Общество

​Другой Ухань

Корреспонденты «Новой во Владивостоке» познакомились с тайнами одиозного города задолго до пандемии

​Другой Ухань

Возложение венков к могилам советских летчиков


Широкие круги узнали об Ухане после вспышки коронавируса. Однако для истории российско-китайских отношений 12-миллионное трёхградье Ухань, объединившее города Ханькоу, Учан и Ханьян, — важнейшая точка. Именно в Ханькоу начинался «великий чайный путь». Чай отсюда везли в Россию через забайкальскую Кяхту. В Ханькоу появились русские купцы и чайные фабрики. К концу XIX века, пишут востоковеды Виктория Шаронова (Москва) и Чень Кайке (Пекин), русские коммерсанты покупали треть всего чая на ханькоуском рынке. Россия стала ведущим импортером китайского чая.


На берегу Янцзы под Уханем

В 1891 году Ханькоу посетил цесаревич — будущий император Николай II (единственный визит в Китай представителя дома Романовых). Он прибыл в чайную столицу по Янцзы на пароходе «Владивосток». В 1896 году в Ханькоу откроется русская концессия — чайным коммерсантам отводился участок в «вечную аренду», здешнюю набережную назвали Николаевской.

Здесь же, а именно в Учане, началась Синьхайская революция 1911-1912 года, в результате которой династия Цин была низложена. Причем интересно, что спусковым крючком революции стал случайный взрыв бомбы на территории русской концессии, выдавший полиции конспиративную квартиру революционеров.

В 1924-1927 гг. главным военным советником сначала Сунь Ятсена, а потом Чан Кайши состоял Василий Блюхер — легендарный полководец Гражданской, бывший военный министр Дальневосточной республики. Китайские генералы приняли предложенный Блюхером план «северного похода»; осенью 1926 года войска Чан Кайши взяли Ханькоу, Ханьян и Учан. Сюда же перенесли столицу контролируемой гоминьдановцами территории, из-за чего штаб Блюхера некоторое время базировался в Ханькоу. «Скоро мы дошли до небольшого зеленого сквера, с четырех сторон окруженного нарядными двухэтажными кирпичными коттеджами европейского типа. Это и был Локвуд-гарденс — резиденция русских советников», — писал востоковед Марк Казанин, служивший в китайском штабе Блюхера в 1927 году. Казанин высоко оценивал перспективы Уханя: «Расположенный на великой судоходной реке в самом центре густонаселенной части Китая, он имел все основания сделаться важнейшим экономическим центром, чем-то вроде китайского Чикаго». Весной 1927 года в Ухане прошла Тихоокеанская конференция профсоюзов, в которой приняли участие видные партийные деятели СССР — Соломон Лозовский, Виссарион Ломинадзе, Рафаэль Хитаров… «Старый, запыленный город превратился в один из центров земного шара, в котором бился пульс мирового революционного движения», — вспоминал Казанин.

Следующий эпизод русской истории Уханя относится к японо-китайской войне 1937-1945 гг. Помогая Мао, СССР поддерживал в борьбе против Японии и правительство Чан Кайши, заключившее с коммунистами временное перемирие. Из взятого японцами Нанкина китайское правительство перебралось в Ухань. С июня по октябрь 1938 года здесь шло «сражение при Ухане». Именно над Уханем происходили самые ожесточенные воздушные бои с участием советских летчиков-добровольцев, среди которых были такие «звезды», как Степан Супрун, Константин Коккинаки, Тимофей Хрюкин, Павел Рычагов. Отсюда же советские бомбардировщики в феврале 1938 года вылетали бомбить Тайвань. Всего в Китае погибло 211 советских добровольцев, причем около половины — при обороне Уханя, где в Парке освобождения находится мемориальное кладбище русских летчиков.

Японцы взяли Ухань в том же 1938 году, в 1944-м город серьезно пострадал от американских бомбардировок. После разгрома Японии гражданская война в Китае продолжилась. В мае 1949 года коммунисты взяли Учан, Ханьян и Ханькоу. Осенью того же года сюда прибудет военкор «Правды» Константин Симонов, стихи которого «Переправа через Янцзы» начинаются так:

Мы плывем на лодке через Янцзы —

Голубую реку,

я, переводчик

и еше три человека.

Мы плывем на тот берег — в Учан

из Ханькоу.

А река!

Какая река!

Я еще не видел такого!..

№ 544 / Олег МАКАРОВ, фото Юрия МАЛЬЦЕВА / 29 мая 2020
Статьи из этого номера:

Получится ли у «Надежды» отправиться по следам Беллинсгаузена?

Подробнее

​Скорее, видимо, нечетные, чем почетные…

Подробнее

​Другой Ухань

Подробнее