Здоровье

​Мы проходим самые тяжелые дни пандемии. Или нет?

Почему в России засекречены самые важные данные о заболеваемости COVID-19

​Мы проходим самые тяжелые дни пандемии. Или нет?

С появлением коронавируса всем странам пришлось экстренно организовывать сбор и публикацию данных о заболеваемости. Российские власти так и не справились с этой задачей: официальная статистика вызывает сомнения и неудобна для анализа, а чиновники сами признают, что этих данных недостаточно для отражения динамики пандемии. Государство собирает гораздо больше информации о распространении болезни, чем мы видим, однако делиться этими сведениями не спешит. При этом тревожные сообщения о нехватке коек и переполненных моргах появляются все чаще. «Новая» разбиралась, возможно ли составить объективную картину о второй волне коронавируса в России.

В середине октября мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что главный показатель распространения коронавируса — «не то, что мы видим на экранах телевизоров — график выявляемости, а то, чего мы не видим»: госпитализации, пневмонии, число пациентов на ИВЛ и другие данные.

За редким исключением эти показатели до сих пор остаются невидимыми для общества. Сведения о госпитализированных и больных пневмонией периодически появляются в сообщениях некоторых региональных оперштабов. С началом второй волны ежедневно выкладывать данные о госпитализациях и числе пациентов на ИВЛ стала и Москва. Число госпитализированных за последний месяц выросло, но пока не превысило пикового значения в две тысячи человек, которое наблюдалось в конце апреля.

Однако регулярная публикация этих данных в едином виде по всем регионам по-прежнему не налажена — несмотря на то, что у государства эта информация есть. Еще весной был создан федеральный регистр больных коронавирусом, куда попадают пациенты не только с COVID-19, но и с пневмонией. По словам замминистра здравоохранения Павла Пугачева, регистр хранит сведения о состоянии каждого заболевшего и позволяет ежедневно отслеживать загрузку коечного фонда вплоть до конкретной больницы.

Ключевым ведомством в борьбе с пандемией стал Роспотребнадзор. Его сотрудники собирают информацию о числе проведенных тестов и выявленных больных, однако эти данные публикуются в неудобном для анализа виде, а часть из них и вовсе остается закрытой.

«Роспотребнадзор не продемонстрировал высокую культуру работы с государственными данными, не учел ценность публикации данных в интересах общества», — отмечают авторы доклада «Общество и пандемия», подготовленного специалистами из РАНХиГС, ВШЭ и других исследовательских организаций.

В Роспотребнадзоре отказались отвечать на вопрос «Новой» о том, почему российские органы здравоохранения не выкладывают в открытый доступ данные о числе госпитализированных, больных пневмонией, и загруженности коечного фонда.

Минздрав не смог оперативно представить комментарий.

Подробные данные об эпидемиологической обстановке в стране засекречены, а открытая часть выглядит недостоверно. «Новая» неоднократно рассказывала о подозрительно гладких цифрах заболеваемости и других статистических аномалиях, которые были заметны в большинстве регионов. В августе признаки «рисования» появились и в Москве: число новых заболевших не выходило за пределы «собянинского коридора» в 650–700 случаев на протяжении трех недель.

Из-за множества проблем с официальными данными специалистам приходится искать альтернативные методы, которые помогут увидеть реальную динамику эпидемии. Один из них — анализ поисковых запросов, связанных с симптомами и лечением коронавируса. «Новая» рассказывала, что при COVID-19 люди чаще начинают искать в интернете информацию о пропаже обоняния и вкуса, болях в спине, уровне сатурации, обследованиях и лекарствах. Это позволяет увидеть рост заболеваемости там, где его не показывает официальная статистика.

В октябре динамика поисковых запросов, которые касаются пропажи обоняния, показала взрывной рост. При этом до сентября число запросов соответствовало количеству выявленных больных — соотношение между ними было постоянным. С началом нового роста заболеваемости осенью это соотношение нарушилось.

Как объясняет аналитик и директор по исследованиям компании Data Insight Борис Овчинников, при таком количестве запросов уровень выявляемости должен быть гораздо выше. Это говорит о том, что число новых случаев может быть занижено.

Судя по динамике поисковых запросов, Россия приближается к пику эпидемии, говорит Овчинников: «Мы в районе самых тяжелых дней с точки зрения заболеваемости. <...> Мое предположение основано на поисковой статистике. Но у меня нет никаких оснований считать, что официальная статистика дает более адекватную, более приближенную к реальности картину».

По словам Собянина, пандемия, напротив, замедляется: он утверждает, что это видно по «ряду показателей» — госпитализациям, числу пациентов с пневмонией и другим. Мэр вновь ссылается на «невидимые» данные, которые не публикуются в открытом виде и недоступны для стороннего анализа.

Ни один государственный ресурс не дает возможности собрать полные сведения о распространении коронавируса в России за весь период эпидемии, из-за чего общество не доверяет официальной статистике по COVID-19, подчеркивается в докладе экспертов РАНХиГС. Официальные данные о заболеваемости вызывают сомнения даже у врачей: им не доверяют почти 60% медиков, опрошенных социологами ФОМ и «Левада-центра».

В отсутствие достоверных официальных данных о развитии эпидемии все чаще появляются сообщения о том, что в больницах заканчиваются места для пациентов с COVID-19, а морги переполнены из-за роста смертности. Читайте подборку «Новой» и объединения независимых СМИ «Синдикат-100» о том, как в разных регионах России справляются с нехваткой коечного фонда для больных коронавирусом.

№ 566 / Дата-отдел «Новой газеты» / 29 октября 2020
Статьи из этого номера:

​Горечь воинской славы

Подробнее

​Нам нужен «Мир»

Подробнее

​Аренду жилья компенсируют

Подробнее