Политика

​Революция по расписанию

Политическое кредо Кыргызстана: в любой непонятной ситуации свергай власть

​Революция по расписанию

В ночь с 5 на 6 октября в Кыргызстане произошла третья за последние 15 лет революция. Недовольные результатами парламентских выборов жители Бишкека вышли на улицы с бессрочным протестом, который меньше чем за несколько часов превратился в открытое противостояние с милицией, захват Белого дома и Комитета национальной безопасности. К утру 6 октября итоги выборов отменили, но политический кризис в стране все равно обещает быть затяжным. «Новая» рассказывает, в чем ключевые проблемы нынешней революции.

Третий заход

Очередная революция в Кыргызстане началась в тот момент, когда по итогам парламентских выборов 4 октября в Жогорку Кенеш прошли всего лишь четыре партии из 16, преодолевшие семипроцентный барьер. Две из них — победители с разницей в один процент — выиграли явно с применением дополнительного допинга. Партия «Биримдик» («Единство»), которой благоволит действующий президент Сооронбай Жээнбеков и в которой состоит его брат, воспользовалась административным ресурсом: в частности, у ее людей мог быть доступ к системе электронного подсчета голосов. А партия «Мекеним Кыргызстан» («Моя родина — Кыргызстан»), фактическим лидером и кошельком которой является скандальный и подозреваемый в контрабанде замглавы таможни Раимбек Матраимов, по свидетельствам очевидцев, всех просто покупала. «Прямо около избирательного участка стояли люди и предлагали продать им голос за нужную партию за 2–3 тысячи сомов (примерно 2–3 тысячи рублей, средняя зарплата в Кыргызстане официально составляет 15–18 тысяч сомов. — Ред.), — рассказывает член конкурирующей партии «Ата Мекен» Сейтек Качкынбай. — Причем это не только в селах делали, но даже в крупных городах».

Обе партии к тому же представляют собой юг Кыргызстана, что в текущей конфигурации сильно нарушало баланс политических сил, завязанных во многом на географию страны и клановость. Оставшиеся вне парламента партии — это 30% от всех голосов — обиделись и позвали своих сторонников на улицы. Это был крайне «безответственный шаг», полагает эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов: «Они лучше других знают свой народ и знают, что такие протесты приводят к тому, что люди начинают штурмовать Белый дом».

Так и вышло: мирный протест митингующим быстро надоел, и они предприняли попытку взломать ворота, ведущие во двор парламента.

Милиция предприняла попытку силового разгона митинга — и совершила ошибку: сначала силовикам удалось с помощью светошумовых гранат и слезоточивого газа рассредоточить людей по кварталам рядом с центром, но потом протестующие пошли в контратаку, взяв в руки брусчатку, «коктейли Молотова» и сооружая баррикады из горящих мусорных баков. «Я нахожусь в центре города, здесь сейчас люди находятся разрозненными группами по 200–300 человек, всего, наверное, около 10 тысяч, — рассказывал Сейтек Качкынбай корреспонденту «Новой» по телефону из центра Бишкека ночью 6 октября. — Милиция пытается разогнать людей, однако у нее ничего не получается».

Силовики применили для разгона резиновые пули и ранили нескольких оппозиционных лидеров, но в ответ получили невероятную волну агрессии. По состоянию на 13:00 мск 6 октября число раненых с обеих сторон приближалось к 700 людям, но больницы были переполнены ранеными уже в первые часы. Значительная часть из раненых — милиционеры и спецназ, но были и явно случайные жертвы. «Не могу перестать [думать] о мальчишке, чья кровь на заднем сиденье нашей машины, — пишет сотрудник футбольного союза Кыргызстана Айгерим Сабралиева. — Ему лет 16, его не покупали, он еще не имеет права голосовать! Он пришел с друзьями на митинг. Спецназ стрелял не только по ногам, у мальчика вытек глаз, он полчаса лежал на земле и звал на помощь. Муж с другом отвез его в 4-ю горбольницу. На предложение позвонить родным сказал, что у него только мама и не надо ей ничего пока говорить. «Четверка» переполнена».

К трем часам ночи 6 октября протестующие захватили пожарную машину, протаранили ею ворота парламента и захватили здание, от которого за несколько минут до этого предусмотрительно отъехал кортеж с сопровождением. Дальше началось типичное для таких случаев мародерство с пинками портрета президента и выносом всего ценного из здания (позже парламент еще и подожгли). Но на этом протестующие не остановились: они дошли до здания Комитета национальной безопасности, выломали ворота (сотрудники спецслужб на месте предусмотрительно перешли на сторону толпы) и освободили из СИЗО находившегося там экс-президента Алмазбека Атамбаева, осужденного на 11 лет за коррупционные преступления и ожидающего суда по делу об убийстве. Атамбаев выглядел слегка ошалевшим, но довольным.

