Культура

​«Какого хрена, Netflix?»

Почему в русских субтитрах встречаются некорректные высказывания, противоречащие глобальной политике компании. 18+

​«Какого хрена, Netflix?»

Фото: NurPhoto / Getty Images

Американский стриминговый сервис Netflix, в прошлом году пришедший в Россию, развивает Национальная медиагруппа. Подписка на него, наверное, самая дорогая в нашей стране, выложить за нее придется от 599 до 999 рублей (цена варьируется в зависимости от качества изображения и количества устройств, на которых можно одновременно просматривать контент). И при этом качество адаптации пока далеко от совершенства.

Часть контента еще не переведена на русский язык, некоторые известные сериалы («Фарго», «Алиенист», «Во все тяжкие», «Тьма», «Бесстыжие», «Пип-шоу») в русскоязычной версии Netflix до сих пор отсутствуют, в озвучке и субтитрах часто встречаются ошибки. А иногда речь идет не просто об ошибках — в русских субтитрах встречаются некорректные высказывания, противоречащие глобальной политике компании Netflix, одной из главных задач которой является поддержка любого рода меньшинств.

Вот как определяет ценности платформы ее основатель и хедлайнер Рид Хастингс: «В культуре Netflix нет правил, а главные ценности — свобода, смелость и ответственность». Не случайно, что практически в каждом фильме или сериале, который производит Netflix, присутствуют ЛГБТ-персонажи, представители нацменьшинств и другие уязвимые группы. Таким образом, у аудитории формируется восприятие реальности, где каждый имеет право на репрезентацию.

Именно в этой принципиально важной страте русские переводы грешат преднамеренными неточностями.

Можно предположить, что некорректные переводы возникают из-за разницы менталитетов в России и США. В нашей стране шутки про гомосексуалов и чернокожих для многих являются нормой, а тема, скажем, инвалидов и онкобольных табуирована. На Западе все с точностью до наоборот: американцы лояльны ко всем меньшинствам, а инвалиды для них такие же полноценные люди, как и здоровые, значит, и юмор про них полноценный. Более того, сейчас любая некорректность может стоить тебе карьеры, как, например, Джонатану Фридланду, главе коммуникаций Netflix, уволенному в 2018 году за расистское высказывание.

Бывший глава коммуникаций Netflix Джонатан Фридланд. Фото: Clasos.com / LatinContent / Getty Images

Поэтому разговор о качестве переводов представляется важным и актуальным. Кто все-таки переводит контент Netflix в России? В 2017–2018 годах (еще до официального представительства в нашей стране) у Netflix функционировала программа по найму в сфере перевода «Hermes». Любой желающий мог пройти тест на знание языка и в перспективе получить возможность переводить сериалы. Через год программа перестала существовать, а Netflix заявил: «Мы набрали персонал по результатам тестов по каждому языку благодаря большой популярности и отклику соискателей со всего мира. В настоящее время мы закрываем платформу для дальнейшего тестирования». По распространенному среди переводчиков мнению, такой способ набора персонала может навредить качеству перевода, поскольку подготовкой русскоязычных субтитров и переводом озвучки под дубляж зачастую занимаются разные люди, и они могут никак не координировать между собой. Кто сейчас переводит контент Netflix и кто за этот перевод отвечает, остается только догадываться, поскольку компания отказалась давать любые официальные комментарии по этому поводу.

Зато заинтересованные зрители проводят целые расследования, особенно часто отмечая в переводах на русский язык гомофобные высказывания.

Так, Netflix в фильме «Выпускной» перевел слово «homosexuals — геи, гомосексуалы» как «гомосексуалисты — homosexualists», а также вырезал некоторый ЛГБТ-сленг. Юрист Российской ЛГБТ-сети Александр Белик заметил, что в русских субтитрах сериала «Гриффины» фраза «now I know why Oscar Wilde turn to alcoholism and bone inhalation — теперь я знаю, почему Оскар Уайльд пристрастился к алкоголю и потреблению наркотиков» переведена как «пристрастился к алкоголю и гомосексуализму — turn to alcoholism and homosexualism», а в русских субтитрах сериала «Сексуальное просвещение» наркозависимые люди на группе поддержки в субтитрах говорят о себе как о «наркоманах — junkie», хотя в оригинальном дубляже это звучит как «drug abusers — наркопотребители».

«Сексуальное просвещение». Кадр из сериала: Kinopoisk

ЛГБТ-блогер Федя Фетисов заметил ошибку в переводе сериала «Друзья», где фраза «I’m not gay» («Я не гей») переведена как «У меня нормальная ориентация». С этого и началась его кампания «Какого хрена, Нетфликс?»: молодой человек совместно с ЛГБТ-сетью создал петицию, призывающую Netflix не поддерживать гомофобию в России.

ЛГБТ-блогер Федя Фетисов. Фото из соцсетей

«Новая» поговорила с Федей и выяснила, какие еще претензии он предъявляет компании и чего хочет добиться в результате:

— Ты смотришь сериалы с субтитрами или в русской озвучке?

