Экономика

​Константин ШЕСТАКОВ: время выходить на свет!

Перспективы сезона: от кемпингов и глэмпингов до круизов и игорной зоны

​Константин ШЕСТАКОВ: время выходить на свет!

Туристическая отрасль, ставшая за последние годы одним из заметных драйверов приморской экономики, по понятным причинам переживает глубокий спад. Через пару недель летний сезон выйдет на пик, однако перспективы, мягко говоря, туманны.

Что происходит в отрасли? Есть ли свет в конце тоннеля? Каковы честные, реальные перспективы? С этими вопросами «Новая во Владивостоке» отправилась к заместителю председателя правительства Приморского края Константину ШЕСТАКОВУ, который уже много лет курирует туристическую сферу.

— Константин Владимирович, готовясь к этой встрече, я пересмотрел наше последнее с вами интервью — это было ровно четыре месяца назад, на рубеже февраль/март (см. «Новая газета во Владивостоке» № 532 от 5 марта 2020 г.), когда вся эта история только заваривалась…

— Поменялось всё…

— Да! В том разговоре мы с вами были фантастическими оптимистами, верящими, что ну еще 2–3 месяца — и жизнь войдет в свою колею. Я думаю, это говорит только о том, что ни мы, ни руководители государств, ни врачи — никто никогда не сталкивался с такой ситуацией. Опыта у всех — ноль. Все решения принимаются на ощупь, на ходу…

— Сейчас все решения, которые принимаются, порой заставляют, что называется, переобуваться в воздухе. Да, порой на ощупь, а как иначе?

— Понятно и то, что все субъекты смотрят друг на друга: оценивают удачные и неудачные решения…

— Безусловно. Вы же знаете о майском решении в Хабаровском крае (чуть ли не на пике заболевания) открыть все. В результате коллегам рекомендовали вернуться назад, чуть ли не к первоначальному этапу — это, безусловно, очень тяжелое решение. Мы шли — и идем — достаточно осторожно, я бы сказал, вдумчиво, исходя из тех соображений, что если уж мы открываем гостиницы или общепит, то понимаем, что отступать не будем.

— Разговаривая в феврале, мы с вами уже понимали, что въездной туризм обрушился, и поэтому в основном речь шла о внутреннем, российском туризме. И вы привели такую цифру: в 2019 году Приморье посетило 4 миллиона российских туристов. Мы не будем сами себя обманывать, потому что хорошо понимаем, что в этом году к таким цифрам и близко не подойдем. И тем не менее: какие наметки? Процентов 20 от этой цифры мы поднимем в этом году?

— Я все-таки думаю, что до 50 процентов. До двух миллионов. Понятно, что июнь из пляжно-курортного сезона выпал, хотя, по большому счету, он и прежде «ударным» не был; это месяц традиционных туманов и мороси. Но у нас впереди август-сентябрь, и мы очень надеемся, что эпидемиологическая обстановка позволит работать базам отдыха и санаториям в полный рост. Ну и, соответственно, вся инфраструктура, которая завязана вокруг пляжей — и базы отдыха, и кемпинги, и глэмпинги — все возможные варианты будут реализованы в полный рост.

— Грубо говоря, Шамора, Хасанский район, территория вокруг Находки…

— Да, естественно. И я вижу несколько активных инициатив, которые даже сейчас, на фоне текущей ситуации, пытаются реализоваться в разрезе создания инфраструктуры, например — глэмпингов…

— Простите мое незнание: что такое глэмпинг?

— Облагороженный кемпинг. Если коротко: кемпинг более высокого уровня — нормальный туалет, душевые, плюс акцент на благоустройство прилегающей территории. И несколько таких проектов прямо сейчас уже реализуются — в частности в Хасанском районе, в бухте Петрова, под Находкой.

Наконец, средний чек — не то чтобы он приятно удивил, но это уже несколько другие цифры. Если в 2019 году средняя цена колебалась в районе 7–8 тысяч за домик, то сейчас она в районе 4,5 тысячи, что не может не радовать.

— В прошлый раз вы рассказывали, что подчиненные вам структуры стараются активно продвигать тему отдыха в Приморье именно среди дальневосточников; в первую очередь среди условной аудитории до 35 лет, то есть тех, кто еще зачастую не обременен детьми и может жить в более неприхотливых условиях. Насколько удалось продвинуться в этом направлении?

