Спорт

​Последний победитель

Памятник в Ростове Виктору Понедельнику поставили еще при жизни

​Последний победитель

Кусочек кинохроники из киножурнала «Новости дня» все болельщики со стажем помнят, не заглядывая в интернет: навес с левого фланга, форвард выпрыгивает выше всех и головой отправляет мяч в противоход вратарю. Ничего особенного, если бы не антураж: Париж, стадион «Парк де Пренс», финал первого Кубка Европы, СССР — Югославия, дополнительное время, 10 июля 1960 года, воскресенье. В Москве, правда, в этот момент уже наступил понедельник, и с золотого гола форварда под той же фамилией в советском футболе началась новая эра. Дальше на тех хроникальных кадрах победители во главе с Игорем Нетто под дождем довольно резво совершают круг почета, но, по воспоминаниям Понедельника, они едва ковыляли, а капитан специально срезал дистанцию — сил бежать не было.

Таких деталей больше и вспомнить некому — Виктор Владимирович Понедельник, скончавшийся в субботу 5 декабря на 84-м году жизни, был последним из остававшихся в живых победителей первого Кубка Европы.

Золотой гол он, конечно, выделял, но больше всего гордился тем, что с этого момента советский футбол признал весь мир.

Это был третий матч Виктора Понедельника за сборную СССР. 19 мая в дебютном «товарняке» парнишка из Ростова-на-Дону отгрузил Польше в «Лужниках» три гола. С хет-трика в сборной не начинал никто, даже самые великие. 22 мая Понедельник без бокала шампанского отметил свое 23-летие. На сборах в подмосковных «Озерах» его поселили со Львом Яшиным. В четвертьфинале первого официального континентального турнира команда должна была дважды сыграть с испанцами, но Франко в последний момент отказался отправлять свою сборную в Москву, так что в «финал четырех» вышли без нервотрепки.

6 июля на марсельском «Велодроме» в полуфинале Кубка Европы дебютант снова забил, закрепив крупную победу над сборной Чехословакии. Следом был триумф в Париже, осенью 1960-го — два товарищеских матча, снова с голами Понедельника. Он забивал в пяти подряд первых своих официальных встречах за сборную — своего рода рекорд.

Золотой пас ему отдал Михаил Месхи, что тоже символично. Месхи плохо знал русский, а Понедельник неплохо знал грузинский, которым овладел еще в эвакуации. В Тбилиси они с матерью и сестрой оказались, чудом успев сесть в последний эшелон, когда немцы уже были на окраинах Ростова. Футбол начался для Вити в Тбилиси (стадион «Динамо» был рядом), как и школа. Грузия навсегда стала для него вторым домом.

Есть и другие совпадения, которые подарила Виктору Понедельнику необыкновенная весна 60-го. 29 мая, ровно через неделю после его дня рождения, вышел первый номер еженедельника «Футбол», который стал самым популярным изданием в СССР, распространявшимся исключительно в розницу. Через семь лет еженедельник стал называться «Футбол-Хоккей», еще через 17, после знаменитого Льва Филатова, его возглавил… Виктор Понедельник.

Писатель Александр Нилин как-то назвал Понедельника везунчиком, но, не в обиду замечательному Сан Палычу, везение, пожалуй, только к самым первым годам Понедельника в сборной и относится. На сборы его, игрока команды класса Б «Ростсельмаш», вызывали еще в начале 1958-го — в преддверии чемпионата мира — на всякий случай. И он ведь мог туда попасть, и точно бы пригодился — гения Эдуарда Стрельцова по облыжному обвинению показательно посадили в тюрьму, карьера Никиты Симоняна подходила к концу, но дорогу на чемпионат мира Понедельнику перегородила первая операция на колене. Нового вызова пришлось ждать два года.

Их со Стрельцовым сдвоенный центр мог бы произвести в Швеции-58 фурор, но как случилось, так случилось. Вместе они выйдут на поле, уже играя за ветеранов. В таком матче где-то ближе к середине 70-х я их и видел. Смотрелись два выдающихся центрфорварда, реализовавших свой потенциал едва ли наполовину, впечатляюще, даже с учетом того, что матч был выставочный.

По нынешним меркам Виктор Понедельник не отличался какими-то особыми физическими данными. Да, высокий, атлетичный, прыгучий, координированный, но не скажешь, что быстрый и очень техничный. Зато с мощным ударом, умением выбрать позицию, с голевым чутьем, ничуть не мешающим работать на команду:

голевых пасов у него не меньше, чем голов, которых у него за сборную ровно два десятка за 29 игр в форме национальной сборной.