— Я смотрю на английском языке с субтитрами, потому что в русской озвучке все звучит еще хуже. Конечно, это еще зависит от того, кто это переводил. В сериале «Drag race», например, какие-то сезоны переведены корректно, а какие-то нет. И благодаря тому, что я смотрю с субтитрами, я обратил внимание на эту проблему.

— На твой взгляд, ошибка в сериале «Друзья» это неосведомленность переводчика или попытка угодить российской аудитории?

— Я против того, чтобы кого-то обвинять и наказывать виновных. Скажем так, я понимаю, почему это произошло, хотя четкого ответа мне не дали. Скорее всего, у них нет штатных переводчиков, и каждый раз переводят разные люди, а что было в голове у этого конкретного человека, я не знаю. Может, ему показалось, что так будет смешнее — у нас в стране любят такой юмор. А может быть, он побоялся закона, но это глупо — в законе не запрещено нормально переводить. Тут суть в том, что переведено с потерей смысла, и российское представительство Netflix не проводит комплексной работы и плохо проверяет собственные тексты.

— Ты писал в российское представительство Netflix. Что тебе ответили?

— Они ответили мне в комментариях к посту, это выглядело как отписка или ответ в стиле «мы вам перезвоним». Они это сделали исключительно для того, чтобы себя обезопасить, это даже не намек на решение проблемы. Да, ошибки, на которые я указал в посте, они исправили, но этого недостаточно. Есть и другие ошибки, которые мне регулярно присылают подписчики. Я плачу за подписку не для того, чтобы работать корректором. Тем не менее в глазах многих людей они теперь «молодцы».

Кроме того, у них нет никаких контактов на сайте — с ними не связаться. Это одна из причин, по которой ситуация начинает превращаться в конфликт. Сейчас мы написали пост на английском языке, где отметили головной офис Netflix, но, если и это не принесет своих плодов, мы будем писать в Калифорнию.

— Почему эта проблема так важна?

— В контексте России это серьезно, ЛГБТ-сообществу и так отвратительно живется.

Я как человек, приехавший в Питер из маленького города, знаю, что там все плохо.

Тем не менее даже в небольших городах есть интернет, и это тот инструмент, который может помочь. Я убедился в этом на примере моей младшей сестры. Она смотрит сериалы, и у нее в голове совсем другая картина, не такая, как, скажем, у моих сверстников. Netflix формирует ее восприятие мира и отношение к ЛГБТ-людям, в том числе.

— В петиции вы также говорите о том, что в России не переводятся мультфильмы («Ши-Ра и непобедимые принцессы», «Вселенная Стивена», «Кипо и Эра Чудесных Зверей») с ЛГБТ-персонажами. Почему это происходит, на твой взгляд?

— Тут может быть две причины: либо они думают, что это неинтересно в России, либо боятся закона о пропаганде. Этой петицией мы хотим показать, что запрос на эти мультфильмы есть.

«Ши-Ра и непобедимые принцессы». Кадр из мультфильма: Kinopoisk

— У тебя были похожие ситуации с другими стриминговыми сервисами?

— Мы столкнулись с обратной ситуацией: мне скидывали перевод этой же серии «Друзей» с «Кинопоиска», и там все нормально переведено. Сейчас я стал особенно обращать на это внимание, поэтому могу сказать, что на других сервисах все в порядке.

— Чего вы хотите добиться?

— Для начала — чтобы они просто вышли на контакт.

С самим Netflix, как оказалось, связаться практически невозможно. У них действительно нет никаких контактов — только телефон службы поддержки. Когда я позвонила туда и попросила прокомментировать ситуацию, мне сказали, что их офис находится не в России и они не знают, кто может мне помочь. Написав им в инстаграм, я получила ответ, который гласил, что «они пока не заинтересованы в сотрудничестве».

После нашего интервью Феде все-таки удалось получить ответ от сервиса:

ОТВЕТ NETFLIX:

«Привет, Федя! В 2020-м мы отвечали, что исправим некорректный перевод так быстро, как это возможно. Сказано — сделано! Убедиться в этом можно, зайдя на сервис.

Правильность формулировок в субтитрах и озвучке — важный вопрос для нас. Работы над ним ведутся непрерывно, учитывая актуальность и объем задач по переводу и корректировкам, конечно, это не всегда видно невооруженным глазом. Все замечания от наших зрителей и подписчиков фиксируются, передаются коллегам по локализации контента и исправляются максимально оперативно.

Спасибо за твою внимательность и участие. Мы всегда рады продолжить диалог».

Федя отправил им в ответ огромное сообщение, диалог продолжен не был.

№ 581 / Екатерина ТАРАРАК / 18 февраля 2021
Статьи из этого номера:

​Положили с Радиоприбором

Подробнее

​Забытый «железный» комкор

Подробнее

​«Не имея чести и достоинства»

Подробнее