История

​Находка для Приморья

Как секретарь ЦК Жданов, глава Приморского края Пегов и флотоводец Кузнецов создавали новый дальневосточный порт

​Находка для Приморья

26 февраля исполняется 125 лет со дня рождения Андрея Жданова (1896–1948), при Сталине — одного из управленцев первого ряда. Фигура сложная, не сводимая к черно-белым схемам. В истории он остался и как глава Ленинграда в военные годы, и как автор постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», заклеймившего Зощенко и Ахматову… При всем при том именно Жданову мы во многом обязаны появлением Находки — третьего по населению города Приморья.

Маленький экскурс в историю.

Первым высокопоставленным чиновником союзного уровня, приехавшим на Дальний Восток, был председатель Центрального исполнительного комитета СССР Михаил Калинин. Он побывал в Приморье в августе 1923 года; Гражданская война на Дальнем Востоке завершилась меньше года назад, буферная Дальневосточная республика едва успела раствориться в РСФСР.

Третьим большим начальником — и первым членом советского правительства, посетившим Дальний Восток, — станет в 1945 году нарком внешней торговли, зампред Совнаркома СССР Анастас Микоян. А в 1954 году впервые в отечественной истории на тихоокеанскую окраину приедет действующий лидер страны — Никита Хрущёв.

Жданов стал вторым: он приехал в Приморье весной 1939 года. К тому времени Жданов был секретарем ЦК ВКП(б) и членом Оргбюро ЦК, председателем Верховного совета РСФСР. В неформальной табели о рангах — вторым или третьим лицом в Союзе. Именно Жданов курировал, помимо прочего, вопросы развития флота. Когда на рубеже 1937 и 1938 гг. был создан Наркомат Военно-морского флота и образован Главный военный совет ВМФ, единственным гражданским членом последней структуры стал Жданов.

В те годы обстановка в Приморье была тревожной. Рядом, в северо-восточном Китае, в 1932 году появилось прояпонское государство Маньчжоу-го — плацдарм для дальнейшей экспансии Японии в направлении Китая, Монголии, СССР. На границе то и дело происходили провокации и перестрелки, нередко с ранеными и убитыми. Летом 1938 года случились Хасанские события — двухнедельные бои с японцами на юге Приморья. Вскоре, в мае 1939 года, настоящая война разгорится в восточной Монголии — на Халхин-Голе…

Приморье выделили из состава Дальневосточного края осенью 1938 года — как раз после Хасана. Новый субъект возглавил 33-летний Николай Пегов. Ему пришлось решать массу организационных вопросов, наращивать добычу угля и рыбы, привлекать в регион кадры, укреплять границу. Колымский трест «Дальстрой» уже в течение нескольких лет давал стране драгоценный металл; людей и снабжение завозили в Магадан через владивостокский порт. В мемуарах «Далекое-близкое» Пегов пишет: территория остро нуждалась в новых портовых мощностях. Владивосток, где располагались торговый, промысловый, военный флот, уже был загружен до предела. «Эта загруженность, а вернее перегруженность были чреваты многими опасностями для города… В торговом порту, а это почти в центре Владивостока, регулярно производилась перегрузка на суда доставляемой по железной дороге взрывчатки для Дальстроя. Речь шла о десятках тысяч тонн взрывчатых веществ в каждую такую перевалку…»

Посоветовавшись с портовиками, железнодорожниками, руководством Дальстроя и командованием Тихоокеанского флота, Пегов обратился в ЦК партии. Он предложил перенести перегрузку взрывчатки в бухту Находка и построить там для этого новый торговый порт.

Нельзя сказать, что идея Пегова появилась на пустом месте. Еще в 1935 году Особым корпусом Железнодорожных войск РККА, которым командовал Ян Лацис, была построена ветка «Сучан — Лацис» («Партизанск — Находка» по-современному), год спустя сюда прибыл первый пассажирский поезд из Хабаровска.

Пегова поддержал флагман 2-го ранга Николай Кузнецов (с января 1938 года по март 1939-го — командующий ТОФ), который добивался «милитаризации» Владивостока и вывода из его пределов торгового порта. В тот же период рассматривался вопрос о переносе краевых учреждений в Уссурийск. Владивосток, таким образом, должен был стать закрытой военной базой, Находка — крупнейшим торговым и рыбным портом, Уссурийск — краевым центром; реализации этих планов сначала помешала война, а уже потом Хрущёв, побывав во Владивостоке, все переиграл.

Вскоре после обращения Пегова Жданов отправился в Приморье, чтобы осмотреть все на месте и дать заключение о целесообразности строительства нового порта. Вместе с ним в Приморье из Москвы в последний день марта 1939 года выехали поездом только что назначенный заместителем наркома ВМФ СССР Николай Кузнецов (Тихоокеанский флот принял флагман 1-го ранга Иван Юмашев, занимавший пост командующего с марта 1939-го по январь 1947 года), командарм Григорий Штерн, руководивший боевыми действиями на Хасане, и Николай Пегов, принимавший участие в XVIII съезде ВКП(б).

