Экономика

​Провинции у моря

Развитие Дальнего Востока: радужные мечты против суровой реальности

​Провинции у моря

Разделение Дальнего Востока на экономические провинции стало поводом для постановки старых, но вечноактуальных вопросов: насколько идеи столичных чиновников по развитию депрессивных регионов страны стыкуются с реалиями и в какой степени в процесс принятия решений вовлечены эксперты на местах?

Объявив о делении ДФО на провинции, глава Минвостокразвития РФ Алексей Чекунков пояснил: «Это… не административное деление. Это деление экономикой на четыре рынка с точки зрения планирования… инвестиционных проектов, стратегии привлечения инвестиций, планирования трудовых ресурсов». К Забайкальской провинции отнесены Бурятия и Забайкальский край, к Приграничной — Еврейская АО, Амурская область, Хабаровский край и Приморье, к Островной — Сахалин и Камчатка, к Северной — Якутия, Магаданская область и Чукотка.

Решение, инициированное министерством, вызвало ожидаемое недоумение снизу. Так, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН кандидат экономических наук Юрий Авдеев поставил резонные вопросы: что мешало до сих пор планировать и привлекать инвестиции и чем принятое решение поможет это делать? Насколько новая схема соответствует уже принятым программам развития региона? Наконец, опиралось ли ведомство на разработки ученых ДВО РАН?

Есть стойкое ощущение, что многолетняя работа дальневосточных ученых остается под сукном, а новые планы и идеи рождаются в столичных кабинетах вне какой-либо связи с местными реалиями; что министерство живет в каком-то своем, параллельном мире. К примеру, в недавнем интервью РИА PrimaMedia тот же Алексей Чекунков назвал проект «Дальневосточный гектар» «феноменально успешным» — не слишком ли радикально? Что касается экспертного сообщества, то, по словам министра, он опирается на свой подведомственный «мозговой центр» — Восточный центр государственного планирования, «вооруженный супермощным программным обеспечением».

О тех же проблемах шла речь на очередном заседании дискуссионного клуба «Тихоокеанская Россия», организованном Приморским отделением Союза журналистов России и Дальневосточным отделением РАН.

Ученый, политик, профессор Виктор Горчаков заявил, что эффективность «территорий опережающего развития» могла бы быть выше, если бы в соответствующие проекты была сильнее вовлечена краевая власть.

Экс-губернатор ЕАО, управляющий директор АО «ДОМ.РФ» Александр Левинталь указал: в программах развития не говорится ни о том, зачем России Дальний Восток, ни о том, чем он должен жить. «Мы занимаемся ТОРами, инструментами, это полезная работа, но сначала нужно поставить четкие цели», — считает Левинталь. О том же сказал и академик Виктор Ларин: «Самая главная проблема — отсутствие идеологии развития Дальнего Востока».

Заместитель директора Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН Анатолий Савченко заявил:

— Тревожит отсутствие рефлексии в отношении той новой политики, которая уже семь лет здесь проводится. Не происходит осмысления как успехов, так и очевидных неудач. Это лишает новую политику потенциала к саморазвитию, она «канонизируется», превращается в закрытый от критики черный ящик. Другая проблема — воспроизводство штампов. Например, идея необходимости увеличения населения региона. Она выдвигалась в конце XIX — начале XX вв. в условиях аграрного перенаселения и необходимости решить земельные вопросы, а мы пытаемся включить ту же цель в программу развития Дальнего Востока сегодня, в условиях дефицита людей, что заведомо невыполнимо.

О том же упомянул политолог доктор исторических наук Сергей Караганов, принявший участие в разговоре дистанционно: никто не поедет на Дальний Восток, учитывая различия в качестве и комфорте жизни; нужно сделать серьезную заявку на новую дальневосточную политику, которая была бы более реалистичной.

Академик Виктор Ларин признался:

— У меня складывается ощущение, что программы развития Дальнего Востока скорее мешают, чем помогают. Последние программы, которые пишутся, — это такие бюрократические игры, которые создаются не для того, чтобы что-то реализовывать, а просто чиновникам дали задание… Науки там никакой нет. Проблема всех этих программ — слишком много шаблонов, зашоренность сознания, догматизм. Во власти много «временщиков», которые не уверены, будут ли они находиться в своем кресле через несколько лет.

Знания и опыт дальневосточных ученых остаются невостребованными.

— Вместе с академиком Павлом Минакиром (доктор экономических наук, в 1991–2016 гг. — директор Института экономических исследований ДВО РАН. — Ред.) мы в свое время разрабатывали стратегию «Тихоокеанская Россия — 2050», получился том страниц на 700, разослали всем, кому могли. Но в очередной программе развития Дальнего Востока я не увидел ничего, что было бы взято из этого труда — результата интеллектуальных усилий сотрудников 15–20 институтов. Хотя то, что наука должна играть важную роль в разработке стратегии, — это совершенно очевидная вещь, — заявил председатель ДВО РАН академик Валентин Сергиенко.

Выпускники школ и вузов все чаще смотрят в сторону Москвы, обратного потока почти нет. Причина проста: в столице выше зарплаты.

— За 50 лет развития академической науки на Дальнем Востоке мы впервые столкнулись с ситуацией, когда у нас стало закономерно уменьшаться число докторов и кандидатов наук. За последние пять лет работающих докторов стало на 70 меньше, кандидатов — на 150–170. Новый порядок оплаты труда научных сотрудников способствует тому, чтобы талантливая молодежь отсюда уезжала. Как можно говорить об успешности программ развития Дальнего Востока, если мы не можем привлечь специалистов, выпускников центральных вузов? — говорит академик Сергиенко. — Без государственной политики протекционизма изменить ситуацию не удастся.

№ 603 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 29 июля 2021
Статьи из этого номера:

​Вертолеты в пике

Подробнее

​Провинции у моря

Подробнее

​Политику заблокировали

Подробнее