это у вас жизни не будет. Не то что ездить — начальники вам по земле ходить не дадут.

А что же делать? Очевидно, придется платить за возвращение к нормальной жизни и сохранение существующих поездов и самолетов, за комфорт и драйв больших городов. И платить много. Поскольку денег в бюджете снова нет, собирать народный миллиард на вакцину и на прививки, прямо по рублю, из личных средств. Преобразовывать «дома престарелых», оказавшиеся центрами распространения инфекции в Европе. То есть покупать старикам отдельные квартиры, оплачивать им прислугу и медперсонал. Оплачивать тотальное тестирование. Вводить страховки «от вируса», обогащая страховщиков, но тут уж ничего не поделать. Видимо, придется «держать под парами» больничные комплексы и щедро платить врачам. Да, это цена, которую придется заплатить.

Дорого? Ну это надо считать. Не может быть, чтобы это было дороже, чем полное переформатирование транспортной системы и последующее вечное сидение на условном «двухсотом километре», без шансов оттуда выбраться. Но альтернативой общему выздоровлению может стать не «социальное дистанцирование», а чудовищное социальное расслоение, ни физически, ни социально непреодолимая пропасть между «первым классом» и всеми, кому не удалось в него попасть.

В общем, надо экстренно выздоравливать. Чем скорее, тем лучше. И думать, как впредь лечиться таблетками, а не «деурбанизацией» и падением большей части общества на социальное дно.

№ 544 / Дмитрий ПРОКОФЬЕВ / 29 мая 2020
Статьи из этого номера:

Получится ли у «Надежды» отправиться по следам Беллинсгаузена?

Подробнее

​Скорее, видимо, нечетные, чем почетные…

Подробнее

​Другой Ухань

Подробнее