Политика

​Забытая война: разморозка

Лидеры Азербайджана и Армении удерживают народы от серьезного столкновения

​Забытая война: разморозка

Азербайджано-армянский конфликт, давно позабытый мировым сообществом, неожиданно вспыхнул самым серьезным с апреля 2016-го вооруженным противоборством. Четыре с лишним года назад в ожесточенных боях так называемой четырехдневной войны с обеих сторон погибли и были ранены сотни человек, но уже на пятый день при посредничестве и под давлением Москвы стороны согласовали условия прекращения огня.

Сегодня масштаб боев пока поуже и потерь поменьше (измеряются десятками). Может, поэтому Россия и остальные мировые, а также региональные державы ведут себя как-то пассивнее. Или пандемия коронавируса тому виной, или другие войны, конфликты и конфронтации, которые происходят сегодня в мире.

Азербайджано-армянские артиллерийские дуэли и перестрелки начались 12 июля на границе Тавушской области Армении и Товузского района Азербайджана и продолжаются до сих пор, перемежаясь временными затишьями: то спокойный день, то опять стреляют, но взаимные воинственные угрозы только нарастают.

Высшие начальники с обеих сторон, Ильхам Алиев и Никол Пашинян, явно не хотят дальнейшей эскалации и разрастания конфликта. В горном тавушско-товузском уголке армяно-азербайджанской границы наступать некуда и незачем, никаких принципиальных территориальных претензий тоже нет, и бои идут позиционно.

Но общественное мнение настроено много воинственней, чем лидеры.

В Баку прошли столь бурные провоенные демонстрации с требованием наступать и освобождать Карабах, что их пришлось разгонять водометами. Тысячи азербайджанцев-добровольцев изъявили желание ехать на фронт.

В Армении уверены, что новое руководство страны проявило жесткость и наказало врага (в первый день при обстреле был убит азербайджанский генерал Полад Гашимов), отомстив за обидное тактическое поражение в «четырехдневной войне».

Так оно и продолжается с 1994-го, когда карабахская война закончилась армянской победой и перемирием, но крайне неустойчивым, с регулярными стычками. Ни мира, ни войны. Впрочем, обе стороны накопили горы оружия и давно психологически настроены воевать всерьез.

Желания национальных лидеров уклониться от излишнего риска может оказаться недостаточно, чтобы избежать неуправляемой эскалации.

По общему счету в танках, артиллерии и прочей тяжелой технике у Армении (вместе с Нагорным Карабахом) примерное равенство с Азербайджаном. Но благодаря нефтегазовому экспорту Азербайджан тратил на оборону во много раз больше и потому добился серьезного качественного превосходства.

Армения покупает современные вооружения в ограниченных объемах, только в России и к тому же в кредит, а Азербайджан — и в России, и в Израиле, и по всему миру, в том числе такие системы, которых у российских военных нет — не то что у армян. Например, ударно-разведывательные беспилотники: израильские Erbit Hermes 450 и 900 и IAI Heron. Самонаводящиеся тандемные противотанковые ракетные комплексы третьего поколения Spike (Израиль) и AT-1K Raybolt (Южная Корея). Турция объявила, что поставит в Азербайджан свои ударные беспилотники, уже неплохо себя показавшие в Сирии и в Ливии. С Южной Кореей подписан контракт на поставку новейших танков K2 Black Panther.

Другой вопрос, насколько азербайджанские военные освоили новую разнообразную технику и смогут ли эффективно использовать ее в бою. Впрочем, в Азербайджане присутствуют израильские и турецкие специалисты-инструкторы, которые в случае необходимости помогут.

В Армении развернута 102-я российская военная база: около 4000 человек — мотострелковая бригада — плюс боевая авиация и ПВО. В Нагорном Карабахе наших войск нет и обязательств по его защите тоже нет, но международно-признанная территория Армении — это часть ведомого Москвой военного альянса, Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Поскольку последние столкновения были на армянской границе, а не в Карабахе, Ереван потребовал срочного созыва постоянного совета ОДКБ. Оно было исходно назначено на 13 июля, но потом отменено и состоялось 14-го числа уже в качестве «планового», на котором, как было объявлено, союзники Армении «приняли к сведению информацию о вооруженных столкновениях».

Если армяне надеялись на солидарность, то не дождались.

Понятно, что славные члены ОДКБ — Киргизия, Казахстан, Таджикистан и Белоруссия — не планируют воевать в Закавказье никогда, ни при каких обстоятельствах, поскольку там у них нет никаких жизненных интересов. Москва же стремится восстановить доминирующее положение в регионе, что, конечно, требует сбалансированно хороших отношений и с Баку, и с Ереваном, а не втравливания в конфликт на чей-то стороне, и 102-я база находится там для сдерживания НАТО (Турции), а не Азербайджана.

Но что случится, если начнется неуправляемая эскалация?

У Армении есть старые советские оперативно-тактические ракеты Р-17 (Scud-B) с дальностью 300 км и боевой частью в 1000 кг, но точность у них невысокая. Есть также российские оперативно-тактические высокоточные квазибаллистические ракеты «Искандер». Эти ракеты могут в принципе поразить практически любую важную цель в Азербайджане: газонефтяную инфраструктуру, правительственные объекты в Баку или плотину Мингечевирской ГЭС на Куре, что подпирает водохранилище объемом 16 км³ воды.

У Азербайджана, в свою очередь, есть 50 высокоточных израильских квазибаллистических ракет LORA дальностью 400 км и еще белорусские ракеты «Полонез» дальностью 300 км, а также другие — турецкие и израильские — ракеты меньшей дальности. В 2016-м во время «четырехдневной войны» армянские оперативно-тактические ракеты выдвигались в Карабах, но не применялись. Теперь в Баку заявили, что могут «в ответ» поразить с высокой точностью Армянскую АЭС вблизи города Мецамор — единственную в Закавказье атомную станцию в 34 км от Еревана. Не исключена ядерная катастрофа и массированное радиоактивное заражение.

Впрочем, несмотря на взаимное ожесточение, все может как-то обойтись, и ракетные удары будут нанесены не по АЭС, а по другим важным объектам в Ереване и его окрестностях.

Турецкий министр обороны Хулуси Акар объявил, что турецкие военные «готовы поддержать Вооруженные силы Азербайджана против агрессии Армении». Если взаимное ожесточение доведет до неуправляемой эскалации, турецкая угроза рискует стать реальностью. Турецкие войска могут войти в Нахичеванский анклав и выйти на подступы к Еревану. 102-я база может вступить в дело.

Но что такое одна российская бригада контрактников (по большей части армян с российскими паспортами) против всей мощи турецкой армии?

Тогда остается, исходя из официальной российской военной доктрины, включить ядерное сдерживание для предотвращения катастрофического разгрома союзника. Это называется «эскалация ради деэскалации» — нанесение ограниченного (пара боеголовок) ядерного удара по Турции, которая должна испугаться и отступить.

Конечно, скорее всего до ядерной катастрофы не дойдет. Июльское обострение 2020 года закончится, и все вернется в прежнее подмороженное состояние. Мировая общественность легко забудет о проблеме, но не его участники. Никаких перспектив компромиссного политического разрешения карабахского конфликта не просматривается. Этим всерьез никто не занимается. Баку и Ереван продолжат готовиться и накапливать вооружения.

До следующего раза.

№ 552 / Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР / 23 июля 2020
Статьи из этого номера:

​Дальневосточный гамбит

Подробнее

​Под откос

Подробнее

​Человек, открывший Сахалин

Подробнее