Общество

​Ученые бьют тревогу

Научные учреждения Дальнего Востока страдают от хронического недофинансирования и других проблем

​Ученые бьют тревогу

В ходе ежегодного общего собрания Дальневосточного отделения Российской академии наук, состоявшегося в апреле во Владивостоке, председатель ДВО РАН академик Валентин Сергиенко, доложив о немалых успехах коллег в минувшем году, обозначил ряд серьезнейших системных проблем, с которыми сталкиваются ученые и научные учреждения региона.

— До сих пор на Дальнем Востоке не завершено формирование сбалансированного научно-образовательного комплекса, удовлетворяющего современным вызовам и потребностям социально-экономического развития региона, — заявил Валентин Сергиенко. — С середины 1980-х не создан ни один новый научно-исследовательский институт, хотя в производственном комплексе Дальнего Востока произошли значительные трансформации. Многократно выросли мощности нефтегазового, транспортно-логистического, рыбодобывающего, судостроительного и авиационного комплексов. Предложения, формировавшиеся внутри академической системы по этому вопросу, либо остались неуслышанными, либо не рассматривались должным образом в органах власти.

Матчасть

По словам академика, с начала 2000-х в регионе не построено ни одного здания для учреждений науки. Напротив, ощущается давление на академические институты в отношении занимаемых ими помещений.

С середины 1990-х не сдано ни одного квадратного метра жилых и социально-культурных объектов для сотрудников учреждений науки.

— Для примера приведу печально известный жилищно-строительный кооператив «Остров» для научных сотрудников академических институтов и преподавателей ДВФУ, созданный в 2012 году. Несмотря на то что его патроном выступал первый вице-премьер Игорь Шувалов, до сих пор не сдан ни один объект, а ученые ДВО РАН и профессорско-преподавательский состав обоснованно считают себя обманутыми дольщиками, — констатировал Сергиенко.

Научно-технологический комплекс региона, по оценке академика, находится в состоянии систематического недофинансирования. Продолжается старение материально-технической базы. Недопустимо медленно идет обновление научного оборудования, причем только институтов первой категории. Институты второй и третьей категорий, которых на Дальнем Востоке большинство, практически не получают средств для обновления приборной базы, закупки материалов.

Налицо острая нехватка научно-исследовательского флота. Если еще в начале 2000-х ДВО РАН располагало шестью научными судами, то сегодня — только двумя, причем сильно немолодыми. Неудивительно, что не растут объемы морских экспедиционных работ, хотя одна из приоритетных задач ДВО РАН — изучение Мирового океана (среди других приоритетов — биоресурсы суши, лазерная физика, физика наноматериалов, разработка океанологических приборов и робототехнических систем, биотехнологии и генная инженерия, создание технологий переработки радиоактивных отходов, изучение тектоники и геодинамики, долгосрочный прогноз природных катастроф, оценка углеводородного потенциала Тихоокеанского бассейна, информационные технологии, история и археологию и др).

Кадры

— Существует большое различие в заработной плате ученых Центрального федерального округа и Дальневосточного федерального округа. Ставшая достоянием общественности ситуация с оплатой труда ученых в Сибирском отделении РАН, — к сожалению, типичная (в феврале на заседании Совета по науке и образованию при президенте РФ старший научный сотрудник Института цитологии и генетики СО РАН Анастасия Проскурина сказала, что получает 25 тысяч рублей и шеститысячную надбавку, что никак не соответствует поставленным Владимиром Путиным ориентирам. — Ред.). На недопустимо низком уровне находится оплата труда инженерно-технического персонала, занятого научными исследованиями. Особо хочется выделить одну из ключевых категорий работников академических учреждений — заведующих лабораториями. По странному стечению обстоятельств их вывели из разряда научных сотрудников, хотя именно под них эти лаборатории часто создаются. Но на них не распространяется действие указа президента по оплате труда научных сотрудников, — отметил Сергиенко.

