Общество

​Манилов — старший брат Чибиса

Губернатор Мурманской области обещал избирателям мировой курорт, а Путину — новый Мурманск. Мы составили топ-5 несбывшихся надежд

​Манилов — старший брат Чибиса

Искусственное солнце, «курорт мирового уровня» в депрессивном поселке и реновация Мурманска — вот только несколько самых ярких обещаний мурманского губернатора Андрея Чибиса, которым не суждено сбыться. Их чиновник раздавал избирателям и президенту.

С видом на подлодки

Вскоре после президентского «общения с народом» главы регионов поспешили в аналогичном формате пообщаться с электоратом. Чибис подошел к делу с удвоенным энтузиазмом, проведя аж две «линии»: на телевидении и онлайн. Последний эксперимент обернулся бесхитростным вопросом пользователя: «Зачем обманывали людей?» Вопрос касался широко разрекламированного проекта строительства порта в поселке Лиинахамари.

Год назад на заседании регионального правительства было объявлено, что в бухте Лиинахамари — Девкиной заводи — разместится портовая инфраструктура для захода круизных судов и яхт, дайвинга и морской рыбалки. Оптимистичные планы подавались в качестве больших надежд Печенгского района, оказавшегося на грани социального кризиса после закрытия градообразующего предприятия поселка Никель — плавильного цеха комбината, принадлежащего «Норникелю». Именно на потанинские деньги обещали построить порт,

проект показывали федеральным чиновникам и хвастливо обещали, что курорт будет конкурировать с сочинскими. Нюанс в том, что бухта Лиинахамари используется военными, которые никуда из нее уходить не собираются, а поселок входит в погранзону.

В Лиинахамари, население которого составляет менее 500 человек, к 2026 году обещали создать 250 рабочих мест. Не впервые. Еще в 1993 году тогдашний губернатор Комаров сулил Лиинахамари порт, только не для круизов, а для перевалки углеводородов. Проект получил название «Северный морской порт Печенга» и должен был стать одним из самых налогоемких предприятий Северо-Запада России с полной окупаемостью в течение пяти лет. Идею тихо похоронили как неосуществимую.

Очередной проект постигла та же судьба: никакие круизные лайнеры тут больше не ждут, а ставший резидентом Арктической зоны (читай — получивший налоговые льготы) проект благополучно «переехал» на полуострова Средний и Рыбачий.

Оставим в стороне этичность возведения глэмпингов на щедро политой кровью земле, где находился тот самый пограничный знак № 1, единственный на западной границе СССР, так и не сдвинутый врагом. Оставим этику, вернемся к политике. Как порт в Лиинахамари превратился в туркомплекс на Рыбачьем? Ловкость рук и никакого обмана. «Мы обсуждали проект не порта, а проект туристический, — на голубом глазу заявил губернатор на прямой линии. — Приняли решение немножко сдвинуть это вправо, потому что Лиинахамари — территория, где активно работают пограничники, там есть полигон у военных, чтобы не было конфликта интересов, чуть сдвинули проект. Я не исключаю, что там будет порт, но на моей жизни и при моей работе в Мурманской области мы точно не рассматривали этот проект с какой-то долей серьезности».

Позвольте, скажет читатель, ведь это губернаторская пресс-служба 28 июля прошлого года опубликовала сообщение о планах по созданию в Лиинахамари морского порта! Губернатор хозяин своего слова — может дать, а может и взять назад. Впрочем, «в одной лодке» с жителями Лиинахамари оказалась и глава федерального агентства по туризму Зарина Догузова, которую Чибис в сентябре водил по поселку, обещая его скорое развитие. Ничего серьезного!

Нью-Мурманск

Много чего обещал Чибис не только Догузовой и не только избирателям, но и Путину.

