Общество

​Первая древнейшая

Навстречу заседанию Думы города Владивостока

​Первая древнейшая

Нашу профессию называют второй древнейшей (есть даже известный роман о журналистах американца Роберта Сильвестра, который так и называется — «Вторая древнейшая профессия»); это справедливо — с давних времен кто-то должен был рассказывать человечеству новости.

А еще есть первая древнейшая — в чем она состоит, все мы, взрослые люди, хорошо знаем. В одних странах мира она под запретом; в других — не просто легальна, но и соотносима с другими, не менее уважаемыми профессиями (профсоюзы, пенсионное обеспечение и т.д.).

А еще иногда первая древнейшая наполняется политическим содержанием. Обычно это наблюдается тогда, когда люди еще вчера «прынцыпиально» голосовали за одно, а сегодня не менее «прынцыпиально» за другое. С неменяющимся выражением полной непогрешимости на лице. Очевидно, именно это мы сегодня будем наблюдать на очередном заседании Думы Владивостока, хотя и проходить оно будет в онлайне. Но тут, конечно, важны не технологии, а несокрушимая «прынцыпиальность».

Скучно уже в которой раз рассказывать о феерическом позоре, на который обрекла себя городская дума с вопросом о присвоении званий почетного гражданина Владивостока в этом, юбилейном году. Сначала грубейшим образом нарушив собственные нормативные акты. Затем изобразив неподдельную радость на лице (см. действия г-жи Таран) от полученного предписания прокуратуры об устранении допущенных нарушений: «Ну наконец-то!.. Счастье-то какое!.. Мы ж так мечтали сделать эту процедуру максимально открытой и прозрачной!.. Слава богу, научили нас наконец-то!»

Для чего в думе существует юридическая служба — остается при этом большой загадкой. Такой тотальный непрофессионализм надо еще поискать.

Хотя, с другой стороны, профнепригодность, похоже, становится той обязательной чертой, по которой подбираются не только думские юристы, но и сами депутаты, да и чиновники.

«Новая» уже рассказывала о том, как на заседании комитета по социальной политике абсолютно беспомощным (есть мнение, что специально) показал себя депутат Примаченко, не знающий той нормативной базы, за которую сам же голосовал несколько месяцев назад.

Такую же избирательную амнезию на последнем заседании того же комитета (на котором с безысходным единодушием было принято решение удовлетворить требование прокурора) продемонстрировала первый заместитель главы города госпожа Козерацкая. Старательно снимая с себя всякую ответственность, она заявила, что, дескать, конечно, документ принимался в 2008 году, когда не существовало ныне действующих антикоррупционных требований. Бинго, госпожа Козерацкая! Откуда же первому вице-мэру знать, что поправки в Положение о присвоении почетных званий вносились в 2009, 2011, 2013, 2014 годах и — о, боже! — даже в феврале 2020 года. И одобрялись мэрией. Ну действительно, откуда знать? Чиновники же по определению никогда ни в чем не виноваты!

…Если серьезно, то тут еще беда вот в чем. Заварили всю эту отвратительную кашу чиновники и депутаты, а стыдно мне. Стыдно моим коллегам и друзьям. Стыдно обычным, нормальным горожанам. Стыдно перед нашими заслуженными и уважаемыми земляками, которые вынуждены теперь проходить через всю эту безобразную процедуру.

А вот им, каждый раз «прынцыпиально» голосующим — им не стыдно. Ну нельзя в трезвом уме поверить, что кто-то из руководства думы или администрации города способен сказать: «Извините нас, мы тут натворили черт-те что. Сейчас постараемся исправить, простите, пожалуйста».

Нет, у этих людей, похоже, гортань устроена эдак, что такие слова просто физиологически не произносятся.

Хотя, может, это тоже «прынцыпы» такие?

№ 548 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 25 июня 2020
Статьи из этого номера:

​Траектория краба

Подробнее

​Первая древнейшая

Подробнее

​Война на пороге

Подробнее