Политика

​Беспретендентное дело

История с не-назначением председателя Мосгорсуда «и других» иллюстрирует, кто и как на самом деле решает кадровые вопросы в судебной системе

​Беспретендентное дело

Сегодня, 1 июня, Высшая квалификационная коллегия судей РФ (ВККС) разместила на своем сайте повторное объявление о конкурсе по должности председателя Московского городского суда. На прежний конкурс (срок истек 15 мая) ни одного (!) заявления подано не было. Ситуация не то чтобы беспрецедентная: есть такие суды, возглавлять которые никто особо и не хочет (например, Краснодарский краевой после отставки его председателя в 2018 году), и тогда кому-то из обоймы председателей судов и их замов, которая всем в судебной системе более или менее известна, поступает такое предложение, от которого отказаться без последствий уже невозможно.

Но речь о ключевой должности председателя Мосгорсуда: при прочих равных условиях на нее нашлась бы масса охотников — включая саму Ольгу Егорову, а она, как говорят, и не против. Вроде бы она уже отработала возможные без ротации два срока (а фактически три), но хитрые лазейки в законах позволяют ей (тоже вроде бы, потому что тут важно, как это трактовать) претендовать на свое место снова — см. об этом подробнее «Обнуление Ольги Егоровой» у нас на сайте за 15 апреля.

Нерешительность Егоровой, видимо, объяснялась тем, что в конце прошлого — весной нынешнего года она получила несколько внятных сигналов в виде отмены решений московских районных и городского судов и даже частных определений в их адрес — среди «понимающих» это было расценено как недвусмысленные «черные шары». Опытная аппаратная чиновница (а не только судья), Егорова, видимо, утрясала какие-то вопросы за пределами судебной системы. А пока она их не решила, так или иначе (этого мы пока знать не можем)

для любого другого подавать на конкурс «поперек батьки» тоже было вроде самоубийства.

В телеграм-каналы сливались сведения о каких-то якобы претендентах, но скорее с целью, наоборот, «расстрелять» их на дальних подступах к заветному посту. То есть делаем вывод: в отношении этого поста — при том что Егоровой подавать заявление руководство ВС РФ точно не рекомендовало — никому другому подобных предложений тоже сделано не было — или... Или их принятие грозило еще худшими последствиями, хотя и с какой-то другой стороны.

Новое объявление о конкурсе было дано не в общей обойме вакансий, объявленных заседавшей тогда (26–29 мая) ВККС, а отдельно, 1 июня, по двум кандидатурам — наряду с председателем Московского объявлена вакантной должность зампреда Верховного суда — председателя Коллегии по гражданским делам. Занимавший ее Василий Нечаев подал в отставку по возрасту (70 лет), хотя очередное смягчение планки в отношении высших судей позволяло ему сохранить должность до 76 лет. Это важный «контекст», здесь все может быть связано с какими-то аппаратными договоренностями и «разменами».

И в этом контексте важной тайной остается еще одна линия — с другим замом В.М. Лебедева — председателем Коллегии ВС по экономическим спорам (это арбитражные суды, рассматривающие споры зачастую на астрономические суммы). Сейчас этот пост занимает Олег Свириденко — фигура не только одиозная в глазах правоведов (в частности, «Диссернет» аргументированно, но безуспешно пытался лишить его докторской степени за плагиат), но не симпатичная и самому председателю ВС РФ Вячеславу Лебедеву.

Конкурс на вакантную должность в связи с истечением срока полномочий по закону объявляется за полгода, а очередной срок полномочий Свириденко истекает в августе. Соответственно, в феврале он подал заявление в ВККС, несмотря на отрицательные характеристики.

Заседание было бурным, задавались вопросы, в том числе о запутанной личной жизни и имуществе Свириденко,

ему ставилась в упрек волокита (возможно, и сознательная, судя по тону вопросов) при рассмотрении жалоб в рамках конкретных дел. Стенограмма открытого февральского заседания ВККС попала в прессу (опубликована, в частности, Александром Минкиным в «МК») и вызвала скандал.

Несмотря на то что кандидатуру Свириденко не поддержали представитель Лебедева — его первый зам Петр Серков, Совет судей и председатель ВККС Николай Тимошин, эта кандидатура была одобрена большинством голосов с минимальным перевесом. В ВККС наряду с 18 представителями судов (различных, в том числе арбитражных) входят 10 «представителей общественности» (чаще всего юридических вузов) и представитель президента Максим Травников — начальник управления президента РФ по вопросам государственной службы и кадров, — он-то как раз и просил поддержать Свириденко.

Однако, вопреки обыкновению, его кандидатура не была сразу же представлена и так называемой кадровой комиссии АП (Комиссии по предварительному отбору кандидатур для назначения на должности федеральных судей). Многие в заинтересованных кругах ожидали, что кандидатура Свириденко будет рассмотрена «в период карантина под шумок», но пока такого заседания кадровой комиссии не было. А когда и если оно будет, мы мало что узнаем: в отличие от заседаний ВККС, кадровая комиссия собирается в закрытом режиме, а голосуют здесь, наряду с В.М. Лебедевым (председатель комиссии) и другими судейскими, тот же М.А. Травников, представители ФСБ, Генпрокуратуры, начальники профильных управлений АП и почему-то Анатолий Кучерена, а новый советник президента — председатель СПЧ, в отличие от прежнего, в состав этой комиссии не вошел. Ни расклад голосов в ней, ни аргументы, по которым та или иная кандидатура отвергается или поддерживается — и только в этом случае представляется президенту, — не публикуются.

Истории как с Ольгой Егоровой, так и с Олегом Свириденко еще не закончились, но они, по крайней мере, показывают, что ни председатель Верховного суда, ни судейское сообщество не имеют решающего голоса при назначении ключевых фигур в судебной системе.

Кадровые решения принимаются не здесь и не прозрачно, и, как говорится (в смысле возможного размена кандидатур) «торг уместен».

Шансы Егоровой сейчас зависят от того, в какую сторону повернется рост активности «силовиков», чьим послушным орудием по делам с политической подоплекой она всегда являлась до прошлого четверга, когда Мосгорсуд в апелляции вынес (законное) решение, отменив 15-суточное наказание первому участнику пикетов в поддержку «омбудсмена полиции» Воронцова Виктору Немытову. Однако аналогичная апелляция по жалобе Ильи Азара, по которой неминуемо (в рамках принципа единообразного правоприменения) сегодня, 1 июня, должно было быть принято такое же решение, без внятного объяснения причин перенесена на 5 июня. Терять такую проверенную фигуру, особенно в преддверии «общероссийского голосования по поправкам к Конституции», в ходе которого возможны фальсификации, часто влекущие за собой, как показывает практика, массовые протесты, и особенно в столицах, в логике Кремля, конечно, рискованно.

№ 545 / Леонид НИКИТИНСКИЙ / 04 июня 2020
Статьи из этого номера:

​Чтобы вирус не вырос

Подробнее

​Журналистика еще «та»

Подробнее

​Картонный Азар тоже задержан

Подробнее