Все чего-то хотят

На утро 6 октября была назначена встреча президента Жээнбекова с представителями всех 16 партий, но после ночных событий о ней не могло быть и речи. Президент записал видеообращение, где с побелевшим лицом призвал «лидеров политических партий и их избирателей увести людей с мест скопления и сохранять мир». Президентская партия «Биримдик» первой согласилась провести перевыборы, а уже к обеду 6 октября ЦИК официально отменил результаты предыдущего плебисцита. Формальной победы протестующие добились ценой одного погибшего, сотен раненых и разгрома ряда административных зданий: заседание нового координационного совета из нескольких бывших премьеров и лидеров некоторых оппозиционных партий пришлось проводить в другом месте, поскольку парламент был разгромлен окончательно.

Этот координационный совет — единственная, по сути, надежда на то, что стране удастся избежать политического кризиса (хотя первым делом они заявили, что могут предложить Сооронбаю Жээнбекову сложить свои полномочия и намерены упразднить должность премьера). «Должен серьезно сместиться центр принятия решений от администрации президента к координационным структурам при условии, что там будет выдержан баланс группировок, партий и кланов, чего в последнее время не было, — говорит Аркадий Дубнов. — Я по-прежнему считаю Жээнбекова человеком компромисса, несмотря на допущенные им ошибки, так что он может воспользоваться возможностью сотрудничества с оппозиционерами и удержаться у власти».

Силовой вариант решения проблемы теперь не просто бессмысленный, но и опасный, добавляет политолог: это приведет к большому кровопролитию.

На словах все выглядит достаточно просто, но на деле в новой кыргызской революции слишком много акторов. Немаловажное значение имеет фактор Атамбаева: его перевели под домашний арест, после чего ему резко стало хуже (недавно экс-президент перенес в тюрьме коронавирус), но у него остались сторонники, которые теперь не захотят остаться совсем без голосов на новых выборах. К тому же сам Атамбаев, если он вернется в строй, вряд ли удержится от капитализации своей неожиданной свободы, что приведет к обострению внутриэлитных разборок и напряжению с соседними странами — с тем же Казахстаном, где его просто на дух не переносит прежняя власть.

Кроме того, на первый план кыргызской политики вышла фигура Омурбека Суваналиева, замглавы Совета безопасности, которого в стране все зовут «комиссар Каттани». 6 октября он стал исполняющим обязанности главы ГКНБ и сосредоточил вокруг себя абсолютно все силовые структуры в стране. В интервью радио «Азаттык» он заявил, что «премьер-министра, вице-премьеров, президента тоже нет», и где он — неизвестно. Первым делом Суваналиев перекрыл выезд за границу всем чиновникам и пообещал, что ни один из осужденных за тяжкие преступления не будет освобожден из тюрем. В общем, пообещал навести порядок: правда, пока он это говорил, была остановлена работа золотоносного рудника «Джеруй» — на его территорию ворвались неизвестные. Тем не менее, подчеркивает Аркадий Дубнов, именно Суваналиев может взять ситуацию под контроль. Больше, по сути, и некому.

Ключевой вопрос прямо сейчас — удастся ли оппозиции удержать людей от новых погромов. С утра в отставку ушли почти все главы регионов и мэры крупных городов, их места заняли оппозиционные политики.

Митинги днем во вторник проходили во всех городах страны, а в Бишкеке на улицах собрались сторонники совершенно разных политических сил, каждая из которых начала выдвигать свои требования, а некоторые решили двигаться в сторону зданий силовых структур. Пока никто не трогает российских военных в Канте, но им ничего и не грозит: абсолютно все стороны протеста настроены пророссийски. «Для Кремля это большая проблема, что в третьем регионе, связанном с Россией международными договорами (ЕАЭС и ОДКБ. — Ред.). Сначала Беларусь, потом Армения, теперь Кыргызстан, — объясняет Аркадий Дубнов. — Но дело в том, что в случае Бишкека нет вообще ни малейшего намека на внешнее вмешательство. Это их внутренние разборки. И тут все свои». Лучшая стратегия для России — просто наблюдать за происходящим, без выбора каких-то фаворитов. Тем более сделать это не так просто: пожалуй, нынешняя революция — первая, в которой в принципе трудно кому-то симпатизировать. 

№ 563 / Вячеслав ПОЛОВИНКО / 08 октября 2020
Статьи из этого номера:

​«Чилима» над сопками

Подробнее

​Великолепная тридцатка

Подробнее

​Спасение нерядового журавля

Подробнее