Спорт

​Шайбой прилетело

Лукашенко любит хоккей, но власть любит больше. Состоится ли в Беларуси чемпионат мира?

​Шайбой прилетело

Александр Григорьевич Лукашенко очень любит хоккей. Но еще больше он любит власть, ради сохранения которой готов пойти на все. Белорусы тоже очень любят хоккей, но многие еще больше любят свободу выбора, которой Лукашенко пытался их лишить силовым методом. Что и привело к самому масштабному политическому кризису в новейшей истории Беларуси, рикошетом ударившему в том числе и по спорту.

В сентябре 2011-го первый матч чемпионата Континентальной хоккейной лиги в Минске не состоялся по причине страшной трагедии — направлявшаяся в столицу Беларуси команда ярославского «Локомотива» в полном составе разбилась сразу после взлета из аэропорта Туношна.

Нынче стартовая встреча между минским «Динамо» и финским «Йокеритом» не состоялась из-за неявки клуба из Хельсинки.

Решение не лететь в Минск было принято буквально в день игры.

Владелец и генеральный менеджер «джокеров», трехкратный обладатель Кубка Стэнли Яри Курри, объясняя решение, слова ронял скупо, но суть выразил точно: «Сейчас не лучшее время для проведения хоккея в Минске». «Йокериту» уже присудили техническое поражение, а сумма штрафа и сумма компенсации сопернику будет определена после.

Решение далось финскому клубу нелегко. Проект «Йокерит» в КХЛ» считается в Финляндии «кремлевским», что во многом так и есть.

Главными его вдохновителями и спонсорами выступили Геннадий Тимченко и братья Ротенберги, благодаря которым шестикратный чемпион Финляндии и двукратный обладатель Кубка европейских чемпионов перед сезоном 2014–2015 оказался в КХЛ.

«Изъятие» не сильно понравилось финскому хоккейному сообществу, да и самой КХЛ не принесло ожидаемого эффекта — и пример заразительным не оказался, и конкуренции присутствие финского топ-клуба лиге не добавило, и убытки за первые четыре года превысили 50 миллионов евро. Как бы то ни было, «Йокерит» в КХЛ остался единственным представителем большой западной хоккейной державы, и когда российских владельцев и спонсоров накрыла санкционная волна, им удалось, по мнению финской прессы, «перепоручить» спонсорство клуба базирующейся в Финляндии дочерней компании «Норильского никеля», а владельцем клуба стал Яри Курри.

То есть «Йокерит» как был, так и остался российским проектом со всеми вытекающими, и идти против бывших своих владельцев, руководящих и лигой, ему никак не с руки.

А тут — Беларусь с разгоревшимся политическим пожаром, шоковой реакцией на акции насилия режима Лукашенко у всей Европы, что и Финляндию не могло миновать. А «Йокериту» волею календаря сезон предстояло начинать, как назло, именно в Минске, где августовские события еще кровоточат, акции протеста, пусть не такие масштабные, продолжаются, а стабильностью и не пахнет.

На финский клуб давить начали со всех сторон — и из Беларуси с призывами не поддерживать режим Лукашенко, и свои местные фаны, которые пригрозили в случае полета в Минск бойкотировать домашние матчи клуба, и финские СМИ: «Людей пытают, насилуют, убивают. А финская хоккейная команда летит туда, как будто ничего не происходит. Российские владельцы "Йокерита" связаны с Кремлем. Для них очень важно, чтобы матч прошел в Минске именно сейчас».

Поддержать Запад, который объявивший себя абсолютным победителем президентской выборной кампании Лукашенко, как водится, назвал главным виновником смуты, российская власть не может даже в страшном сне. Поэтому матч в отсутствие событий непреодолимого характера (чай, не война) должен был состояться в любом случае.

«Йокериту» хоть то, хоть другое решение грозило крупными неприятностями. Из ситуации требовалось выйти технично.

Когда ссылка на «смертельные угрозы в соцсетях из Беларуси» не сыграла, а руководство оказалось в тупике, сами игроки, по некоторым свидетельствам, решили, что в аэропорт они не поедут, о чем клуб и известил руководство КХЛ. Наказания не избежать, но честь дороже — такой формулировки не было, но поступок «Йокерита» противники насилия и узурпации власти, живущие в самых разных странах, расценили именно так.

Можно подумать, что случай мелкий, а «баранка» за выражение солидарности — вовсе невелика потеря. Да и «Барыс» из Астаны следом прилетел в Минск как миленький, и другие прилетят тоже, не пикнут. Но кто-то уже не смолчал, вот что важно. Причем именно из хоккейной среды, самой зависимой и консервативной.

…В самой Беларуси спортсмены, и это случилось, пожалуй, впервые, произволу воспротивились практически сразу после шоковой контратаки силовиков, в десятых числах августа. Большой спорт у авторитарных режимов по определению на довольствии, рассматривается как одна из опор власти, и никак иначе. Идти против власти, как правило, означает погубить карьеру или, по крайней мере, испортить репутацию.

