Культура

​Владивосток и немцы

Взгляд в историю помогает лучше понять сегодняшний день

​Владивосток и немцы

Через месяц, в последние сентябрьские выходные, во Владивостоке уже в 24-й (!!! — Ред.) раз пройдут Дни немецкой культуры. Вряд ли эта цифра является прямым показателем немецкой точности и педантичности, но, с другой стороны, невольно задумаешься: нам бы так четко и безупречно соблюдать наши традиции! Отсчет идет с 1993 года, когда только что возрожденная лютеранская община, ведомая бессменным пастором Манфредом Брокманом, впервые сумела организовать подобное мероприятие.

Однако, по гамбургскому (простите за невольный каламбур) счету, история эта практически параллельна всей истории Владивостока, города, который, пожалуй, как никакой другой город в России, настолько плотно связан с лютеранской церковью, как бы ни казалось странным и спорным такое утверждение. Командиром судна «Манчжур», которое в первые июльские дни 1860 года вошло в пустынную бухту Золотой Рог и с борта которого высаживались первые основатели будущего поста, был лютеранин — капитан-лейтенант Алексей Павлович Шефнер. К этому же изводу христианства относились и прославленные губернаторы Приморской области, люди, сделавшие очень много, чтобы Россия прочно закрепилась на берегах Тихого океана: адмирал Густав фон Эрдманн и генерал, почетный гражданин Владивостока Павел Федорович фон Унтербергер. Сюда же следует отнести и других известных госслужащих, оставивших заметный след в истории города, — одного из основателей Владивостока, капитана портов Восточного океана (так называлась его должность) Николая Яковлевича Шкота, начальника штаба, а впоследствии командующего Владивостокской крепостью генерала, барона Алексея Павловича фон Будберга, санитарного врача города Александра Александровича Волкенштейна, многих инженеров-строителей Владивостокской крепости и офицеров Владивостокского отряда крейсеров.

Что касается хозяйственного освоения вновь присоединенной к Российской империи территории, то и здесь выходцы из Германии были среди первых. Нет, самым первым был, конечно, Яков Семенов, первый гражданский житель, первый купец и работодатель, первый староста. Но уже спустя три года после его появления на берегу Золотого Рога, в 1864 году, когда весь Владивосток, крохотное военное поселение с сотней жителей, состоял из десятка изб, сюда прибыли тезки — Густавы Кунст и Альберс. Обоим не было и тридцати, оба были авантюристами в лучшем значении этого слова. Да и разве не были авантюристами швейцарец Бринер, американец Купер, голландец Де Фриз? Все они ехали на край света, в конец географии, чтобы творить историю своими руками.

И они ее сотворили!

Два Густава основали торговый дом «Кунст и Альберс», еще через два десятилетия в бизнес вошел еще один обрусевший немец, Адольф Даттан, а в 1914 году, по истечении полувека немецкого предпринимательства во Владивостоке, товарищество «Кунст и Альберс» владело 32 филиалами в Дальневосточном регионе и офисами в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Риге, Варшаве, Кобе и Нагасаки. Начиная с оптовой торговли из Китая, фирма выросла до поставок сельскохозяйственной техники, перевозок и страхования.

Тогда же, в конце XIX столетия, Готлиб Штейнбах и Александр Рейс стали первыми пивоварами на российском Дальнем Востоке, а граф Генрих Кейзерлинг не только начал осваивать китобойный промысел, но и стал создателем собственной судоходной компании, которая довольно успешно — как минимум на каботажных линиях — конкурировала с государственным Доброфлотом. А ведь были еще Генрих Вильгельм Дикман, Георг-Фридрих Толле, Иоганн Лангелитье. Последний, к слову, едва ли не с момента создания Общества изучения Амурского края (ОИАК) был его действительным членом.

Грех не вспомнить (особенно в соответствии с сегодняшними экономическими тенденциями), что для подавляющего большинства немецких предпринимателей, действовавших на российском Дальнем Востоке, был характерен, как сказали бы сегодня экономические обозреватели и аналитики, высокий уровень реинвестирования прибылей. То есть большинство из них не вывозили свои доходы за пределы региона, а вкладывали значительную их часть в развитие предприятий и компаний, увеличивая торговые обороты, открывая филиалы, тем самым способствуя не только росту своих фирм, но и экономическому развитию территории.

Важно и то, что немецкие бизнесмены активно вкладывали средства в социальное развитие российского Дальнего Востока. Они выделяли средства на развитие образования, научных организаций, здравоохранение, культуру, содержание приютов, богаделен и другие нужды региона. Немецкие предприниматели принимали участие в работе благотворительных обществ, попечительных советов, комитетов, нередко занимали в них руководящие должности. Часто эта их деятельность поощрялась российским государством — чинами, орденами и званиями, что не только повышало социальный статус получателей, но и зачастую позволяло выйти за рамки сословной обособленности.

