Спорт

​Клюшки, деньги, семь стволов

В финале Кубка Стэнли впервые сыграли семеро россиян. И также впервые — два российских вратаря

​Клюшки, деньги, семь стволов

Прежде чем отдавать должное «Тампе» и Никите Кучерову, а также великолепной, без всяких преувеличений, всей российской семерке, скажу о другом. Главный герой нынешнего экстраординарного розыгрыша Кубка Стэнли — Национальная хоккейная лига, которая вопреки логике, во-первых, решилась довести до конца прерванный весной сезон, а во-вторых, организовала плей-офф так, что не допустила ни одного (!) заболевшего. Это был невероятно рискованный вызов пандемии коронавируса, подвергавшийся жесткой критике.

Мало кого устраивал вариант проведения всех матчей в двух канадских городах — Эдмонтоне и Торонто — без зрителей, с проживанием участников в так называемых закрытых «пузырях», с кучей ограничений, непредставимых в недавнем прошлом. Ну да, конечно, надо было отработать спонсорские и «телевизионные» деньги, за что НХЛ можно было сколько угодно подвергать остракизму в духе «ради денег никого не жалко». Что поделать — о деньгах сильнейшая хоккейная лига мира думает всегда, поэтому и успешна. Но не бездушна — иначе бы она о здоровье участников заботилась бы не реально, а декларативно.

Да, это был странный плей-офф, который недоброжелатели склонны считать неполноценным, а отдельные неудачники из числа быстро выбывших — вообще недостойным быть занесенным в анналы. Признаюсь, что и мне поначалу это антикоронавирусное действо казалось выхолощенным и искусственным. Но только поначалу. По мере того как оно раскручивалось, волшебным образом его превращали в полноценное событие две вещи — игра и интрига. Эти два слова можно было бы написать и с большой буквы.

Игра побеждала, интрига забирала внимание, НХЛ можно было аплодировать за оправданный риск, хоккеистам — за желание подарить людям праздник. Я без всякого пиетета отношусь к НХЛ, не люблю излишних восторгов по ее поводу, спокойно отношусь к заокеанским хоккейным новостям, не считаю, что абсолютно во всех своих проявлениях она лучшая, не радуюсь постоянно растущему количеству российских хоккеистов — но тут НХЛ можно было аплодировать.

Фото: Reuters

И «Тампе», конечно. И ее лидерам — форварду Никите Кучерову и вратарю Андрею Василевскому. И другому финалисту, «Далласу», конечно, тоже. Полагаю, что большинство российских болельщиков болели или, по крайней мере, симпатизировали «Тампе» — она ярче, цельнее, зрелищнее. Но второй финалист не должен был быть предсказуемым, и возрастной, слегка тяжеловесный, почти «пенсионерский» «Даллас» этому полностью соответствовал. А еще в его составе были самый неожиданный герой плей-офф голкипер Антон Худобин и слегка позабытый в России другой ветеран, некогда бывший лицом Континентальной хоккейной лиги, неистовый Александр Радулов. Всем россиянам, включая Михаила Сергачева и Александра Волкова из «Тампы», а также Дениса Гурьянова из «Далласа», суждено было сыграть разные, но равно важные роли. Трое сыграли роли выдающиеся и, пожалуй, главные — я о Кучерове, Василевском и Худобине. Антона я бы поставил даже чуть выше Андрея, не в обиду воспитаннику уфимского хоккея и лучшему российскому вратарю последних лет.

«Тампа» прошла всю дистанцию плей-офф практически идеально, ни разу не дав усомниться в своих обоснованных притязаниях на второй в своей истории Кубок Стэнли.

Чудовищный вылет от «Коламбуса» прошлой весной многому научил клуб, который все последние годы был в числе главных претендентов. Руководство нашло в себе силы не уволить Джона Купера, попавшего в хоккей не со льда, а с Уолл-стрит, круто поменявшего судьбу двадцать лет назад и ставшего в конце концов одним из самых успешных тренеров мирового хоккея. Костяк «Тампы» в десятых в качестве генерального менеджера собрал великий Стив Айзерман, огранил его преемник Жюльен Брисбуа.

Ни «Вашингтон» с Александром Овечкиным, ни «Бостон» не устояли перед атакующим напором «Тампы». Больше всего проблем в финале Восточной конференции создала ей самая системная команда лиги, но и «Айлендерс» был вынужден уступить в шести матчах.

«Даллас» в финале никто не ждал, но именно он, набитый возрастными и, казалось, безнадежно уставшими звездами, по мере продвижения к финалу обеспечивал крутизну интриги. Главной звездой команды совершенно неожиданно для всех стал воспитанник усть-каменогорской и магнитогорской хоккейных школ 34-летний вратарь Антон Худобин.