При такой ситуации неудивительно, что прирост молодых кадров высшей квалификации уже не может компенсировать существующий и ожидаемый миграционный отток:

— Молодежи в институтах немало. Но почему неуклонно падает количество защит? Однозначного ответа нет, но нельзя не замечать того, что молодежь у нас часто не имеет крепкого руководства, что она предоставлена сама себе. 2021 год в академии — выборный (выборы членов РАН пройдут в конце ноября — начале декабря 2021 года. — Ред.). Но как прикажете требовать от руководства РАН содействия в увеличении количества вакансий для ДВО РАН, если число квалифицированных кадров у нас сокращается — и по докторам наук, и по кандидатам!

Сегодня в ДВО РАН числится 22 академика и 43 члена-корреспондента РАН. Впервые с середины 1990-х зафиксировано снижение числа специалистов высшей квалификации — кандидатов и докторов наук. Так, число докторов по сравнению с 2014 годом уменьшилось на 74 человека, кандидатов — на 157 человек, составив соответственно 393 и 1383 человека. Из 17 диссертационных советов, действующих в ДВО РАН, защиты в минувшем году состоялись только в 12 (защищены две докторские и 23 кандидатские диссертации). Встает вопрос о разрыве научных поколений, о кадровом провале, последствия которого труднопредсказуемы. В отделении признают: проблема подготовки научной смены негативно сказывается на кадровом составе директорского корпуса. Сегодня из 34 руководителей институтов — девять академиков (примерно четверть от общего числа директоров), 10 докторов и 14 кандидатов наук. Один руководитель вообще не имеет ученой степени. При таких обстоятельствах трудно говорить не только о качественном прорыве, но и о каком-то более или менее стабильном развитии и даже сохранении того, что есть…

Курс на деградацию?

В 2020 году, по словам Валентина Сергиенко, падение основных показателей публикационной активности институтов ДВО РАН продолжилось. Незначительный рост числа статей в базах данных WebofScience и Scopus (на 0,053 на одного научного работника) общей безрадостной картины не меняет. Валентин Иванович заявил о стагнации научных исследований:

— В погоне за палочками и галочками, за количеством публикаций мы теряем дар генерации новых идей. Зачастую мы раз за разом перелицовываем уже заношенные пиджаки, полагая протянуть в них еще какое-то время, хотя настоящая наука стремительно уходит вперед.

То же самое относится к прикладным исследованиям.

— Взять, например, известный своими разработками мирового уровня Институт проблем морских технологий. Из-за разного сорта неурядиц институт практически прекратил создание новых образцов подводной робототехники, — заявил Сергиенко (под «неурядицами», очевидно, имеется в виду заключение под стражу в ноябре 2020 года директора ИПМТ — член-корреспондента РАН, специалиста по разработке подводных робототехнических комплексов, завкафедрой ДВФУ 62-летнего Александра Щербатюка, обвиняемого в злоупотреблении должностными полномочиями; 12 апреля Советский районный суд Владивостока в очередной раз продлил ему меру пресечения до 8 мая. — Ред.).

Академик резюмировал:

— Решение проблем развития науки в Дальневосточном регионе нуждается в системной поддержке. Следует довести финансирование до общероссийского уровня, кардинально обновить приборную базу, построить несколько научных судов, начать строительство жилья для учёных в Приморье, Хабаровском крае, Амурской, Магаданской, Сахалинской областях.

В итоговой резолюции общее собрание ДВО РАН, поддержав председателя, выразило «глубокую озабоченность негативными процессами, происходящими в научных учреждениях Дальневосточного федерального округа после 2013 года».

(Именно в 2013 году было создано Федеральное агентство научных организаций — ФАНО, к которому от академии перешли рычаги по управлению ее имуществом и финансами. Это фактически лишило РАН самостоятельности, связало ученым руки. Академические круги резко критиковали ФАНО и его деятельность. В 2018 году агентство упразднили, но сменившее его Министерство науки и высшего образования РФ возглавил все тот же Михаил Котюков, руководивший ФАНО; в 2020 году его сменил Валерий Фальков, до того — ректор Тюменского государственного университета).

Обозначенные процессы, по мнению собрания, ведут к «деградации науки в регионе и непоправимому ущербу для его будущего развития».

№ 590 / Олег МАКАРОВ / 22 апреля 2021
Статьи из этого номера:

​Ученые бьют тревогу

Подробнее

​Критик в новом мире

Подробнее

​Труженик холста и моря

Подробнее