Общество

​Telegram — вкл. YouTube — выкл.

Роскомнадзор завел канал в «телеге» и нашел нового врага

​Telegram — вкл. YouTube — выкл.

В пятницу Роскомнадзор (РКН) окончательно признал поражение в войне с Telegram и завел свой собственный канал в мессенджере. Одновременно с этим ведомство порекомендовало СМИ размещать видеоматериалы на российских хостингах — «из-за цензуры на принадлежащим Google видеохостинге YouTube». Это далеко не первая попытка ведомства атаковать YouTube, РКН неоднократно писал обращения в Google из-за блокировки материалов. Корреспондентка «Новой газеты» разбирается, станет ли YouTube новой мишенью РКН и стоит ли ждать его блокировки в России в ближайшее время.

Капитуляция

На момент написания материала канал Роскомнадзора в Telegram насчитывает почти девять тысяч подписчиков. Появился он не позднее конца октября, первое сообщение в канале опубликовано 29 октября.

Всего на странице ведомства размещено двенадцать постов — все они информационного содержания и практически дублируют тексты с аккаунтов РКН в других соцсетях, в том числе во «ВКонтакте». Решение завести Telegram сотрудники Роскомнадзора обосновали удобством — согласно официальному твиттеру, они «подумали и решили», что у пользователей должна быть возможность следить за новостями РКН на той площадке, где им захочется. Такое заявление ведомства вполне можно считать окончательным признанием поражения в войне с мессенджером, которая длилась практически два года и закончилась капитуляцией РКН в июне.

Напомним, попытки ограничивать доступ к мессенджеру начали в апреле 2018 года (Telegram работать не перестал, но перебои в работе испытали на себе многие сторонние сервисы, в частности Viber, а также сайты СколТеха, МГУ и Высшей школы экономики).

Формальной причиной конфликта стал «закон Яровой», обязывающий операторов телекоммуникационных услуг хранить записи телефонных сообщений и интернет-трафик их клиентов на протяжении полугода, а также хранить ключи для расшифровки переписки пользователей и представлять их ФСБ России по запросу. В Telegram это требование сочли неисполнимым, а также нарушающим Конституцию России.

При этом, как рассказывает руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк, надзорное ведомство косвенно признало поражение в борьбе с мессенджером еще за год до начала блокировки (в то время РКН руководил Александр Жаров). На практике это выражалось в публичных препираниях с создателем мессенджера Павлом Дуровым на счет передачи ключей шифрования. Как продолжает Козлюк, уже тогда было видно, как им не хочется блокировать доступ к мессенджеру, а хочется договориться с Павлом.

— В итоге им пришлось рассказывать, как они успешно блокируют доступ к Telegram, как оттуда все уходят, хоть это и было неправдой. При этом внутри ведомства понимали, что это путь в никуда: только наращивание абсурда и надувание щек. Никакой запрет ресурса невозможен, если его владелец вкладывает силы в борьбу, чтобы его площадка была доступна, — рассуждает Козлюк.

Ситуация кардинально изменилась в марте этого года после смены руководства, когда на место главы РКН Александра Жарова, который, прежде всего, запомнился многочисленными блокировками сайтов, пришел Андрей Липов, который ранее курировал подготовку закона «О суверенном Рунете». При Липове количество блокировок значительно снизилось, а Telegram начал постепенно выходить из тени, в частности, в мессенджере появился официальный канал оперативного штаба Москвы по ситуации с коронавирусом, а о разблокировке начали говорить в Госдуме.

Как рассказывал «Новой» юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян, вскоре после разблокировки сервиса под руководством Жарова ведомство потеряло какое-либо уважение среди пользователей. Разрешением мессенджера власть «наверняка хотела показать, что Роскомнадзор стал более эффективным, что поменялась политика органа, осуществляющего сегодня надзор за Рунетом». При этом директор «Общества защиты интернета» Михаил Климарев утверждает, что новая фигура на капитанском мостике РКН не имеет особого значения при изменении политики ведомства.

— В отличие от Жарова, Андрей Липов — человек максимально несубъектный. Он всего лишь винтик механизма, всем абсолютно плевать, что он думает по поводу Telegram, штрафов Facebook и т.д. В принципе, таким и должно быть надзорное ведомство — его никто не должен ни видеть, ни слышать, кроме профессионалов, — заключает Климарев.

Битва за «Царьград»

Однако заявления от ведомства все же продолжают появляться. Как отмечает Артем Козлюк, последнее время они направлены против социальных сетей и стримингового хостинга YouTube. Так, в пятницу Роскомнадзор порекомендовал российским СМИ «размещать видеоматериалы на платформах отечественных интернет-компаний».

— Участились случаи применения администрацией видеохостинга YouTube блокировок, маркировок, предупреждений, согласий и иных ограничений в отношении материалов российских СМИ и журналистов. Это целенаправленная политика влияния зарубежных платформ на доступ россиян к объективной информации, — следует из заявления РКН.

Ранее YouTube неоднократно ограничивал доступ к различным материалам российских провластных СМИ и журналистов, снять их пытается именно Роскомнадзор. К примеру, только вчера на аккаунте РКН в твиттере появилась информация, что ведомство потребовало от Google снять ограничения, наложенные на документальный фильм о протестах в США «USA 2020: Up in arms», который размещен на YouTube-канале российского СМИ Russia Today. Позже YouTube ответил телеканалу, что причиной блокировки стало нарушение запрета на публикацию контента с изображением насилия или жестокости, призванного шокировать зрителей или вызвать у них отвращение.

