Экономика

​Цвет комиссии — зеленый

Как Сбербанк проиграл войну с ЦБ, но отыгрался на собственных клиентах

​Цвет комиссии — зеленый

Президент Сбербанка Герман Греф. Фото: РИА Новости

Не так давно Центральный банк России объявил о «макропруденциальных мерах» и «регуляторных послаблениях» для финансовых организаций. Такие громоздкие фразы звучат пугающе, но на самом деле ЦБ просто решил помочь экономике поскорее выйти из кризиса с помощью более лояльных условий кредитования. Теперь банки могут не торопиться с формированием резервов по выданным кредитам, а заемщики, испытывающие трудности с возвратом долгов, получат дополнительную отсрочку. Есть в этом пресс-релизе и еще одна интересная новость: снимаются ограничения на размер эквайринговых комиссий. Центробанк пошел на эти меры, чтобы поддержать якобы страдающий от пандемии банковский сектор. Хорошо, что государство старается максимально помочь всем нуждающимся, но входят ли российские банки в число «сирых и убогих»?

По мнению доцента ДВФУ Максима Кривелевича, на фоне всей остальной экономики дела у банков идут хорошо, и они еще не почувствовали на себе последствия пандемии.

«По опросам предпринимателей, до четверти собственников бизнеса не уверены, смогут ли сохранить компанию в течение ближайших пары лет. Но если посмотреть на актуальную отчетность банков, она не выглядит так, как будто четверть контрагентов стали проблемными. Ключевыми клиентами как по размещению средств, так и по получению кредитов для банков остаются крупные компании, которые кроме всего прочего зачастую пользуются государственной поддержкой.

Банки будут последними, кого коснется экономический кризис, у них очень надежная модель бизнеса: покупай деньги под 4% и продавай под 12%, ее сломать практически невозможно», — объяснил он.

Выше, быстрее, дороже

ЦБ надеялся, что некоторые банки, в частности, Сбербанк, получив карт-бланш на сборы за транзакции по картам, смилостивится и понизит другие комиссии для клиентов, в том числе введенные во время карантина.

Ну что же. Прошло уже около 10 дней с момента выхода пресс-релиза, но воз, кажется, и ныне там. Сбербанк и не думает отменять комиссии за внутрибанковские переводы свыше 50 тысяч рублей в месяц, которые он ввел в этом году. Можно ли надеяться хоть на какие-то изменения?

Как отмечает Максим Кривелевич, банки не встречают сопротивления своей комиссионной политике со стороны клиентов. «Банк берет максимум из того, что можно взять, но ни на копейку больше. Он будет снижать комиссию до 1% только тогда, когда клиенты будут отказываться платить 2% или даже 1,5%», — добавил он.

С другой стороны, банки могли бы начать снижать комиссии, если бы хотели привлечь как можно больше клиентов. Но для них расширение клиентской базы — это только промежуточная задача.

«Банку гораздо удобнее получить с 10 клиентов по 100 рублей, чем со 100 клиентов по рублю.

Более того, банки часто отказываются от клиентов, которые им представляются низкомаржинальными. Возни много, толку мало», — говорит Кривелевич.

Похоже, что Сбербанк «сдавать назад» точно не будет. И дело здесь не только в том, что он потерял доходы от межрегиональных внутрибанковских переводов, когда Центробанк запретил «банковский роуминг». По мнению независимого банковского аналитика Нарека Авакяна, требование ЦБ для прибыли банка не настолько критично, чтобы серьезно уйти в минус. Произошло нечто более неприятное для Сбера, и виной тому стал Центробанк.

Тариф Пандоры

Как отмечает начальник аналитического управления и член совета директоров банка БКФ Максим Осадчий, Сбербанк привык к доминированию на национальном рынке денежных переводов, возникшему благодаря гигантской клиентской базе: «95,4 млн активных частных клиентов в России», как утверждает сайт Сбербанка. Система быстрых платежей (СБП) Банка России способствует разрушению этого доминирования, так как банки-конкуренты получают доступ к клиентской базе Сбербанка в сфере денежных переводов.

Таким образом, любые действия ЦБ по совершенствованию, повышению привлекательности СБП будут ухудшать позиции Сбербанка. «Основное у Сбера — это внутрибанковские операции. У банка огромная клиентская база, десятки миллионов человек, большая часть населения имеет карты Сбербанка. А в СБП у Сбербанка небольшие обороты, ему это неинтересно», — добавил Осадчий.

Фактически до введения СБП Сбербанк был единственным в России банком, у которого была своя система быстрых платежей. Он вложил в нее много ресурсов, денег, времени, а тут вдруг регулятор заявляет, что нужно создать на общебанковском уровне такую же систему, причем она должна быть обязательной и бесплатной для всех. Для Сбербанка 2020 год и так оказался не самым простым: снизились процентные доходы, вырос объем невозвратных долгов, сократилась «кормовая база», а тут еще так подвел регулятор.

