История

​Война на пороге

Сражения, начавшиеся 70 лет назад в Корее, не обошли стороной Приморье

​Война на пороге

25 июня 1950 года, 70 лет назад, началась трехлетняя война между КНДР и Республикой Корея. Она прокатилась с 38-й параллели, разделяющей Корейский полуостров примерно пополам, до самого юга, потом до самого севера, потом обратно… — дотла разрушенная страна, многие сотни тысяч жертв. Война была межкорейской, несла черты гражданской, — но за южан воевали США и еще полтора десятка стран по линии ООН, а за северян — Китай и СССР, отчего хроники звучат сюрреалистично: «В марте 1952 года китайские летчики сбили в Корее истребитель южноафриканских ВВС»…

Эта война — и наша тоже.

И потому, что ее можно считать первым горячим сражением холодной войны между вчерашними союзниками, эскизом (к счастью, скомканным) третьей мировой.

И потому, что в небе Кореи, ставшей заложницей большой геополитической игры, русские летчики дрались против американских, причем впервые в мире с обеих сторон использовалась реактивная техника.

И еще потому, что Приморье ощутило дыхание той войны еще до ввода в бой советской авиации.

Случай на Сухой Речке

8 октября 1950 года над аэродромом Сухая Речка, располагавшимся в Хасанском районе у села Перевозного (по прямой через Амурский залив до Владивостока — каких-то 30 км), появились два американских реактивных истребителя-бомбардировщика F-80 ShootingStar. На Сухую Речку незадолго до этого перебросили 821-й авиаполк на американских же «кингкобрах». «Шутинги» открыли пулеметный огонь и повредили семь машин; одна «кобра» сгорела. Главный пожар пришлось тушить дипломатам: США принесли извинения, объяснив инцидент аэронавигационной ошибкой (пилоты Квонбек и Дифендорф будто бы приняли Перевозную за Чхонджин), пообещали наказать виновных и возместить ущерб.

Споры о том, ошибка это или провокация, идут до сих пор. Как бы то ни было, инцидент замяли, для чего резоны имелись у обеих сторон: американцы не могли разобраться, куда летят и стреляют, а русские проморгали самолеты, вторгшиеся глубоко в советскую территорию. Командира 821-го полка, его заместителя и начштаба судили и понизили в должности за «слабое воспитание личного состава». В авиаполках ввели боевое дежурство, ускорили переучивание личного состава на переброшенные из-под Москвы реактивные МиГ-15, усилили противовоздушную оборону. Уже в декабре на юге Приморья был сбит американский четырехмоторный разведчик RB-29.

Через считаные дни после обстрела Сухой Речки в боевые действия на стороне КНДР вступили китайские войска генерала Пэн Дэхуая. Тогда же, в октябре, Сталин удовлетворил просьбы КНДР и КНР об отправке советской истребительной реактивной авиации для прикрытия северокорейских и приграничных китайских коммуникаций, городов, заводов (авиация северян, состоявшая из немногочисленных поршневых Як-9, Ил-10, Ла-9, уже была разгромлена). Повлиял ли на принятие этого решения случай на Сухой Речке? Ведь советские границы тоже надо было защищать от новых недоразумений или провокаций. Как бы то ни было, уже вскоре «миги» были в небе Кореи.

«Миги» против «сейбров»

Присутствие советских военных в Корее было секретом — пусть и Полишинеля. Они носили китайскую форму, их самолеты с корейскими опознавательными знаками базировались на китайских аэродромах: Аньшань, Ляоян, Андунь… «Сталинские соколы» решали на севере Кореи и в прилегающем районе Китая задачи противовоздушной обороны. Им запрещали летать над морем и пересекать линию фронта, чтобы исключить попадание в плен; даже радиообмен поначалу предписывалось вести по-корейски.