Кейс с фильмом «USA 2020: Up in arms» — далеко не единственный. Не так давно видеохостинг ограничил доступ к фильму журналиста ВГТРК Александра Рогаткина «Беслан» — смотреть его могут только авторизованные пользователи старше восемнадцати лет. Летом YouTube заблокировал серию проекта RT о пандемии «Эпидемия» Антона Красовского — про то, как раскупали продукты в начале пандемии COVID-19, посчитав, что в ней содержится ложная информация. Кроме того, сервис удалил аккаунты информационных агентств News Front, Anna News, ТРК «Крым-24», а также телеканала «Царьград» (его заблокировали в связи с нарушением «законов о санкциях и правил торговли», так как основатель телеканала Константин Малофеев с 2014 года находится под американскими санкциями).

В августе Совет по правам человека (СПЧ) при президенте России обратился в американский офис Google из-за блокировки каналов российских СМИ. В письме члены СПЧ отметили, что увидели в происходящем признаки цензуры и попытки повлиять на свободу слова и выражение мнений.

— Я считаю, что правильный путь — убедить и заставить компанию Google в первую очередь и подобные компании работать в рамках российского законодательства.

Надо признать это цензурой и добиваться, чтобы Google соблюдала российское законодательство, — заявлял тогда глава СПЧ Валерий Фадеев в ходе круглого стола «Западные техногиганты как угроза суверенитету государства» в Общественной палате России.

YouTube действительно может блокировать видео, загруженные на хостинг. Одна из распространенных причиной для блокировки — нарушение авторских прав. Кроме того, на фоне пандемии коронавируса сервис запретил публиковать контент, связанный с COVID-19 и способный нанести серьезный ущерб здоровью. В рамках текущих обвинений Google опроверг наличие предвзятости к российским СМИ на YouTube.

— YouTube — это глобальная и открытая платформа, где люди со всего мира, в том числе пользователи и партнеры из России, могут высказываться и обмениваться информацией. Мы прилагаем усилия, чтобы защищать пользователей, поэтому настаиваем, чтобы все видеоролики следовали нашим правилам, в том числе в отношении демонстрации сцен насилия, — сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе Google в пятницу.

Как рассказывает Артем Козлюк, считать цензурой подобные действия нельзя — в данном случае мы видим модерацию ресурса.

— YouTube или другая соцсеть — это частный корпоративный портал, и владелец вправе устанавливать свои правила. Есть администрация, которая рассматривает обращения, модерирует группы, каналы, паблики и сама решает, что является допустимым, а что нет. У Pornhub одни меры допустимого, у Facebook — другие, — объясняет Козлюк.

Насколько серьезен конфликт между Роскомнадзором и хостингом, понять сложно: серьезной публичной дискуссии между организациями нет. При этом заблокировать YouTube и Twitter Роскомнадзор грозился еще во времена Жарова в 2017 году. Тогда камнем преткновения стал аккаунт движения «Открытая Россия» — РКН обещал применять санкции к сервисам, если те не заблокируют его страницы в социальных сетях (события развивались вместе с блокировкой основного сайта движения и других ресурсов главы ЮКОСа Михаила Ходорковского).

Другой кейс с РКН не связан: в мае этого года разработчик тестов для оценки персонала Ontarget подал в Мосгорсуд иск о блокировке на территории России YouTube из-за спорного контента. В конце июля суд частично удовлетворил иск компании, отказав в блокировке видеосервиса.

Тревожные весточки возможной блокировки есть и сейчас, хоть и напоминает ситуация больше «конспирологическую теорию». Как рассказывает Козлюк, вероятно, что Роскомнадзор готовится потихоньку инициировать ограничение доступа и будет инкриминировать социальным сетям отказ в сотрудничестве.

— После ухода Жарова все страницы РКН велись очень вяло, но сейчас их прорвало, и именно в отношении социальных сетей по поводу удаления материалов СМИ. При этом РКН всегда обращает внимание именно на провластные статьи, даже если они достаточно сомнительные. Кроме того, сейчас ведомство посоветовало российским СМИ перейти на отечественные хостинги, — объясняет Козлюк.

Чисто технически заблокировать YouTube и другие социальные сети, такие как Twitter и Facebook, вполне возможно, особенно если их руководство не будет заинтересовано в российском рынке. По такому принципу из России ушел LinkedIn, социальная сеть для поиска и установления деловых контактов. В 2016 году Роскомнадзор подал иск к LinkedIn, посчитав, что сайт обрабатывает персональные данные без согласия пользователей и не хранит данные россиян на территории России, что нарушает Федеральный закон «О персональных данных».

Сейчас доступ к ресурсу ограничен, пользоваться им можно через VPN. При этом тот же Facebook заранее готов к блокировкам в любой стране — еще в 2014 году они запустили официальное зеркало в Tor.

Как отмечает Климарев, чтобы в России пользователи ушли с YouTube, даже не надо его блокировать — достаточно просто снизить качество [доступа].

Однако в том, что доступ к ресурсу в России действительно могут ограничить, директор «Общества защиты интернета» серьезно сомневается, ведь хостинг даже не стали блокировать ни в Беларуси, ни в Казахстане, ни в странах Африки (единственный кейс — Азербайджан, где война идет по-настоящему).

— Блокировка YouTube сразу обернется скандалом, так как хостинг уже давно является влиятельным масс-медиа. Им пользуются точно больше половины россиян, и рейтинги YouTube в целом выше, чем у всех телеканалов, вместе взятых. Так что технически, заблокировать YouTube, конечно, могут, но это будет равнозначно объявлению гражданской войны, — заключает Климарев. 

№ 569 / Дарья КОЗЛОВА / 19 ноября 2020
Статьи из этого номера:

​Российские девяностые: лихие или святые?

Подробнее

​Ждем у моря погоды

Подробнее

​Пегов вернулся!

Подробнее