Общество

Полиция в доле?

Самосуд как индекс эффективности государственной машины

Полиция в доле?

Те, кто более или менее пристально следит за полицейскими сводками (криминальной хроникой), знают, что в последние годы появилась устойчивая статистика такого относительно нового вида преступлений, как поджог автомобилей. Несложно предположить, что мотивация у преступников может быть самой разной — от банального хулиганства до примитивной зависти или от долгов по бизнесу до мести за случившуюся дорожную разборку. Если смотреть пусть даже выборочные данные только за последние несколько месяцев, то по одному лишь Владивостоку подобная статистика выглядит хотя и скучно, но зато стабильно: семь машин сгорело во дворе дома на улице Прапорщика Комарова, дважды горели машины на Нейбута, трижды на Каплунова (об этой истории мы сейчас поговорим подробнее). Заметьте: все в Ленинском районе. Но если скучно про такое читать досужему исследователю криминальных сводок, то владельцу сгоревшего автомобиля (а ведь даже в предельно автомобилизированном Владивостоке девяносто процентов автовладельцев далеко не самые богатые люди, особенно при нынешнем курсе доллара) отнюдь не скучно и не смешно. Тем более когда ты не понимаешь, по какой причине это происходит. А с большинством пострадавших именно так и случается.

Однако даже если мы имеем дело с банальной «хулиганкой», то отечественный законодатель, а стало быть, и Уголовный кодекс трактуют это однозначно; вот что говорит ст. 167 УК РФ «Умышленное уничтожение или повреждение имущества»: «…деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общественно опасным способом…наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок». То есть, как мы видим, законодатель в данной ситуации не церемонится. Надо полагать, так же должна поступать и полиция, по ведомству которой проходит данная категория преступлений. Но это, видимо, лишь в тех случаях, когда полиция действует по закону, а не «по понятиям».

Итак, добро пожаловать на улицу Каплунова.

Здесь, в районе дома № 5, расположена довольно крупная автостоянка, вмещающая около 250 автомобилей. Стоянка, важно подчеркнуть, «белая», налоги владелец платит регулярно, территория ограждена забором, а по периметру висят камеры наружного наблюдения. Понятно, что любое происшествие в таком месте сложно трактовать как обыденную «хулиганку»; для того чтобы регулярно (именно так! — Ред.) приходить сюда с бутылками с горючей смесью, нужны, очевидно, какие-то более «воодушевляющие» мотивы.

Есть ли они? Ответить на этот вопрос, видимо, могло бы полицейское расследование. Могло бы…

Впрочем, по порядку.

«Приключения», если так можно назвать уголовщину, начались два месяца назад. В три часа ночи 29 ноября двое мужчин проникли на стоянку. Для начала они ворвались в сторожку и жестоко избили — чтобы не успел нажать на «тревожную» кнопку — находившегося в те сутки на вахте пожилого охранника Игоря К. (его фамилия, как и фамилии других участников, имеются в распоряжении редакции). Избили так, что у К. были зафиксированы перелом носа и сотрясение мозга; очевидцы рассказывают, что весь пол сторожки был залит кровью. После этого нападавшие двинулись к своим целям: автомобилям BMWX6 и SubaruForester. Subaruбыстро вспыхнул; что касается BMW (все-таки немцы умеют делать автомобили), то поджигатели не сумели быстро разбить стекло подвернувшимся булыжником. На их беду в это время мимо стоянки проезжал сотрудник полиции, лейтенант полка ДПС. Увидев пламя, он выскочил из машины и кинулся на стоянку. Преследуя кинувшихся бежать преступников, офицер выстрелил в воздух. Затем, поняв, что догнать в темноте их не получится, начал тушить Subaru. Успел он вовремя: японская машина частично выгорела изнутри (по приблизительным оценкам ущерб владельца составил около полутора миллионов рублей), однако дальше огонь пойти не успел; практика ведь показывает, что, когда машины стоят плотно, а 250 единиц — это не шутка, вспыхивают они одна за другой, как спички. Семь штук на улице Прапорщика Комарова так и сгорели — вовсе не обязательно поджигать все, одной достаточно…

…К утру на стоянке было тесно от полковничьих полицейских мундиров. Правда, начальство, похоже, интересовали не столько совершенные преступления (избиение и поджог), сколько выстрел посреди жилого микрорайона, а также сам факт появления на стоянке лейтенанта, которого явно заподозрили в «левом» бизнесе. Однако проверка службы собственной безопасности показала, что офицер чист, как слеза младенца; дальнейшим полицейское руководство, кажется, так и не заинтересовалось.

Ну а раз так, придется рассказать этому руководству, что было дальше.