30 августа 2019 года на встрече с главой государства Чибис, тогда еще врио губернатора, объявил о проекте «Новый Мурманск»: «У нас есть Мурманск классический, старый, который нужно привести в порядок, чем мы сейчас занялись, но там, по сути, отсутствует перспектива развития градостроительства. Мы хотим реализовать проект на западном берегу Кольского залива, напротив Мурманска, — эта земля принадлежит городу, она фактически сегодня не используется, и там создать научно-образовательный центр, там создать компетенцию в виде ядерной физики. У нас атомный флот, подводный флот, подводники учатся в Обнинске, а могли бы учиться близко. Там поставить конгресс-центр. То есть сделать проект нового Мурманска, где фактически консолидировать всю мировую арктическую повестку для того, чтобы это происходило у нас».

Доклад президенту содержал смутно знакомые интонации, так что в голове поневоле всплывала цитата классиков: «Государству придется срочно построить железнодорожную магистраль и автостраду Москва — Васюки. Гостиницы-небоскребы для гостей… Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш город. Столица автоматически переходит в Васюки. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва — в Старые Васюки!».

Владимир Путин и Андрей Чибис. Фото: Алексей Никольский / пресс-служба президента РФ / ТАСС

Западный берег — это район Абрам-мыса, сейчас там пятиэтажки и редкие дачи с огородами. На них уже никто не покушается: на Петербургском экономическом форуме

Андрей Чибис вновь анонсировал «Новый Мурманск», но совсем в другом месте, на Восточном берегу залива. О ядерной физике речь уже не идет, вместо нее упоминается «международный культурно-деловой центр».

Есть нюансы: на этом месте сейчас территория судоремонтного завода. Завод, правда, банкрот. В свете арктических перспектив можно было бы рассчитывать на его возрождение или на использование заводской инфраструктуры аналогичным предприятием.

Бывший главный архитектор Мурманска Наталья Емельянова называет использование территории СРЗ, имеющей береговую линию с рабочими глубинами, под торгово-развлекательный центр градостроительным преступлением и показателем незнания «реноваторами» законов градостроительства: «Градообразующим фактором Мурманска был и остается Кольский залив. Поищите территорию с нерабочими глубинами, ближе к мосту, в зоне Колы… Не забывайте о главном — транспортной составляющей любого желания реконструкции», — говорит она в одном из открытых писем, в которых жестко критикует улучшательский зуд новой команды.

Стоимость новой версии 15 млрд (на Арбам-мысе собирались строить за 60). Деньги обещают брать у инвесторов, но пока в строительно-развлекательных проектах Чибиса наблюдается совсем иной подход. Например, недавно 95 млн из резервного фонда Мурманской области было выделено на достройку панорамного ресторана под Кировском. При этом на ремонт и переоснащение детской областной больницы денег не нашлось.

Но и Нью-Васюки в Мурманске вырастут не скоро: на ПМЭФ в присутствии министра развития Дальнего Востока и Арктики Алексея Чекункова Чибис обещал закончить стройку (которая еще не начиналась) в 2029 году, но сейчас оперирует другой датой — 2035 год, когда по действующему законодательству губернатором он ну никак не может оставаться. А значит, и спрос будет с кого-то другого.

Пока о проекте напоминает только странный архитектурный объект возле Морского вокзала. Внешне он напоминает гильотину, но официально называется «Окно в Новый Мурманск».

Три котлована на Бондарной

Под силу ли команде управленцев воплотить масштабную задачу, сказать трудно. Пока им не удалось построить и трех домов, обещанных по программе переселения из ветхого жилья. Эти дома на улице Бондарной в областном центре должны быть сданы ближайшей осенью, но стройка еще не начата. На ее месте лишь залитые водой котлованы. Власти кивают на подрядчика, и планируют новую стройку в районе Больничного городка — района, где расположены 98 домов, подлежащих расселению, 76 из них признаны аварийными. Здесь обещали построить 200 тыс. кв. метров жилья для четырех тысяч семей. Год назад губернатор объявил, что дома для жителей трущоб заложат в конце 2021 года, но сейчас говорит уже о 2025 годе.