Что это означает для клиентов других банков? Рост комиссий рано или поздно коснется всех. Дело в том, что на банковском рынке России сложилась монополистическая конкуренция, и ни один из банков не использует цену в качестве конкурентного фактора. «На этом рынке никто не может вести политику, которая бы шла в противоход политике Сбербанка. Рынок маленький, основных игроков всего 25, а за пределами этого круга банки либо мелкорегиональные, либо целенаправленно отраслевые», — объяснил Максим Кривелевич.

Так что, как только Сбербанк поднял комиссии, он «открыл врата» для всех остальных.

Теперь банки могут повышать комиссии, не опасаясь, что клиенты убегут в Сбер, и если ваш банк все еще этого не сделал, то это случится совсем скоро.

Комиссионные магнаты

Центробанк пытался оказать влияние на рынок, сгладить директивное ограничение комиссий и бесплатными переводами в СБП для самих банков, и отменой ограничения эквайринговых комиссий. Но это мало могло помочь рядовым клиентам.

С одной стороны, у банков, в принципе, все комиссии так или иначе ложатся на клиентов, так что особенных потерь при наличии комиссий от Центробанка в СБП банки бы не испытали. Просто этот банкет был бы за счет клиентов. Ну а, с другой стороны, либерализация комиссий за эквайринг тем более не может помочь повлиять на банки, ведь эквайрингом занимаются в первую очередь платежные системы, а среди банков-эквайров в этом сегменте очень высокая конкуренция, которая просто не позволит игрокам задрать цены.

«Конечно, магазины, особенно те, которые торгуют товарами высокой ценовой категории (от 10 тысяч рублей и выше), будут заключать контракты с банками, предлагающими низкие комиссии за эквайринг. Одно дело, когда человек покупает что-то за 100 рублей и платит 3% комиссии, а другое, когда за 100 тысяч», — говорит Авакян.

В целом можно сказать, что даже в текущей ситуации Сбербанк не забывает о своей прибыли. По данным отчетности банка по РСБУ за 2-й квартал, доходы от комиссий за денежные переводы составили 16,2 миллиарда рублей, увеличившись в 1,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Ну а эксперты оценивают средние потери клиентов Сбербанка, которые совершают активные переводы, в 2–3 тысячи рублей в месяц.

Руководитель общества защиты потребителей финансовых услуг «Финпотребсоюз» Игорь Костиков считает, что Сбербанку следует в принципе отказаться от комиссий за переводы и ввести фиксированный тариф по примеру США. «Мы, с точки зрения потребителей, считаем, что за переводы и платежи комиссию брать неправильно, должен быть тариф. И не важно, платите вы 100 рублей или 100 тысяч рублей. Ведь банк не прикладывает дополнительных усилий при увеличении суммы платежа», — прокомментировал он.

Справедливости ради, тарифы в США действительно есть, но они, по информации других экспертов, могут достигать чуть ли не 50 долларов за транзакцию. Банковский рынок России пока (к сожалению или к счастью) не настолько развит, а объем доходов населения не настолько велик, чтобы наши комиссии могли превысить американские тарифы.

Патриоты поневоле

Если сравнивать с 2014 годом, ситуация с банковскими комиссиями в России заметно ухудшилась. По мнению Максима Кривелевича, за счёт того, что российский банковский рынок изначально эволюционировал на базе современных технологий, условия для потребителей финансовых услуг были крайне благоприятными. Но в борьбе за сохранение прибыли банки начали незаметное наступление на интересы потребителей. Пока еще существует определённый запас прочности потребительского терпения, но он не бесконечен.

«В то время, как для VIP-клиентов банки сохраняли прежние, а иногда даже более комфортные, условия, ситуация для небогатых клиентов с 2014 года ухудшилась процентов на 20, если брать общее бремя обслуживания долга при том же уровне процентной ставки. Люди этого не чувствуют, потому что процентная ставка снизилась, сами кредиты подешевели, поэтому рост комиссий не так заметен», — объяснил он.

Пожалуй, хуже всего складывается ситуация для рядовых клиентов Сбербанка. Да, с одной стороны, они могут использовать карты других банков для бесплатных переводов в Системе быстрых платежей, а если появятся платные СМС-уведомления — использовать «пуши» в мобильном приложении.

Но это маловероятно, потому что основную клиентскую базу там составляет устойчивая, консервативная аудитория:

бюджетники, пенсионеры, сотрудники предприятий, участвующих в зарплатных проектах Сбербанка.

«Эти люди поневоле являются "патриотами" Сбербанка. Многие из них финансово не мобильны и финансово неграмотны. Такие люди могут даже не понимать, как можно легко и просто предотвратить утечку "комиссионных" денег из кармана», — посетовал Максим Осадчий.

Похоже, это именно те клиенты, кто обеспечивает львиную долю 52,5% прироста доходов Сбербанка от комиссий за денежные переводы. Но, конечно, не только они, ведь даже активным пользователям личного кабинета в Сбербанке не всегда удается узнать о существовании Системы быстрых платежей и найти, где она подключается.

№ 558 / Дарья ТАРАРАЙ / 03 сентября 2020
Статьи из этого номера:

​Будущее уже здесь

Подробнее

​Гвардия Галины Шайковой

Подробнее

​Снизить бремя

Подробнее