Здесь трудно отделаться от мысли, что тот, полуторавековой давности опыт реализации проекта порто-франко, привлечения иностранных предпринимателей и их глубокой вовлеченности в повседневную городскую жизнь сегодня представляется просто бесценным.

В 1905 году лютеранская (по преимуществу немецкая) община во Владивостоке насчитывала более трех тысяч человек. Именно эта община — основные средства внес торговый дом «Кунст и Альберс» — и построила в 1909 году евангелическо-лютеранскую церковь в стиле северонемецкой готики (архитектор Гуго Георг Юнгхендель), которая сегодня является не только одной из главных достопримечательностей Владивостока, но и находящимся под охраной государства памятником истории и культуры.

Трагический перелом наступил в 1914 году. Охватившие страну шпиономания и германофобия не миновали Владивосток. Уважаемый член предпринимательского, да и в целом городского общества Адольф Даттан был арестован и вскоре отправлен в ссылку вТомскую область, несмотря на чинстатского советникаи титул потомственного дворянина. Он провел в ссылке пять лет, а в это время двое его сыновей погибли на фронте, воюя за русскую армию.

Трудно тогда пришлось практически всем немецким, причем, как правило, лишь по происхождению, но не по гражданству — предпринимателям. А последовавшая за Первой мировой Гражданская война и приход Советской власти на много лет закрыли эту страницу истории. Церковь была закрыта, в ее помещении расположился клуб старшин Тихоокеанского флота, впоследствии — и почти до конца ХХ века — музей ТОФ.

Впрочем, экономическое сотрудничество никуда не делось. Десятки океанских промысловых судов, построенных немецкими судостроителями, в 60-е, 70-е и 80-е года прошлого века ежегодно пополняли дальневосточный рыбацкий флот. Сотрудничество это было столь эффективным, что одному из РТМА (рыболовных траулеров морозильных типа «Атлантик»), построенных для Находкинской базы активного морского рыболовства, было присвоено имя «Штральзундский корабел». Легендарной страницей китобойного промысла остались построенные в ФРГ и базировавшиеся во Владивостоке китобойные базы «Дальний Восток» и «Владивосток».

…Перемены, произошедшие в стране три десятилетия назад, дали толчок к возобновлению жизни лютеранской общины во Владивостоке. В мае 1992 года в только что открытый для иностранцев Владивосток приехал из Гамбурга пасторМанфред Брокманн(ManfredRobertGeorgBrockmann), во многом способствовавший воссозданию в городе евангелическо-лютеранской общины Святого Павла. А 16 сентября1997 года, в присутствии послаГерманиив России доктора Эрнста-Йорга фон Штудница здание кирхи было передано общине в безвозмездное и бессрочное пользование. Фактически в тот же день церковь начала действовать; фактически в тот же день была начата и реставрация здания, продолжавшаяся более десяти лет и осуществлявшаяся исключительно на добровольные пожертвования лютеран со всего мира, преимущественно из Германии.

Прошедшие четверть века показали, однако, что церковь Святого Павла (на сегодня это — старейшее церковное здание во Владивостоке) является не только храмовым местом, служащим исключительно для отправления религиозных обрядов и нужд. Кирха, как по привычке называют ее горожане, стала настоящим центром немецкой, да и не только немецкой культуры; самое яркое свидетельство — на регулярно проходящие здесь органные концерты бывает крайне непросто достать билет.

Популярными стали за эти годы в городе и традиционные Дни немецкой культуры, при проведении которых церковь Святого Павла становится одной из главных площадок. И дело отнюдь не ограничивается великолепными органными концертами, которые, конечно же являются одной из главных вишенок на торте. В рамках ключевых направлений — просветительство, творчество, гуманитарная направленность — непременными направлениями дней становятся разнообразные выставки и экспозиции, философские чтения и тематические круглые столы, просмотры документальных и художественных фильмов.

Будет все это и в рамках XXIV Дней немецкой культуры во Владивостоке, которые пройдут с 25 сентября по
4 октября (естественно, с соблюдением всех санитарных мер согласно требованиям времени). В день открытия и последующие два дня — традиционные органные концерты. Также в программе — осенняя ярмарка, экскурсия «Немецкий Владивосток», тематический вечер «Немецкие предприниматели во Владивостоке. Вчера и сегодня», а также немецкий читальный зал, который пройдет на площадке краевой публичной библиотеки имени Горького. Особое внимание стоит обратить на тематический вечер, который состоится в 18.30 1 октября; в нем примет участие ЛотарДеег, авторизвестнойкниги«КунстиАльберс, Владивосток, — историянемецкого торгового дома на российском Дальнем Востоке (1864–1924 гг.)».

За возможными изменениями в программе следите на сайте http://www.luthvostok.com.

№ 557 / Сергей ПАВЛОВ / 27 августа 2020
Статьи из этого номера:

​Осень. Город. Черкасов

Подробнее

​Владивосток и немцы

Подробнее

​Красота просто дикая

Подробнее