4 января 2014. Александр Лукашенко на товарищеском хоккейном матче между командами «Звезды НХЛ 1» и «Звезды НХЛ 2» в Ледовом дворце «Большой» в Сочи.Фото: РИА Новости

Александр Лукашенко в этом плане чувствовал себя вполне защищенным. Но после того как жертвами его силовиков стали сотни мирных протестующих, молчать стало невозможно даже самым лояльным. Во всяком случае, та же четырехкратная олимпийская чемпионка по биатлону Дарья Домрачева одной из первых призвала остановить насилие.

360 известных спортсменов подписали открытое письмо с жесткими оппозиционными требованиями, в качестве ответной меры в случае их невыполнения пообещав уйти из сборной страны. Было и обращение десяти топ-спортсменов с эмоциональным спичем трехкратного олимпийского призера Александры Герасимени, и недавняя акция футболистов клуба «Крумкачи», вышедших на поле в футболках с надписями «Мы против насилия» и фамилиями коллег, избитых омоновцами. Из хоккеистов, правда, слышен голос только тех, кто живет и играет за рубежом.

Потому что хоккей — под особым покровительством Лукашенко, а ведущий клуб страны вовсе его вотчина.

Чем он только не стращал динамовских бедолаг, и разогнать обещал неоднократно за невыразительные выступления, и довольствия лишить, и из КХЛ изгнать — и все это воспринималось как «бьет — значит любит».

На хоккей Лукашенко делал ставку шесть лет назад, когда Минск принимал чемпионат мира — первый большой турнир после многих лет изоляции. Минчан не надо было уговаривать хорошо принять гостей, они были искренне рады, и этот чемпионат стал одним из лучших в новом столетии не только по количеству зрителей, но и по радушию. Заслуга в этом была не Александра Лукашенко, что он всячески старался изобразить, а простых любителей хоккея и просто жителей страны. Видел и ощутил тепло воочию.

…Был май 14-го года, знаковый во всех отношениях, обещавший невиданные политические потрясения. Хоккейной России, переживавшей сочинский олимпийский провал, как воздух была нужна победа на чемпионате мира, и во многом ее помогла одержать минская атмосфера тех дней. Александру Лукашенко не то чтобы простили все его эскапады, расправы и зачистки, но на время прикрыли глаза, отчасти надеясь на смягчение нрава колхозного диктатора. Очень уж он тогда старался казаться отцом родным, и для хоккея тоже. Бессменный президент Международной федерации хоккея Рене Фазель, во всяком случае, был впечатлен — это было заметно.

Не случайно при первой же возможности он благословил совместную заявку Минска и Риги на совместное проведение чемпионата мира-2021. Победила заявка совсем недавно, в Кельне-2017, когда Лукашенко отчасти еще пытался исполнять роль миротворца на европейской политической арене.

А сейчас Рига устами премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша не просто выражает озабоченность, а начинает конкретные переговоры с руководством ИИХФ, чтобы найти другого партнера по проведению чемпионата. С Беларусью Лукашенко ей не по пути, и если оставят все как есть, то Латвия снимется с пробега. И Рене Фазель, несколько раз заявлявший, что ИИХФ работает с обоими оргкомитетами и никакого графика принятия решений относительно смены места проведения чемпионата мира-2021 нет, тем не менее обеспокоен не на шутку.

Спортивный комплекс «Минск Арена» на проспекте Победителей в Минске. Фото: РИА Новости

Лишаться «Минск Арены», одной из лучших хоккейных площадок Европы, ох как не хочется, но сила общественного мнения и возможный бойкот чемпионата со стороны ведущих хоккейных держав могут резко изменить позицию ИИХФ. Второй подряд находящийся под угрозой чемпионат мира после погубленного в этом году коронавирусом швейцарского чемпионата станет настоящей катастрофой для хоккейного мира. А опасность большого раздора в хоккейной семье есть немалая.

Лукашенко думает, что все обойдется. Он, скорее всего, на какое-то время удержится на краю пропасти, и никому ничего не простит.

Но с мечтой еще раз покрасоваться на фоне гостевых флагов в ложе «Минск Арены» придется, по-видимому, расстаться, и очень скоро.

Звоночек от «Йокерита» уже прозвучал. Меньше чем через месяц в гости должно прибыть рижское «Динамо» — но это вряд ли, практически никаких вариантов, а про партнерство вовсе можно забыть. А фанаты минского «Динамо» еще раньше объявили о бессрочном бойкоте домашних игр: «Нам стыдно отождествлять себя с гражданами, которые поддерживают беспредел силовиков и геноцид белорусского народа».

Сам главный хоккеист и сделал все для того, чтобы любимой шайбой прилетело. Сколько лед ни прикладывай — не поможет.

№ 559 / Владимир МОЗГОВОЙ / 10 сентября 2020
Статьи из этого номера:

​«Меридианы» по-взрослому

Подробнее

​Входим во вкус

Подробнее

​Дальневосточники капитана Скотта

Подробнее