Конечно, первое пятилетие 60-х даже при наличии таких звезд, как Воронин, Иванов, Яшин, Шестернев, Метревели, могло стать пятилетием Понедельника. На следующий год после Парижа возглавляемая Гавриилом Качалиным сборная в турне по Южной Америке катком прошлась по сборным Аргентины, Уругвая и Чили. Аргентинцам в Буэнос-Айресе на «Ривер Плейт» Понедельник второй свой гол забил бисиклетой — Метревели с правого фланга пасовал Иванову, но уже проскочивший за линию мяча Понедельник перехватил передачу, неотразимо пробив через себя в падении. Высыпавшая на поле после финального свистка толпа вмиг разорвала майки победителей на сувениры, а особо охранявшие главного героя встречи полицейские сами сделали то же самое с его майкой под номером 9.

Увы, чемпионат мира в Чили 1962 года не задался всей сборной, пусть Виктор Понедельник и забил два гола и четыре раза ассистировал партнерам. Проигрыш хозяевам в четвертьфинале стоил места Качалину, но еще обиднее спустя два года стал итог финала второго Кубка Европы. Под руководством Константина Бескова сборная СССР на пути к «финалу четырех» прошла Италию и Швецию, в «Лужниках» Понедельник забивал обеим сборным, Швеции вообще дважды. Полуфинал с Данией играли в Барселоне, и по счету это было копией Марселя-1960: три безответных гола, и один из них — на счету Понедельника.

Финал на «Сантьяго Бернабеу» задержали на полтора часа. Ждали каудильо, а диктаторы и лидеры авторитарного типа, как известно, любят показательно опаздывать, это характерная их черта. Сборную СССР обязали выиграть — только с этим условием партийные бонзы и разрешили лететь в «фашистское логово». Все было за хозяев, включая ревущий 80-тысячный стадион. Бесков выбрал сугубо оборонительный вариант; придавленные ответственностью игроки, похоже, перегорели и пропустили решающий мяч от Марселино за шесть минут до финального свистка.

На следующий день после прилета Бескова сняли. Понедельника, не считая двух «товарняков» в Алжире, в сборную больше не вызывали — его позицию в 65-м доверили Анатолию Банишевскому. Через год, уже после чемпионата мира, спустя пять минут после начала товарищеского матча с ГДР Понедельник символично уступил место Анатолию Бышовцу.

Ну и где тут везение, если всей карьере Понедельника в большом футболе пять-шесть лет? Я ждал дебюта форварда в любимом «Спартаке», куда он перешел в январе 1966-го, но не дождался — перезагрузить карьеру из-за травм и давно мучившей его бронхиальной астмы не удалось. Кто знает, как бы все сложилось, останься Понедельник в ЦСКА в 1961-м, но столичным армейцем он пробыл ровно сутки — вопрос решался на уровне ЦК КПСС, и спецоперация по возвращению народного любимца в Ростов завершилась успешно.

То, что он играл только за ростовские «Ростсельмаш» и СКА, делает Понедельнику честь, но на союзном уровне он так и остался без регалий.

Слышать уникальный репортаж Николая Озерова из Парижа по малости лет я не мог, телетрансляцию из Мадрида тоже не видел — по большому счету, футбол для меня начался с чемпионата мира в Англии в 1966-м, где Понедельника уже не было. Но я читал первые его репортажи в «Советском спорте» начала 70-х. Как говорил сам экс-форвард, из футбола он не ушел, а просто сменил амплуа. Гены отца, известного журналиста, все-таки сказались, и здесь Виктор Владимирович Понедельник добрался до верхней точки карьеры футбольного обозревателя, возглавив популярнейший еженедельник. Правда, его «Футбол-Хоккей», в котором он не изменял филатовским традициям, кончился ровно через 30 лет после первого выпуска — такой в 90-м получился юбилей и первой победы, и издания.

Виктор Понедельник, 2000 год. Фото: ТАСС

До того как болезнь окончательно не сломила донского бомбардира, он был на виду. Его награждал Рубиновым орденом УЕФА Мишель Платини. Ему аплодировал Киевский дворец искусств во время церемонии жеребьевки Евро-2012. Ему дарили скакунов, тепло принимали в каждом городе, не говоря уже о родном Ростове, где в 2015-м открыли персональный памятник на стадионе «Олимп-2». Он занимал разные футбольные должности, в основном общественные, дружил с Майей Плисецкой, Кириллом Лавровым и Евгением Леоновым, играл в шахматы с Михаилом Талем и Тиграном Петросяном, он написал — естественно, сам — четыре книги, какое-то время имел непосредственное отношение к футбольной тематике — да-да, не удивляйтесь — в «Новой газете».

Кстати, про фамилию. По семейной легенде это писарь с устатку или спьяну ошибся, вписав в графу «фамилия» день недели. И бывший крепостной, оказавшийся на Дону где-то в 60-х годах позапрошлого века, стал Понедельником.

А его потомок про любимую игру написал однажды так: «Футбол мы любили больше, чем себя в нем». Лучше не скажешь. 

№ 572 / Владимир МОЗГОВОЙ / 10 декабря 2020
Статьи из этого номера:

​Разгром

Подробнее

​Вскрытие «Судного дня»

Подробнее

​Портрет второй волны

Подробнее