Однако в середине июля никаких признаков строительных работ и в этом районе не замечено. Люди на Крайнем Севере продолжают жить в домах, где никогда не было горячей воды. Чтобы помыться, жильцы сливают воду из батарей центрального отопления.

При этом недавно было объявлено о двукратном увеличении объемов жилищного строительства в регионе. Но где эти ударные стройки, неясно.

…И птички чтоб чирикали

«Новая» уже рассказывала о любви главы региона к автономным некоммерческим организациям под эгидой (и за деньги) областного правительства. Сейчас их 11. На днях областная контрольно-счетная палата передала материалы проверки одной из них в прокуратуру и Следственный комитет. Речь о самом любимом детище Чибиса — «Центре городского развития». Организация с полумиллиардным бюджетом занимается тем, чем искони ведали муниципалитеты — расставляет во дворах скамейки и детские площадки. Но без казначейского сопровождения сделок. Законодательство о госзакупках на АНО не распространяется. Счетная палата не впервые обращает внимание на нарушения бюджетной дисциплины, но в этот раз не сдержалась. Из целевых показателей учреждения выполнена только половина, при этом за 2020 год руководитель Центра и его зам получили премии суммарно на полтора миллиона с формулировкой «за выполнение особо важных и ответственных работ в связи с выполнением большого объема работы в короткие сроки».

Тем временем учреждение, прославившееся установкой скамейки за 700 тысяч рублей у здания правительства, закупает четыре парклета — подиума с лавочками — почти за 10 миллионов рублей. Дорого-богато и высокотехнологично: согласно техзаданию «изделие должно обладать возможностью использования функции дополненной реальности, позволяющей воспроизводить анимированное трехмерное изображение дерева с опадающей листвой/лепестками и соответствующими звуками природы, в том числе пением птиц».

Пока расплодившиеся чиновники медитируют на дизайн лавочек и консультируются по этому поводу с Артемием Лебедевым, заборами по-прежнему обнесены два долгостроя, составлявшие когда-то ансамбль центра города, — драматический театр и краеведческий музей.

Только-только прибыв в Мурманск, Андрей Чибис пообещал ускорить завязшую реконструкцию драмтеатра. Проект за 1,5 миллиарда висит с 2015 года. Последний выставленный срок — 27 марта 2021-го. Объект не сдан до сих пор. Как и областной краеведческий музей, который правительство устами пресс-службы обещало открыть для посещения 18 мая.

Стоимость контракта — 138,6 миллиона рублей.

Мурманский областной драматический театр во время реконструкции. Фото: Лев Федосеев / ТАСС

Луч света в полярную ночь

Масштаб всех этих обещаний меркнет перед идеей создания искусственного солнца. Ровно накануне выборов в 2019 году тогда еще кандидат Чибис пообещал победить полярную ночь. Для этого проекта поистине космического масштаба было предложено соорудить на горе Горелой светотехническую конструкцию, чтобы освещать город в темное время года.

Чувствуется, что этот проект был первым — тогда дополненной реальностью еще не грезили. И совершенно напрасно: с такой опцией давно можно было бы отчитаться о победе над природой — и войти в историю Мурманска как луч света в темном царстве.

Дополненная реальность вообще становится символом губернаторских проектов. И позволяет генерировать поистине волшебные идеи, достойные Манилова, помните: «Как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян».

Кстати, год спустя о своих обещаниях чиновники неожиданно напомнили: тогдашний министр градостроительства и благоустройства Мурманской области Ольга Вовк заявила журналистам, что идея создания искусственного солнца не умерла: «Проект в настоящее время находится в стадии проработки. Изучается общественное мнение, технические возможности, эстетическое исполнение, привлечение инвесторов».

Вовк Заполярье, правда, уже покинула, но о солнце, думаю, еще напомнят — перед следующими выборами.

№ 603 / Татьяна БРИЦКАЯ / 29 июля 2021
Статьи из этого номера:

​Вертолеты в пике

Подробнее

​Провинции у моря

Подробнее

​Политику заблокировали

Подробнее