— Ситуация следующая. Ввиду того что полностью коллективные средства размещения откроются, дай бог, через пару недель, а малые такие же средства, которые находятся на арендованных площадях, откроются еще чуть позже, то мы активную фазу продвижения в СМИ и соцсетях региона начинаем именно сейчас, буквально.

— А есть какие-то предварительные цифры по бронированию по базам отдыха, кемпингам и т.д.?

— Нет таких цифр и быть не может. Официально все пока закрыто. Открыто, если говорить о средствах размещения, на весь край 88 классифицированных соответствующим образом гостиниц. Это наши реалии на текущий момент. Понятно, что административные комиссии работают по тем нерадивым базам отдыха, которые уже «потихоньку» открылись, пренебрегая решениями, которые принимались на краевом уровне. С ними разбираются; понятно, что такое есть, что очень хочется заработать… Но официально на сегодня открыты только названные мною гостиницы. На этом все.

— Это, условно, «Лотте», «Приморье», «Экватор»… — которые к летнему отдыху имеют мало отношения.

— Да. Поэтому по бронированию именно летне-туристическому пока говорить бессмысленно, потому что мы должны отталкиваться от той даты, когда мы поймем, что официально базы отдыха будут открыты… с такого-то числа. Вот тогда начинается прямая рекламная кампания, прием интернет-заказов и т.д. На сегодняшний день согласно решению российского правительства бронирование таких услуг запрещено. До официального открытия.

Добавлю, что параллельно губернатором была поставлена задача вывести из тени те коллективные средства размещения, которые работают, скажем так, в «серой» зоне. И мы в рамках государственной программы «Развитие туризма в Приморском крае» на 2020-2027 годы нашли такой механизм, достаточно успешный, на мой взгляд, и привлекательный — потому что мы уже дважды добавляли финансовые ресурсы, чтобы нарастить объемы и сдержать свое обещание: мы предложили бесплатное прохождение классификации на «звездность». Это же серьезное требование. И мы сказали: уважаемые друзья, мы готовы поддержать вас — отельеров, собственников баз отдыха, санаториев, которые готовы пройти классификацию на соответствие. Стоимость процедуры от 50 до 120 тысяч в зависимости от потенциальной «звездности». Но мы через Центр поддержки предпринимательства полностью компенсируем эти расходы. Мы видим, как растет количество обращений; в какой-то момент столкнулись с тем, что у нас выделенные на это деньги закончились, мы ходили повторно на бюджетную комиссию, и, слава богу, нас услышали и поддержали, чтобы мы смогли обеспечить максимально широкое покрытие. Поэтому сейчас хорошая возможность выйти на свет.

— Вернемся к цене: 4 тысячи сейчас или то, что было в прошлом году — 7–8 тысяч. Не будем лукавить и обманывать друг друга, но есть достаточно оправданное, на мой взгляд, мнение насчет того, что слетать во Вьетнам или Таиланд дешевле, чем отдохнуть в Хасанском районе в пик сезона…

— Безусловно. По некоторым базам отдыха это правда.

— Понятно, что есть разные уровни качества, что есть всего два месяца в году, когда на успеть «отбить» все затраты и еще что-то заработать… Но не отобьем ли мы потенциальных потребителей?

— Вернемся к базовому пониманию: рынок. Я специально изучал в конце прошлого года загрузку по «топовым» базам с высокой стоимостью. Такого уровня, как «Теплое море», «Маяк» и так дальше. Что показала практика? Мы видим максимальную загрузку! Причины понятны: это высший уровень сервиса. И вопрос упирается именно сюда: если есть запрос именно на такие услуги, то они будут предоставлены по соответствующей цене. Это, знаете, напоминает вопрос, которым мы занимались — медицинские маски. В каких-то магазинах они стоят по 25 рублей. А есть магазины, где маска стоит 9 рублей. Вот ровно так. Все зависит от того, какую задачу мы перед собой поставим. Или надо куда-то поехать, поискать — это будет стоить дешевле; либо прямо, что называется, под домом, но это уже будет стоить чуть дороже.

— Тот случай, когда без всякого вмешательства регулятора все определяет рынок.