Спустя две недели, 10 декабря, в час ночи два человека в очередной раз попытались ночью проникнуть на стоянку. Судя по видеозаписям (имеются в распоряжении редакции), в руках у них были бутылки. Мы не можем прямо утверждать, что там была горючая смесь, но и в алкоголе сильно сомневаемся: вряд ли у кого-то возникло бы желание тайно пробираться на автостоянку ночью, в мороз, исключительно ради выпивки. Поскольку мы предполагаем, что это были все те же самые двое, то надо сказать, что им опять не повезло: их перемещения заметил не только сторож по мониторам с видеокамер, но и несколько жителей соседних домов, вышедшие на свои балконы покурить, — они начали кричать и снимать происходящее на мобильные телефоны.

И снова преступники убежали.

Но, видимо, цель перед собой они поставили (или перед ними кто-то поставил) вполне конкретную. В очередной, уже третий раз двое неустановленных мужчин пробрались на стоянку в три часа ночи 21 декабря. В этот раз — аккурат согласно русским литературным канонам и поговоркам (бог троицу любит) — у них все получилось; очевидно, и готовились лучше, и предыдущие «репетиции» сказались. Быстро найдя все тот же многострадальный BMW, они разбили-таки стекло, выплеснули в салон легковоспламеняющуюся жидкость и подожгли. Происходило все это приблизительно в течение одной минуты, что зафиксировали бесстрастные видеокамеры. Охранник стоянки успел немедленно вызвать полицию и пожарных и кинулся сам тушить огонь. Тем не менее до приезда пожарных BMWи два соседних автомобиля — ToyotaLandCruiserи SubaruForester(уже другой) сгорели дотла. Очевидцы говорят, что еще пара минут — и полыхнул бы весь ряд…

Вопрос, как говорится, к знатокам: на сколько далеко за два прошедших с первого преступления месяца продвинулось следствие, которое ведут сотрудники ОП № 1 УМВД РФ по г. Владивостоку (так теперь называется бывший Ленинский райотдел города)?

Правильный ответ: ни на сколько.

Во всяком случае, пострадавшим и их адвокатам об этом ничего не известно. Еще 23 декабря владелица автостоянки Елена М. обратилась к начальнику ОП № 1 полковнику Мельничуку с заявлением о возбуждении уголовного дела. Прошел месяц. На момент подписания этого номера газеты в печать (28 января) никакого ответа не получено.

Ну, собственно, если начальник может не выполнять свои обязательства, то почему это должны делать его подчиненные?

…Слухи ходят разные. (А чем, спрашивается еще, в силу бездействия полиции, должны руководствоваться пострадавшие?) Говорят, например, что у владелицы «субарика», загоревшегося в первую ночь, был некий дорожный словесный конфликт аккурат накануне поджога и что второй участник конфликта преследовал ее до самой автостоянки, узнав тем самым не только номер машины, но и место ее парковки. К слову, про этого второго участника — в отличие от полиции — адвокаты уже все выяснили, при желании это довольно-таки несложно.

Еще говорят, что у владельца BMWсуществовал какой-то застарелый бизнес-конфликт, который, в принципе, мог привести к противоправным действиям вчерашних партнеров. И даже говорят, что в этом бизнесе в доле могли быть некие силовики… Клевещут, конечно… Но если и клевещут, то, очевидно, исключительно силясь понять, почему полиция едва ли не демонстративно бездействует.

Еще говорят, что при желании и возможном доступе к соответствующим базам, несложно «пробить» биллинг мобильных телефонов, которые в три указанные ночи находились в данной геолокации. Но это опять же при желании, конечно. При желании за два месяца вообще можно многое успеть сделать — срок-то огромный. Для начала, к примеру, все дела (включая и нанесение тяжких телесных повреждений) объединить в одно. Но с желанием, видать, неувязка.

…Нам тут все предлагают сказать спасибо нынешней прекрасной власти за то, что она сумела победить «проклятые девяностые» и их последствия. Но что есть главная примета девяностых? Самосуд, внесудебные расправы, неэффективность правоохранителей. Теперь, с подачи ОП № 1, очевидно, можно сказать, что девяностые потихоньку возвращаются. А то, за что Уголовный кодекс предлагает наказывать лишением свободы на срок до пяти лет, преступлением, похоже, не считается.

По Марксу, как все мы знаем, государство (независимо от строя) — это аппарат насилия. Но право это — на принуждение, наказание и т. д. — в эффективном государстве только ему и принадлежит. Если это право размыто, значит, государство становится неэффективным.

И последнее соображение: в местном сегменте работает немало пабликов, ведущих криминальную хронику/статистику. Однако ни один из них, к сожалению, не ведет статистику раскрытых преступлений и дел, переданных в суд. А было бы, конечно, наглядно.

№ 578 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 28 января 2021
Статьи из этого номера:

Полиция в доле?

Подробнее

​Зачем я здесь?

Подробнее

​Сераль в Прасковеевке, или Цзыцзиньчэн в Геленджике

Подробнее