Общество

​Охота на «кабанчиков»

Как встречают в колониях для бывших сотрудников высокопоставленных коррупционеров. Будни ментовских зон

​Охота на «кабанчиков»

Фото: РИА Новости

Право принять коррупционера

«Когда мы узнали, что в нашу зону распределили полковника Захарченко, праздник был: кабанчика везут!» — рассказывает бывший майор полиции Сергей К., дважды отбывавший сроки заключения в ментовских зонах (фамилия имеется в редакции). На сленге осужденных кабанчиком называют продуктовую посылку. С недавнего времени так же стали называть осужденных за миллиардные хищения, полагая, что государство изъяло далеко не всё наворованное и у коррупционеров есть чем поживиться.

«Любой зэк, заезжая в колонию надолго, по мере своих сил пытается как-то наладить быт, сделать свое существование на зоне как можно более комфортным, — продолжает Сергей. — Думаете, в следственных изоляторах холодильники и телевизоры появляются от щедрот ФСИН? Черта с два! Сидельцы — а многие в ожидании суда по несколько лет сидят в изоляторе — договариваются с администрацией о том, чтобы их закрепили за определенной камерой, и оборудуют ее. Потом съезжают, а все ими приобретенное остается».

То же самое в колониях. Историю Миши Кутаисского (петербургский бизнесмен Михаил Мирилашвилли, основатель сети казино и залов игровых автоматов «Джекпот», восемь лет провел за решеткой по обвинению в убийстве похитителей отца, ныне проживает в Израиле) вся ФСИН вспоминает с придыханием. Два СИЗО, две тюремные больнички, три колонии — всё, где успел побывать Михал Михалыч, было отремонтировано и получило новейшее оборудование.

Михаил Мирилашвили, обвиняемый в организации похищения и убийстве двух людей, в зале Ленинградского окружного военного суда, 2003 год. Фото: Сергей Смольский / ИТАР–ТАСС

Поэтому на любого «миллиардерного коррупционера» и администрация колонии, и обычные зэки смотрят с ожиданием.

Только вот заполучить к себе такого заключенного большая проблема — конкуренция высокая.

В СССР существовала всего одна колония для осужденных сотрудников правоохранительных органов. Знаменитая ИК № 13 в Нижнем Тагиле. В настоящее время в России насчитывается 21 ментовская зона (11 колоний строгого режима, три — общего, одна — особого и шесть колоний-поселений), в которых отбывают наказание те, кто получил статус «БС». БС в официальных документах расшифровывается не как «бывший сотрудник», а как «безопасное содержание».

По словам Сергея, в колониях, где он отбывал два своих срока, основную массу точно так же, как и на обычных зонах, составляют случайные люди. Как их называют на зонах, первоходы. Наркоман, попавшийся на краже велосипеда; «похмелятор», укравший бутылку водки в магазине; ревнивый муж, разобравшийся с любовником своей жены или с самой женой; фанат, в угаре празднования победы футбольной команды отправивший в больницу сотрудника полиции.

«В ментовскую зону они попадают по разным причинам, — говорит Сергей. — Но основная — срочная служба. Отслужил во внутренних войсках или в пограничных (относятся к ФСБ) — значит, бывший. К ним же сотрудники МЧС причисляются, адвокаты, некоторые чиновники, даже просто военные, но в больших чинах. Некоторые из них люди заслуженные и богатые. За право взять такого на содержание между колониями настоящая рубка идет».

По слухам, некоторые начальники колоний даже платят за то, чтобы именно к ним «миллиардерного коррупционера» доставили.

Полагают, что у такого заначка имеется, а значит, можно подоить. В случае с Захарченко так и произошло.

От «звонка» капает деньга

Как рассказал Сергей, к приезду «кабанчика» Захарченко «козлы» (так на спецзонах называют помощников сотрудников ФСИН) и администрация колонии стали готовиться заранее. Например, предупредили, что те, кто даст Захарченко телефон, месяц в «козлодерке» будут обитать. «Козлодеркой» в ИК № 5 Мордовии называют помещение, которое придумали для наказания непокорных. Ничего общего с ШИЗО (штрафной изолятор), ПКТ (помещение камерного типа) или СУС (строгие условия содержания) «козлодерка» не имеет. Попадание в нее не отражается в личном деле осужденного. Но своими условиями способна сломать многих.

Дмитрий Захарченко (в центре), подозреваемый по делу о взятке, в Пресненском суде, 2016 год. Фото: РИА Новости

«Представьте себе помещение примерно десять квадратов, где нет умывальника, туалета, даже шконки, — рассказывает Сергей. — Только деревянная лавка в метр длиной и сантиметров 30 шириной. И вот в это помещение «козлы» загоняют на ночь человек десять. Туалет в другом конце и только в сопровождении «козла». Перед заходом в «козлодерку» сплошной шмон. То есть ни телефона, ни курева, ни даже сухарик оставить себе нельзя.

