Спорт

​Рекорд в выметании

Российская легкая атлетика готовится к изгнанию из мирового спорта из-за долгов и бездарного руководства

​Рекорд в выметании

Ждали прорыва, дождались разрыва. Пятилетний юбилей временного отстранения российская легкая атлетика может встретить окончательным закрытием. Не видать нашим чемпионам Олимпиады в Токио, несмотря на обращение Марии Ласицкене, Сергея Шубенкова и Анжелики Сидоровой в последнюю инстанцию — на самый верх, к президенту России Владимиру Путину. Но это еще полбеды — без возможности для российских спортсменов участвовать в международных соревнованиях даже в нейтральном статусе исчезает стимул хоть как-то развивать «королевский» вид, некогда бывший гордостью державы.

Дело-то простое: Всероссийская федерация легкой атлетики не смогла заплатить пятимиллионный штраф за предыдущие допинговые нарушения, и отдельно еще миллион долларов с лишним за расследование так называемого «дела Лысенко».

Предыдущее антикризисное руководство в лице Дмитрия Шляхтина оставило в наследство следующему антикризисному руководству в лице Евгения Юрченко подписанное соглашение о выплате. Так что, если у верхов осталось желание оставить легкую атлетику в международном спортивном сообществе, раскошелиться следовало в любом случае, причем в срок до 1 июля.

Денег не нашли, отсрочку головная легкоатлетическая организация World Athletics не предоставила, президент ВФЛА Юрченко подал в отставку, пожелав успеха следующему антикризисному руководству.

Бизнесмен Евгений Юрченко, не имеющий никакого отношения к легкой атлетике и вообще к спортивному менеджменту, на должность президента ВФЛА был избран не по приказу, но при поддержке Минспорта. До этого Минспорт после грандиозного скандала отозвал аккредитацию ВФЛА, а через месяц прошла конференция по выбору нового руководства.

Юрченко спасителем вызвался быть вроде как добровольно, кандидатура оказалась безальтернативной, заявления он сделал громкие: наладить отношения с головной структурой, поправить финансовые дела, переформатировать ВФЛА, обеспечить максимальную квоту на участие в токийской Олимпиаде, навести, наконец, порядок с антидопинговой программой.

Практически все заявления оказались блефом. Собственно говоря, от Юрченко ничего особо и не ждали, кроме главного: заплатить штраф.

Ни у кого из тех, кто способствовал приходу в легкую атлетику, мягко говоря, дилетанта, похоже, не возникало сомнений, что деньги Юрченко найдет. Не чужие, так свои. Ведь даже сердобольному бизнесмену, пожалевшему бедных легкоатлетов, должно было быть понятно, на что он подписывается в феврале. Но не тут-то было.

Судя по всему, Евгений Валерьевич Юрченко, сделавший бизнес-карьеру в банковской и телекоммуникационной сферах, защитивший докторскую диссертацию, считающий себя большим специалистом по антикризисной части, вообще не представлял, что из его благотворительного похода получится. Эпопея вышла короткой — даже короче, чем его пребывание на посту вице-губернатора Воронежской области в 2018 году. Тогда его назначение посчитали ошибкой, а сейчас уход, по крайней мере в Минспорте, восприняли с пониманием: хотел, но не смог. Пусть повезет другому.

Евгений Юрченко. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Рассуждать о том, была ли Юрченко обещана реальная поддержка, или ее не было, поздно. По факту получилась авантюра чистой воды, с расчетом неизвестно на что.

Сдержанный оптимизм в отношении нового руководства быстро сменился недоверием, потому что Юрченко дальше политически выверенных заявлений и признания ошибок предыдущего руководства не пошел, реальных шагов вперед не случилось, и известная чемпионская троица к лету уже снова била тревогу.

Ситуация с переносом Олимпиады на год давала реальную возможность зацепиться за шанс, но все многомесячные труды нового руководства вылились в заявление, что денег нет, и что ВФЛА ждет помощи либо от большого бизнеса, либо от государства.

Для того чтобы прийти к такому выводу, не нужно было быть доктором наук и антикризисным мэтром.