— Да! Поэтому если есть запрос на хороший сервис для семейного отдыха с наличием бассейна, кондиционеров и прочего, то и цена будет соответствующая. Нужно ли вводить здесь какое-то государственное регулирование? Для меня это вопрос, на который я всегда отвечаю «нет». Потому что подобное регулирование вводится на крупные событийные мероприятия для того, чтобы избежать спекуляции. Ну, к примеру, чемпионат мира по футболу, когда цена номера могла доходить до нескольких сотен тысяч рублей. Вот, наверное, в такой момент должно вмешаться государство и сказать: ребята, давайте в районе 20 тысяч мы с вами остановимся. В таких ситуациях — да. А в целом, конечно, должен решать рынок.

— Будем надеяться, что в отличие от нашего прошлого безудержного оптимизма, озвученные вами чуть выше цифры — 2 миллиона туристов — окажутся реальностью. И уложиться они, в основной массе, должны в условные два месяца — с середины июля по середину сентября...

— Очень хочется в это верить, и мы приложим для этого все усилия. И да, мы сделаем акцент на той молодежи, о которой я говорил, ну и плюс детский отдых. Конечно, хотелось бы показать всему Дальнему Востоку, что Приморье — это лучшее место для летнего отдыха.

— Это однозначно. Господь послал нам теплое море и несколько солнечных месяцев. Мы ничем не лучше сахалинцев, или хабаровчан, или амурчан, но нам куда больше повезло с климатом и географией!..

— Поэтому мы и должны использовать те замечательные ресурсы, которые у нас есть. Вулканов нет. Но есть другие волшебные плюсы и преимущества…

— Аудитория соцсетей с большим вниманием наблюдает, как вы выкладываете (можно даже сказать, отчитываетесь) подробную информацию и фоторепортажи о том, что происходит сегодня в игорной зоне. И радует не только ваша активность, это само собой; радует и то, что инвестор не прекратил инвестирование в проект на фоне того, что жизнь, как все мы видим, в некотором роде замерла. И когда перспектива не звучит так, что вот уже буквально завтра и начинаем. Какая там сегодня ситуация?

— Идет массированная стройка, причем сразу по нескольким направлениям. Есть несколько структур, равно заинтересованных в том, чтобы все было реализовано. Первая — это, безусловно, сам инвестор, ЗАО «Шамбала». Они к нам пришли из Краснодарского края. Их заведение там закрылось, и они все свои мощности, в том числе финансовые, на наших глазах переводят сюда, в нашу игорную зону. Второй игрок — это правительство Приморского края. Мы, в том числе и за счет федерального софинансирования, строим автодорогу. И третий игрок — это Корпорация развития Приморского края, которая обеспечивает всю остальную инфраструктуру: водовод, водоотведение, энергетика.

— И все четко соблюдают свои обязательства?

— Если говорить по-крупному, то да. Понятно, что не без некоторых отсрочек. Я вот буквально несколько дней тому назад написал в соцсетях: погода, помоги, мы выходим на финишную прямую! Но погода меня, похоже, услышала и сделала ровно наоборот.

Конечно, мы хотели в 20-х числах июня закрыть все вопросы в полном объеме. Что удалось — по воде, канализации и энергетике все выполнено. По большому счету, нам осталось только доделать дорогу, где мы уже приступили к последнему этапу — асфальтированию. Нам осталось несколько сотен метров — по крайней мере до этого конкретного объекта. Сейчас по погодным условиям чуть сдвинемся, но, как только погода позволит, немедленно продолжим движение.

— Это — что касается обязательств Приморского края. А инвестор?

— Инвестор планирует быть в полной готовности и открыть свои двери в тот момент, когда будут сняты ограничения и ситуация будет ему понятной. Когда это будут не только приморцы, но уже поедут дальневосточники. И мы для себя понимаем, что это вполне может произойти уже в августе.

— То есть к этому моменту кровати в гостиничных номерах уже должны быть заправлены, на барной стойке должно стоять то, что должно на ней стоять и так далее?..

— Естественно. Я спрашивал у коллег: что мы увидим в первых числах июля на объекте? Ответ: в это время будет расставляться и монтироваться игорное оборудование. То есть уровень готовности на текущий момент — он уже вот такой. Лифты, к примеру, уже запущены. Отделка уже заканчивается, пару недель назад, когда я там был, укладывались ковры.