Во Владивосток, по данным биографа Жданова, автора книги о нем в серии ЖЗЛ Алексея Волынца, делегация прибыла 8 апреля 1939 года. Жданов осмотрел Дальзавод, побывал на военных кораблях, посетил границу с Маньчжоу-го, выступил на заседании краевого партийного актива. «Удивительной, редкой одаренности человек… Он обладал поразительным умением расчленить сложнейшие проблемы на отдельные составные части, не игнорируя при этом качественные особенности целого», — так характеризует Жданова Пегов.

На эсминце «Войков» Жданов и его спутники отправились в бухту Находка (интересно, что комиссаром эсминца состоял Михаил Захаров — будущий адмирал, именем которого во Владивостоке названа улица). Корабль попал в непроглядный туман, Кузнецов предложил было Пегову вернуться: локаторов не было, вдруг что случится… Однако ложиться на обратный курс не стали. Не испугавшись ответственности, Кузнецов до выхода из тумана взял командование кораблем на себя.

…Еще в 1855 году, за несколько лет до основания Владивостока, удобную гавань на юге Приморья осмотрели английские военные моряки и назвали ее именем своего шлюпа «Хорнет». В 1859 году пароходо-корвет «Америка» с генерал-губернатором Восточной Сибири Николаем Муравьевым-Амурским на борту исследовал эту же акваторию, после чего на картах появились топонимы «залив Америка» и «бухта Находка» (вторая входила в пределы первого). В 1864 году здесь же, на мысе Астафьева, появился гидрографический пост, прибыли первые переселенцы — бывшие сахалинские каторжники. В 1907 году появилась деревня Американка.

«Бухта произвела на него (Жданова. — Ред.) самое благоприятное впечатление… Докладывая Политбюро ЦК партии о своей поездке, он сказал, что Находка является настоящей находкой в Приморье и там необходимо строить крупный порт. Широкому строительству порта в Находке был дан «зеленый свет», — пишет Пегов об итогах осмотра месторасположения будущего города.

7 октября 1939 года вышло постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «О перенесении Владивостокского торгового и рыбного портов в бухту Находка». В 1940 году Находка получила статус рабочего поселка, в 1944-м появился Находкинский район, в 1950-м Находке присвоили звание города. Год спустя художник Иван Целуйко написал картину «Встреча А. А. Жданова со строителями Торгового порта в бухте Находка». На полотне изображена делегация во главе с Ждановым в окружении первостроителей в телогрейках с отбойными молотками. На заднем плане узнаются сопки Сестра, Племянник и Брат.

Так начиналась Находка — детище и Пегова, и Жданова, и Кузнецова; а еще — Дальстроя, Золотой Колымы и суровых предвоенных лет.

Что до перевалки взрывчатки, то, как показало будущее, опасения Пегова были не напрасны. В 1946 году в Находке взорвался начиненный аммоналом и тротилом пароход «Дальстрой», в результате чего погибли 105 человек, включая 22 военных, 34 гражданских и 49 заключенных. Разрушения были столь серьезными, что грузопотоки пришлось переключить на Ванино, после чего появилась известная арестантская песня «Я помню тот Ванинский порт…» Пегов, вспоминая катастрофу, писал: «Беда — всегда беда. Однако если бы она случилась во Владивостоке, то последствия ее были бы во сто крат больше, чем у только-только выстроенного временного причала в Находке».

…Жданов во время Советско-финляндской войны состоял членом Военного совета Северо-Западного фронта, на Великой Отечественной — Ленинградского фронта. В ЦК отвечал за идеологию и внешнюю политику, скончался в 1948 году. Кузнецова сразу после «находкинской» командировки назначили народным комиссаром ВМФ СССР. Он стал самым молодым наркомом (34 года) и первым моряком на этом посту. Впереди были опала и суд, понижение в звании, перевод на Дальний Восток в качестве командующего 5-м Военно-морским флотом (в 1947 году ТОФ разделили на два — 5-й с главной базой во Владивостоке и 7-й с главной базой в Совгавани, в 1953-м вновь объединили), возвращение на пост военно-морского министра СССР, при Хрущёве — новая опала и понижение… Пегов руководил Приморьем до 1947 года, позже заведовал в ЦК отделом легкой промышленности, был секретарем Президиума Верховного Совета СССР, работал послом в разных Азиях и Африках.

Находка, которую предлагали то назвать в честь Жданова, то переименовать в Сталиноморск, осталась Находкой. Настоящей.

В 1972 году, после советско-китайского конфликта на Даманском, залив Америка превратился в залив Находка, став тезкой входящей в его границы бухты Находка. Тогда с карт убирали китайские названия — заодно убрали и «американское». Хотя к Штатам оно имело только то отношение, что корабль, на котором Муравьёв-Амурский исследовал берега присоединяемого к России Приморья, был построен в Нью-Йорке.

Иван Целуйко, «Встреча А. А. Жданова со строителями Торгового порта в бухте Находка»

№ 582 / Василий АВЧЕНКО / 25 февраля 2021
Статьи из этого номера:

​Находка для Приморья

Подробнее

​Колитесь, вам говорят!

Подробнее

​Съедят друг друга с патриархами

Подробнее