Большой бизнес инициативы не проявил, государство (в лице Минспорта и Олимпийского комитета России) в очередной раз выказало озабоченность сложившейся ситуацией. Все вместе гневно осудили «рэкетиров» из головной структуры, собиравшихся сделать ВФЛА дойной коровой. Все заинтересованные лица как-то враз позабыли, что беспрецедентный штраф возник не на пустом месте, а в «деле Лысенко» присутствовал не просто обман с фальшивой справкой, а сознательное и злонамеренное многомесячное вранье руководства российской легкой атлетикой по этому поводу.

Все Шляхтин и компания знали и врали, за что возглавляемая ими организация и получила. А сумму штрафа если и следовало оспорить, то раньше, до того, как были поставлены подписи.

Изображать в этой ситуации праведный гнев и обличать мировую закулису, поставившую целью уничтожить российский спорт, — значит, перекладывать проблему с больной головы на здоровую.

Бывший президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин, подавший в отставку после «дела Лысенко» о подделке документов по допинг-тестам. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Все это отдает комедией абсурда, в которой логику искать бесполезно.

Государство, в очередной раз оказавшись в ситуации достаточно сложной, но не критической, сделало вид, что проблема его не касается.

Легко вручать премии за медали и гордиться успехами — все наглядно видят, что именно власть обеспечивает благополучие спортивной скрепы.

Все рады, все аплодируют не только чемпионам, но и тем, без кого никакого чемпионства стране было не видать, власть тем самым набирает очки. Но вот когда чемпионам приходится туго, и требуется реальная помощь, тут позиция меняется на противоположную: с проблемами разбирайтесь сами, потому что большой спорт — структура независимая, и государство не имеет права вмешиваться в деятельность его подразделений.

Именно такой вывод прямо следует из письма Минспорта в ответ на обращение к президенту Путину трех российских звезд мирового спорта.

Ответа от президента и его администрации нет. Не до того было облеченным властью — референдум в паре с коронавирусом, вопросы глобального порядка, а тут какая-то легкая атлетика, повисшая камнем на шее российского спорта.

Серебряный призер Олимпиады-88 в прыжках с шестом Родион Гатауллин сравнил нынешнее положение легкой атлетики с чемоданом без ручки — и нести тяжело, и бросить вроде бы жалко.

В самое ближайшее время совет международной головной организации примет решение, ничего хорошего российской «королеве спорта» не сулящее.

Вид спорта, приносивший СССР и России всемирную славу — наряду с фигурным катанием, гимнастикой, хоккеем и еще парой-тройкой дисциплин, по существу предан, брошен и списан. Конечно, и сама легкая атлетика в лице ее руководства, нерадивых спортсменов и тренеров изрядно постаралась, чтобы ее сделали изгоем. Но часть этой вины должно и обязано было взять на себя государство, потому что именно оно требовало от спортсменов подвигов и побед — неважно, какой ценой.

Цена оказалась слишком высокой.

Оплаченный штраф не решал бы всех проблем. Но он хотя бы не лишал надежды, что все еще поправимо.

Теперь этой надежды по существу нет. Но зато в связи с вышеописанными событиями появилась и первая ласточка — рекордсмен мира среди юношей по прыжкам с шестом Матвей Волков заявил, что он будет выступать за сборную Беларуси. За ним неизбежно последуют другие молодые легкоатлеты, на своей шкуре понявшие, что их борьба безнадежна. Звездам выступить в Токио это не поможет — слишком мало осталось времени.

Поразительно, что всего-то семь лет назад в фокусе внимания был мировой чемпионат по легкой атлетике в Москве, а ныне на месте центра «королевы спорта» остались одни руины. Честнее было бы сказать всем спортсменам вослед Матвею Волкову, что «в России ловить нечего».

Но на это у власти духа не хватит. А плана «Б» у нее нет, хотя давно понятно, что само собой — не рассосется. Что впереди одна безнадега.

№ 553 / Владимир МОЗГОВОЙ / 30 июля 2020
Статьи из этого номера:

​Я/мы Дальний Восток

Подробнее

​Не место думать

Подробнее

​Битва за «золотую» землю

Подробнее