Общество

​Дорога к обелиску

Благодарная память держится на людях, а не на власти

​Дорога к обелиску

Владивостокский бизнесмен Сергей Лопухов сотоварищи, не уповая на государство, обновил и обустроил два воинских захоронения на Хасане. Он говорит: в этой истории ничего личного. Ни дед, ни отец его не воевали. Семья успешного 58-летнего владивостокского предпринимателя Сергея Лопухова в давние времена попадала под раскулачивание и знавала другие беды: депортацию, лагеря… Но, видимо, война имеет свойство настигать и тех, кто был рожден после, и «включать», как проблесковый маячок, память прошлого, словно есть во всех нас без исключения общий ген. То ли той проклятой войны, то ли Великой Победы.

Вроде бы случай. Давний знакомый. Знакомый знакомого — потомственный казак, но не из «ряженых», а из настоящих, шолоховских, перебравшийся волею судеб «с запада» в Приморье, Хасанский район, Славянку. Валентин Михайлович Тришин создал здесь не просто детский военно-патриотический клуб «Держава», а целую систему воспитания ребят, в основе которой — обращение к исторической памяти, знание места, где ты живешь, и героев, известных и безымянных, сложивших головы за Отечество и упокоившихся рядом, в хасанской земле.

Вот уже 13 лет, с 2007-го, Тришин и его казачата (так их все называют) ведут поиск забытых воинских захоронений у озера Хасан, приводят их в порядок, восстанавливают из небытия фамилии погибших бойцов.

Наверное, случай случаем, но владивостокский бизнесмен Сергей Лопухов и казак Валентин Тришин должны были встретиться. Познакомиться и съездить в «конец географии» — на самый юг Приморья, за Краскино, к российско-китайской границе, к озеру Лебединому. Именно здесь несколько лет назад детский поисковый отряд «Державы» обнаружил два обелиска, маленький и побольше. Это были две братские могилы — погибших на озере Хасан в 1938-м и в боях с японскими захватчиками в 1945-м.

Как и множество хасанских воинских захоронений, эти два тоже нуждались в заботе. Тришинский десант не раз совершал сюда марш-броски по пересеченной местности — подкрасить обелиски, выкосить траву. Присматривали за местами упокоения, как могли. Мечтали: эх, хорошо бы к обелиску 1945-го, стоящему на взгорке прямо у пограничной «системы» с колючкой и контрольно-следовой полосой, соорудить ступеньки или лестничный марш. Ну и какую-никакую дорогу… Проехать сюда по болотистым хасанским почвам можно было только на вездеходе. Или на ярко-оранжевом американском джипе предпринимателя Лопухова.

Увидев все лично, Сергей решил: «Делаем!» Привез сюда нескольких своих сотрудников — раскинули рядом палаточный лагерь, провели «рекогносцировку на местности». Обратной дороги не было — эту крылатую фразу можно было понимать и буквально. С чего начать? С подъездного пути. К обелиску нужно было везти бетон, строительную технику, материалы. Но не по болоту же. Поэтому прежде чем пустить бетоновозы, укрепили топкую приграничную тропу — подвезли скальник (38 грузовиков!), высыпали, утрамбовали… Поехали!

Ровненькая бетонная площадка вокруг памятника, гранитные плиты с именами бойцов и указанием воинских подразделений, белоснежный обелиск под красной звездой, несколько лестничных маршей — все сделали быстро, за считаные недели, успев до непогоды и холодов.

— Равшан молодец, отлично сработал! — не нарадуется на подрядчика Сергей Лопухов.

Побольше бы таких «понаехавших», как Равшан Сайдуллаев и его стройбригада. Вот уже лет семь, как узбеки осели в Краскино, и с тех пор спрос на их умелые руки высок и стабилен. Но обустроить воинское захоронение — такой опыт у Равшана впервые.

Мы стоим у обелиска, и он рассказывает, как все было. Будто бы на одном дыхании, с Божьей помощью. Погода — и та не подвела: «Погода была — для бетона, как по заказу». И еще очень важно: как говорила Равшану мать, тут, на Хасане, погиб его дед. В 1938-м пришло семье «черное письмо», так называли похоронки. Так что многое сошлось у озера Лебединого, и работы на братских могилах — это больше, чем стройка…

В Краскино у нас еще одна встреча — с почетным жителем Хасанского района, кавалером ордена Трудового Красного Знамени Владимиром Тимофеевичем Черновым. Его заботит та же тема — воинские захоронения, коих на приграничной, политой кровью хасанской земле десятки, и не все до сих пор сочтены. Одно из таких прямо на окраине поселка, на местном кладбище. Едем туда и видим: памятник с красной звездой, надписью, что здесь покоится прах 248 бойцов, павших в боях с Японией (когда? даты отсутствуют), гранитные плиты с фамилиями. За памятником — пустырь с едва заметными холмиками. Этот пустырь не дает покоя Владимиру Тимофеевичу с давних пор.