Первый воздушный бой между советскими и американскими летчиками произошел 1 ноября 1950 года. Боевой счет открыл лейтенант Федор Чиж, сбивший поршневой «мустанг», «миги» потерь не имели. На базе «корейской» дивизии развернули 64-й истребительный авиакорпус. Вскоре господству американцев в воздухе пришел конец: даже реактивные F-80 и F-84 уступали «мигам». Район китайско-корейской границы вдоль реки Ялуцзян американцы прозвали «аллеей «мигов» — MiGAlley. Пришлось отзывать из этой зоны поршневые машины, переводить «суперкрепости» B-29 на ночную работу. К весне 1951 года советские летчики контролировали небо уже до линии «Пхеньян — Вонсан».

Направленные в Корею в декабре 1950 года истребители F-86 Sabre были сопоставимы с МиГ-15; особое значение приобретало летное мастерство. 64-й корпус усилили опытными фронтовиками. Одной из дивизий командовал легендарный истребитель, трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб, другой — дважды Герой Алексей Алелюхин. 12 апреля и 30 октября 1951 года вошли в историю американской авиации как «черный четверг» и «черный вторник». Этот год стал самым результативным для советских летчиков, сбивших 550 самолетов при потерянных 70. Сергей Крамаренко — один из лучших советских асов Корейской войны, скончавшийся 21 мая 2020 года в возрасте 97 лет, — считал: наши «миги», продемонстрировав миру уязвимость стратегических бомбардировщиков В-29 (носителей атомного оружия, сбросивших на Хиросиму и Нагасаки «малыша» и «толстяка»), предотвратили глобальную ядерную войну.

В конце 1951 года корпус пополнялся улучшенными МиГ-15бис, но и американцы ввели в бой модернизированные «сейбры». Первая половина 1952 года оказалась самым неудачным для советской авиации периодом: в бой бросили новичков из войск ПВО, потери возросли…

Всего в 1950–1953 гг. советские летчики сбили 1106 самолетов противника, потеряв 335 своих. Данные противоборствовавших сторон, как обычно, отличаются, но по любому счету воздушную войну выиграла авиация СССР.

В ней принимали участие и приморцы. Сведения об этом приводит в книге «Красные дьяволы» в небе Кореи» («Яуза-Эксмо», 2007) историк Игорь Сейдов.

Так, в июле 1952 года в Мукден из приморской Варфоломеевки прибыла 32-я Краснознаменная авиадивизия полковника Гроховецкого из 54-й воздушной армии. Среди асов дивизии — Семен Федорец (семь побед, сбил лучшего аса США Джозефа Макконнелла), а также Борис Сиськов и Григорий Берелидзе, сбившие в Корее по пять самолетов. Здесь же воевал — сбивал, сам был сбит и награжден — Лев Колесников, сын Петра Матвеева (он же Нон Эсма — литератор, философ, сын первого летописца Владивостока Николая Матвеева) и Александры (Аси) Колесниковой — юношеской любви писателя Александра Фадеева, с которой тот познакомился во Владивостоке, — это к вопросу о странных сближеньях. Колесников — еще и писатель, оставивший автобиографическую повесть «Голубая, очень голубая, удивительно голубая река» об этой почти не отраженной нашей литературой (чуть — у Рувима Фраермана, чуть — у Романа Кима…) войне.

В августе 1952 года в Китай прибыл (без техники) 578-й истребительный авиаполк Тихоокеанского флота подполковника Доброва. 15 сентября в первом же бою эскадрилья капитана Андрющенко потеряла две машины. «Проявилась недоученность резко маневрировать звеном и вести бой на огромных скоростях и запредельных перегрузках», — вспоминал капитан. 29 сентября — первый погибший: старший лейтенант Иван Мещеряков (хоронили летчиков в Порт-Артуре, старших офицеров в Уссурийске — тогда Ворошилове; уссурийские могилы, заброшенные и уже начавшие разрушаться, привели в порядок лишь весной 2020 года, после письма Сергея Крамаренко губернатору Олегу Кожемяко). 26 ноября — вновь неудача: сбиты и катапультировались Царьков и Дорошенко. Зато 16 декабря восьмерка капитана Швецова без потерь сбила два «сейбра» (победы майора Ободникова и капитана Кокоры). До февраля 1953 года 578-й полк сбил четыре «сейбра» и подбил два, потеряв 11 машин и двоих пилотов, и вернулся в Приморье. Командование отметило слабую подготовку морских летчиков.