Худобин за почти полтора проведенных за океаном сезонов сыграл в НХЛ совсем немного. Да, и в «Миннесоте», и в «Бостоне», и в «Анахайме», а потом и в «Далласе» он порой проводил потрясающие матчи, но номером первым он нигде и никогда не был, в России в том числе — разве что на юниорском уровне, когда выиграл со сборной чемпионат мира — 2004. На том юниорском первенстве Антон отличился еще тем, что забросил шайбу в пустые ворота финской сборной. На взрослом уровне он стал чемпионом мира в Минске-2014 — но не провел на турнире ни одного матча.

Как-то все не складывалось, и только сейчас — сложилось. Худобин и тащил «Даллас» к финалу совершенно выдающейся своей игрой. Как оборонялся «Даллас», можно судить по уникальному вратарскому достижению Антона — он показал второй результат в истории НХЛ по количеству отраженных в плей-офф бросков. Если бы не Худобин и не отдельные, но яркие вспышки звезд команды, включая Александра Радулова, не видать бы «Далласу» финала ни при каких обстоятельствах. Ближе всего к выходу команда была в четвертьфинальной серии с очень сильным «Колорадо», но мастерство и воля «стариков» сказались в самый решающий момент.

«Даллас» и финальную серию начал с победы, причем убедительной — 4:1. Но ни один из экспертов не отдавал победителю Западной конференции предпочтения. Все понимали, что против Кучерова и компании в длительной серии «Далласу» не устоять. Мои личные симпатии разделялись ровно поровну. Я как раз был за долгую серию. И за хороший, качественный хоккей. И персонально за вратарей и Никиту Кучерова.

…Кучеров, пожалуй, самая загадочная звезда российского и мирового хоккея десятых годов. Восемь лет назад не пригодился ЦСКА — возиться с талантливым, но «хрупким» форвардом, которому требовалась вторая операция на втором плече за два года, в армейском клубе не захотели. А положившая глаз на форварда «Тампа» не побоялась сыграть вдолгую: приняли как родного, оплатили операцию и восстановление, мариновать в юниорской лиге Квебека и в АХЛ не стали. Лучшим бомбардиром «Тампы» Кучеров стал в 21 год — как раз тогда, когда «Тампа» вышла в финал Кубка Стэнли и проиграла «Чикаго».

Пять последующих лет в «Тампе» стали пятилеткой Кучерова. Он бил и клубные рекорды, и замахивался на бомбардирские рекорды лиги, он тащил за собой партнеров, он затмил даже Стивена Стэмкоса, став символом клуба. Одного не хватало — Кубка Стэнли.

Мешала, в том числе и команде, проявлявшаяся в самые неподходящие моменты невыдержанность — так ведь и били Кучерова всегда нещадно.

Главный тренер «Тампы» Джон Купер (в центре). Фото: The Canadian Press / PA Images

И сейчас ему доставалось, пожалуй, больше всех хоккеистов «Тампы». Но Кучеров умудрился набрать за этот плей-офф 34 очка — лучший результат в лиге за последние 11 сезонов. А 27 голевых передач — вообще рекордное достижение в новом столетии. Обладающий всеми необходимыми качествами, быстрый, техничный, умный и забивной форвард — игрок исключительно командный. Это качество в нем еще с детства — его постоянный по тем годам партнер Никита Гусев прекрасно знает, какой Кучеров ассистент. Через много лет этот креативный дуэт, кстати, был лучшим на чемпионате мира — 2017. Но играть за сборную получалось у Кучерова нечасто по вполне объективным причинам — «Тампа» все ближе подбиралась к Кубку Стэнли.

Нынешний шанс взять главный приз мирового клубного хоккея Кучеров уже не упустил. Наряду с Брэйденом Пойнтом он был главным мотором «Тампы», их связка была лучшей на протяжении всего плей-офф и сыграла решающую роль в финале. После обидного первого поражения «Тампа» оступилась только раз — при исключительно малом количестве «мусорных» голов, показывая хоккей, который наверняка бы приводил в восторг зрителей на трибунах. Но так как на трибунах их не было, то оставалось только восхищаться, радоваться и огорчаться у телеэкрана.

Победный гол в решающем, шестом матче Брэйдон Пойнт забил после передачи Никиты Кучерова. А большинство для «Тампы» заработал впервые вышедший на лед в плей-офф 23-летний российский форвард Александр Волков. Антон Худобин в этой ситуации, пожалуй, не выручил, но он столько уже спасал, что малейшего упрека не заслуживал. Его визави Андрей Василевский в плей-офф провел первый матч «на ноль». Сразу — победный.

Первым Василевского поздравил Худобин. А еще весь хоккейный мир впервые в этом плей-офф увидел улыбку Никиты Кучерова. Только ради такой выплеснувшейся на лед Эдмонтона радости стоило связываться с решением задачи, казавшейся как минимум крайне рискованной. Но кто не рискует, тому не наливают.

№ 563 / Владимир МОЗГОВОЙ / 08 октября 2020
Статьи из этого номера:

​«Чилима» над сопками

Подробнее

​Великолепная тридцатка

Подробнее

​Спасение нерядового журавля

Подробнее