Мобильный телефон на зоне у каждого пятого. Поставляют их охранники. Даже существует почти официальный тариф. Самый простенький кнопочный телефон (на сленге зэков — «фонарик»), который на воле рублей 500–700 стоит, в колонии уходит за 10 тысяч.

Смартфон, цена которому 3–4 тысячи, будет стоить уже 30–35. Ну а у телефонов с возможностью выхода в интернет и установки WhatsApp и телеграм цена начинается с 50 тысяч».

Запрет на телефон для Захарченко не означал, что у него не будет возможности позвонить. Просто ценник был задран очень высоко.

«Дима довольно быстро въехал, что к чему, — продолжает Сергей. — Телефоны ему все равно подгоняли. Те, кому завтра-послезавтра «звонок» (освобождение). Или в другую колонию переводят. Вот они и предлагали Захарченко купить у них трубу. Раза в три дороже, чем вертухаи приносят. Но тому деваться некуда, вот и покупал дешевый смартфон за 100 штук. Откуда деньги? Продавец приходит, обозначает цену, покупатель звонит. После того как хозяину телефона приходит СМС, что счет пополнен на столько-то, трубка меняет хозяина. Продавец, опять же через онлайн-банк, отстегивает часть денег вертухаю. Через пару дней вертухаи проводят шмон, телефон у Захарченко отбирают, заносят выговор в личное дело, и Захарченко ждет очередного «звонка».

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Со временем Захарченко перевели куда-то в более комфортное место. В администрации особо не переживали: ему на смену другой кабанчик заехал — Загорулько».

Футбольный генерал

Бывший заместитель руководителя Спецстроя Минобороны России генерал-полковник Александр Загорулько был обвинен в махинациях и взятках на миллиард с лишним рублей. В суде, который приговорил его к восьми годам лишения свободы (позже срок был уменьшен до шести лет), генерал утверждал, что денег у него нет и возместить ущерб он не может. Однако историю с подельником Загорулько из ФСБ в колонии знали все.

Александр Загорулько (в центре) на заседании комиссии по вопросам строительства космодрома Восточный, 2015 год. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Напомним, что бывшего заместителя Управления спецстроительства ФСБ России Александра Пастушкова похитили в мае 2018 года. Когда следствие по делу Спецстроя Минобороны шло к концу, Загорулько находился под домашним арестом. Два выходца из Дагестана и Ростова-на-Дону схватили того, кто, по их информации, мог знать о деньгах Загорулько. В лучших традициях 90-х, с помощью утюга и паяльника, как рассказывает Сергей, вроде как выпытали у Пастушкова, где Загорулько якобы хранит заначку, и будто бы откопали на дачном участке генерал-полковника бидон с пятью миллионами долларов.

«Только заехал, его комендантом колонии назначают и говорят: нам бы тут ремонт сделать, — рассказывает Сергей. — Тот составляет план, рассчитывает смету и идет к начальству. Нужно, к примеру (точно сумму я не знаю), 200 лямов. Российских. Те говорят, у нас нет, и ждут, что тот скажет, типа сам оплачу. А Загорулько сказал, чтобы те искали. И пока будут искать, он в футбол поиграет».

По словам Сергея, в колонии был организован самый необычный футбольный турнир, о котором сейчас уже многие зоны знают.

«Мы его назвали «Турнир кому за 100», — говорит Сергей. — Собрали две команды, одну из первоходов, куда вошел Загорулько, вторую из бывалых (второй и более срок, туда я попал). Главное условие: игрок должен весить не меньше 100 кг. А теперь представь, что это за зрелище, когда по полю две с лишним тонны перемещаются. И не просто бегают, а еще и мячик умудряются катать. Когда первый матч проводили, вся зона от хохота лежала. Среди зэков тотализатор организовали, даже некоторые вертухаи ставки делали.

Честно говоря, я удивился, когда Загорулько в это ввязался. Все-таки генерал-полковник, да и возраст приличный, за 60 ему. А он не только записался, но и стал нападающим. Я в защите играл, так помню, как мы с ним один раз столкнулись. Он хоть и легче меня килограммов на 20, а приложил знатно. Но в пределах правил».

На момент освобождения Сергея, как он полагает, генерал Загорулько еще оставался комендантом зоны. Но администрация колонии в нем уже разочаровалась. А ведь нужно ремонтировать бараки, заменить сантехнику в неработающих туалетах, организовать теплицу, оснастить новыми компьютерами оперчасть… 

№ 580 / Максим ЛЕОНОВ / 11 февраля 2021
Статьи из этого номера:

​Матвеев: первый

Подробнее

​«Забегают с автоматами, в масках»

Подробнее

​Практически страшный суд

Подробнее