На замену с приморского аэродрома Новороссия отправились летчики 781-го истребительного полка ТОФ подполковника Снопкова. Теперь «моряков» вводили в бой осторожнее. 9 марта летчик Касприк сбил первый «сейбр», но его не засчитали — не было подтверждения. Последние победы в Корее советские летчики одержали 20 июля 1953 года, причем отличились пилоты 781-го полка: восьмерка майора Бакарася, прикрывая мост через Ялу, сбила два «сейбра» и подбила один (атаки майора Чиркова, старшего лейтенанта Шерстнёва и капитана Клочкова), не понеся потерь. Всего этот флотский полк сбил двенадцать и подбил семь машин при потерянных девяти «мигах» и пятерых пилотах.

Упомянем также, что лучший советский ас Корейской войны и самый результативный в мире пилот реактивной истребительной авиации Николай Сутягин (22 победы в Корее) с 1942 года служил в Приморье — в Воздвиженке и Камне-Рыболове, в 1945-м освобождал Китай.

Инцидент в Японском море

18 ноября 1952 года с американских авианосцев «Орискани» и «Принстон», подошедших к самой советско-корейской границе, поднялась группа самолетов. На их перехват с приморского аэродрома Унаши капитан 781-го полка ТОФ Беляков повел четверку «мигов». У острова Фуругельма «мигов» атаковали восемь палубных «пантер» и четыре «бэнши». Выжил в этом бою лишь один летчик — Борис Пушкарёв (погибнет в Корее в схватке с «сейбрами» в июне 1953 года); Николай Беляков и Александр Вандаев были сбиты, подбитый «миг» Владимира Пахомкина также упал в море возле мыса Льва в Хасанском районе. Как и в случае с Сухой Речкой, инцидент постарались замять.

Последние жертвы

27 июля 1953 года, когда в корейском Панмунджоме только что заключили перемирие, из Порт-Артура во Владивосток вылетел пассажирский Ил-12 Тихоокеанского флота. Над территорией Китая безоружный «ил» атаковал американский пилот Ральф Парр. Все находившиеся на борту — 21 человек, включая 16 офицеров, — погибли. По одной версии, США специально охотились за этим бортом, думая, что на нем во Владивосток отправятся высшие чины ТОФ или даже маршал Малиновский, командовавший войсками Дальневосточного округа. По другой — Парр хотел стать «двойным асом», записав на счет десятую победу. Жертвы его атаки похоронены в Жариковском сквере Владивостока. А уже 29 июля у острова Аскольд пара МиГ-15 сбила RB-50 — американский разведчик с 16 членами экипажа на борту.

***

Стала ли прошлым война, завершившаяся на той же 38-й параллели, где и началась? В Панмунджоме заключили не мирный договор — лишь соглашение о прекращении огня. К тому же южане вообще отказались ставить подпись.

На корейско-корейской границе, в демилитаризованной зоне, продолжается 1953 год. 38-я параллель из границы географической превратилась в ментальную.

Июньские новости с Корейского полуострова — обмен агитлистовками, выключение Пхеньяном линий связи с Сеулом, взрыв узла межкорейской связи, планы КНДР ввести войска в ДМЗ, отставка южнокорейского министра объединения Ким Ён Чхоля… — подтверждают: огонь прекращен, но не погашен. Может вспыхнуть.

Советский «Миг» в небе Кореи

№ 548 / Василий АВЧЕНКО / 25 июня 2020
Статьи из этого номера:

​Траектория краба

Подробнее

​Первая древнейшая

Подробнее

​Война на пороге

Подробнее