— Тут массовое воинское захоронение, — рассказывает наш провожатый. — Бойцов хоронили в 1945-м. Над каждой могилой было маленькое деревянное надгробие со звездой. Со временем все было сожжено лесными палами, и об этом месте забыли. Но в 90-х мощный тайфун намыл тут целый овраг, и обнажились гробы с останками воинов в форме Красной Армии. Я, как и многие краскинцы, видел это своими глазами. Наша власть не придумала тогда ничего лучшего, как пустить бульдозер и заровнять овраг. Прямо с останками. Теперь, как видите, тут пустырь. По нему гуляют коровы.

Чернов убежден, что эту территорию надо сделать мемориальной. Поставленного тут памятника (отдельное спасибо краевому депутату Джамбулату Текиеву) — мало. Владимир Тимофеевич из года в год пишет во все инстанции. Недавно написал губернатору Олегу Кожемяко — после того, как тот побывал в Хасанском районе и распорядился отремонтировать полуразрушенную историческую лестницу на историческую сопку Заозерную, у Чернова появилась надежда, что власть не останется равнодушной к вандализму прежних лет и откликнется на его обращение.

Власть откликнулась… многочисленными отписками. Где-то, сообщили Чернову, провели тематический семинар, где-то создали оргкомитет… «По прошествии более 70 лет определить могилы невозможно, — отписалась и администрация Хасанского района. — Место захоронения болотистое, для реставрации и отсыпки потребуется применение тяжелой техники (бульдозер, самосвал), что неприемлемо».

Тут лишь руками развести: сравнять бульдозером воинские могилы — приемлемо, а восстановить их — нет, никак невозможно.

Еще дальше «отфутболила» своего почетного жителя администрация непосредственно Краскинского поселения (с высот краевой власти обращение, как водится, спикировало вниз). Прочитав тот «ответ», Чернов испытал шок. Из текста следовало, что на заброшенном участке кладбища хоронили «не тех»: больных (перечисление диагнозов), пьяниц и хулиганов, «отдыхавших» в 1940-е в местном эвакогоспитале. Отписка била наотмашь, как пощечина.

Владимир Тимофеевич достает архивный документ со списком воинов, похороненных в поселке Краскино на гражданском кладбище. В нем пофамильно: «погиб в 1945-м», «умер от ран»… Зачем поселковая администрация сосредоточилась на «брюшном тифе», «отравлении», «пьяной драке» и прочих частностях? Чтоб обосновать свой пассив? Мол, несмытые тайфуном, уцелевшие под ножом бульдозера воинские останки недостойны ни памяти потомков, ни административных хлопот?..

Два обновленных памятника на двух братских могилах у озера Лебединого инициатор и спонсор работ — бизнесмен Сергей Лопухов обязан передать по акту местным властям. И мы идем к главе администрации Краскинского поселения Светлане Зебницкой. Она очень рада визиту, благодарит, особенно за дорогу, по которой теперь можно возить к обелискам школьников и молодежь «с целью военно-патриотического воспитания».

Разговоры о пустыре с холмиками бывших могил в этом кабинете не любят. Чего еще говорить, когда гражданину Чернову сто раз отвечено?

Точка. Мы уезжаем из Краскино.

— Владимир Тимофеевич говорил про металлоискатель, — роняет больше для себя Лопухов. — Надо определить границы участка и местонахождение каждого из бойцов. Брать прибор, идти и пробовать. Обнаруживать индивидуальные захоронения и что-то делать. И огородить территорию, чтоб никакой трактор туда уже больше не заехал.

В отличие от «благодарных» властей Сергею не все равно, как спится солдатам Победы.

P.S. Открытие обоих памятников состоится сегодня, в День неизвестного солдата.

Фото из личного архива Валентина Тришина и автора

№ 571 / Наталья ОСТРОВСКАЯ / 03 декабря 2020
Статьи из этого номера:

​Дорога к обелиску

Подробнее

​Ледяной дождь, вольфрам и рыба

Подробнее

​В Воздвиженке — нелётная погода

Подробнее