Тут ведь что еще важно. На мой взгляд, это очень хороший пример для других инвесторов. И пример, и показатель того, как мы выполняем свои обязательства.

— Абсолютно! Конечно, для инвестора крайне важно, насколько вторая сторона ответственно подходит к выполнению своих обязательств, к прохождению, как говорят, своей части пути. Ну, собственно, так было и при запуске TigerdeCristal, важно, что эта тенденция сохраняется и сейчас.

Тогда такой еще вопрос. Понятно, что пока мы можем судить только по опыту Tiger’а, тем не менее: по опыту прошлого года, сколько составили граждане России среди посетителей комплекса?

— 60 процентов.

— Ого! Я полагал, что большую часть составляют туристы из соседних стран…

— Нет. По людям все именно так. Но доходная часть — ровно в обратной пропорции.

— Значит «Шамабала» тоже вполне отдает себе в этом отчет и сейчас, очевидно, будет продвигать себя в первую очередь именно среди дальневосточников?

— Да, именно так. Они действительно хотят сделать акцент на дальневосточниках в этом году, хотя бы уже для того, чтобы прогнозировать абсолютно понятную для себя модель. То есть не строя иллюзий: а вдруг мир откроется? А когда откроется? Пусть это будет приятным дополнением, но акцент они будут делать на резидентах России. Во всяком случае, на текущий момент.

— Кто-то еще из резидентов игорной ведет активную работу?

— К сожалению, нет. Наверное, вы видели: на тех видео, которые я публикую в соцсетях, можно хорошо рассмотреть остов 12-этажной гостиницы компании NagaCorporation, но вопрос по-прежнему один: они хотели бы привезти по уже заключенному контракту около 300 граждан КНР, но… Поэтому их позиция сейчас простая: мы бы и рады (тем более что уже действительно вложено немало), но… Их можно понять, тем более что 12 этажей уже подняты: они связаны заключенными контрактами.

— Вернемся к проблемам внутреннего туризма. Пандемия, конечно, большая беда, но мы ведь понимаем, что не только она сдерживает развитие этого направления?

— Если быть реалистами и честными людьми, то главная проблема не меняется: доступность региона. Авиабилеты, железнодорожные билеты… Мы системно выходим с такими предложениями на уровень федерации, например, для включения этих позиций в разрабатываемый национальный проект по развитию туризма. Для нас это очень важно. Мы предлагаем и другие варианты развития туристической отрасли; посмотрим, насколько нам удастся доказать верность своей позиции федеральной власти.

На мой взгляд, для нас было бы очень важным открыть прибрежное пассажирское сообщение, которое связало бы между собой точки юга Приморья, муниципалитеты, которые делают особый акцент на развитие туризма, и не только. Скоростной катамаран, который регулярно работал бы на Витязь, Славянку, Большой Камень, Находку. Это очень нужно, и мы выходим с предложениями по комплексному освоению этого блока, куда входят и легкие понтонные причалы, и легкие модульные морвокзалы (как на Подножье, на Русском острове, к примеру).

Есть еще такой — для меня очевидный, а для кого-то спорный — момент: нам бы очень хотелось вернуться к вопросу об открытии дальневосточной экспедиционной круизной линии. Мы знаем, что подобное уже было в советские времена, и было крайне востребовано. Тем более что именно сейчас можно приобрести на рынке на эксклюзивных буквально условиях достаточно хорошие экспедиционные суда, может быть, относительно небольшие — кают на 100–200. И это позволило бы организовать круизную линию, которая связывала бы Владивосток, Сахалин, Камчатку, Курилы. Более того, все регионы, которые я назвал, максимально в этом заинтересованы.

Конечно, здесь тоже надо искать комплексное решение. Возможно, по линии ГЧП — государственно-частного партнерства.

Очень хотелось бы реализовать вот такие интересные проекты, которые действительно привлекли бы людей в наш регион. Мы будем над этим работать.

— Вас слышат с этими идеями наверху?

— Да, конечно. Итоговых решений пока нет, но это все активно обсуждается на самых серьезных уровнях.

№ 549 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 02 июля 2020
Статьи из этого номера:

​Письмо из Америки

Подробнее

​Говорит и показывает Уссурийск

Подробнее

​Правому рулю дали срок

Подробнее