Общество

​Пегов вернулся!

На бывшем здании крайкома ВКП(б) открыта мемориальная доска первого главы Приморья

​Пегов вернулся!

Во Владивостоке, на здании № 47 на Светланской, — здесь располагался штаб Сибирской флотилии, затем Приморский крайком ВКП(б)-КПСС, а ныне банк «Приморье» — открыта памятная доска Николаю Пегову (1905–1991). 33-летний Пегов прибыл во Владивосток в 1938 году, когда после боев на Хасане Дальневосточный край разделили на Хабаровский и Приморский. Вплоть до 1947 года возглавлял Владивостокский горком и Приморский крайком ВКП(б), став первым главой Приморья.

Пегов вспоминал: на него «свалилось невообразимое множество забот и хлопот». Круг его обязанностей и полномочий был куда шире, чем у нынешних губернаторов. Пришлось поднимать сельское хозяйство, наращивать добычу угля на Сучане, развивать судоремонт… «Руководящий костяк края, большинство ведущих специалистов и высококвалифицированных рабочих… были в Приморье на положении «варягов». Они приезжали в край по договорам и через год-два возвращались в забронированные за ними квартиры в европейской части страны, — писал Пегов (звучит удивительно современно!). — Все мы понимали пагубность такого положения для края, горячо осуждали «дезертиров». Но этого было мало. Жизнь настоятельно требовала решения этой проблемы». И Пегов решал. В том числе лоббируя введение льгот…

Поначалу в состав Приморского края входили две области — Приморская и Уссурийская. Пегов предложил упразднить Приморскую. «В Москве… заколебались: какой же это будет край, если состоит из одной области? Так и доложили И. В. Сталину, который, однако, согласился с нашим предложением, заметив при этом: Приморье действительно край страны, пусть краем и называется», — пишет Пегов в мемуарах «Далекое — близкое». Приморскую область упразднили в 1939-м, Уссурийскую — в 1943-м.

С началом войны Пегов перевел хозяйство Приморья на военные рельсы (фанзавод на Океанской выпускал противотанковые мины, Кипарисовский стекольный завод — бутылки под зажигательную смесь), утвердил составы подпольных райкомов и даже оборудовал партизанские базы в тайге на тропах Сергея Лазо. Остановил эвакуацию семей партработников и обязал жен руководителей чаще бывать на публике. Супруга Пегова днем с лопатой в руках возводила укрепления, а вечером ходила по театрам и выставкам, чтобы люди видели: семья «первого» здесь.

В 1941 году к берегам Приморья не пришла иваси, путина оказалась под угрозой срыва. Пегов решил снабжать население китятиной (флотилия «Алеут» уже била китов, но брала только жир и ус). «Традиционное предубеждение, а это сила огромная, против китового мяса преодолели», — вспоминал он.

Именно Пегов, у которого перегрузка во Владивостоке взрывчатки для Дальстроя вызывала тревогу, предложил строить новый порт в заливе Находка. Член Политбюро ЦК Андрей Жданов поддержал Пегова. Опасения были не напрасными: в 1946 году в Находке взорвался пароход «Дальстрой». «Беда — всегда беда. Однако если бы она случилась во Владивостоке, то последствия ее были бы во сто крат больше», — говорил Пегов.

При Пегове в 1940 году утвердили первый генплан Владивостока архитектора Евгения Васильева. Уже этим документом предписывался вынос нефтебазы из района Первой Речки. Воз, несмотря на обещания ряда нынешних губернаторов и мэров, не сдвинут до сих пор…

В 1953–1956 гг. Николай Пегов работал секретарем президиума Верховного Совета СССР. Его подпись (вместе с ворошиловской) стоит под указами о передаче Крыма из РСФСР в УССР и об образовании КГБ.

…В 2014 году на бывшем здании крайкома появилась мемориальная доска Пегова. Но уже год спустя куда-то исчезла. Депутаты Законодательного собрания и краевой совет ветеранов пытались вернуть ее на место, но безуспешно. Хотя на этом же здании появились доски Василия Чернышёва, руководившего Приморьем в 1959–1969 гг., и Виктора Ломакина, управлявшего краем с 1969 по 1984 год, — тоже легендарных фигур…

Лучше поздно, чем никогда. Председатель правления банка «Приморье» Сергей Белавин поддержал инициативу неравнодушных горожан, и Николай Пегов вернулся. На здании банка укреплена мемориальная доска Пегова работы скульптора Георгия Шароглазова, отлитая хабаровскими мастерами. Новое место (не у входа, а со стороны Светланской) даже удачнее прежнего: теперь Пегов, Чернышёв и Ломакин — в одном ряду. Чтобы помнили.

№ 569 / Василий АВЧЕНКО / 19 ноября 2020
Статьи из этого номера:

​Российские девяностые: лихие или святые?

Подробнее

​Ждем у моря погоды

Подробнее

​Пегов вернулся!

Подробнее