Политика

​Политику заблокировали

40 сайтов Навального попали в реестр «запрещенной информации»: что это означает

​Политику заблокировали

Когда в нулевые законодатели из «Единой России» впервые предложили блокировать сайты в интернете, это объяснялось самыми благими намерениями, высшими моральными ценностями и заботой о детях. Заблокирована будет порнография и терроризм, говорили нам, чтобы в интернете было прилично. Пятнадцать лет спустя в числе сайтов, доступ к которым запрещен на территории Российской Федерации, оказались более 40 проектов сторонников политика Алексея Навального, включая страницы региональных штабов (признаны экстремистскими) и личный сайт Любови Соболь. При попытке зайти на страницу navalny.com пользователь получает сообщение Роскомнадзора: «Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Так интернет-цензура в России официально стала политической и не стесняется этого.

Простоте деятельности цензоров могли бы позавидовать и имперские, и советские власти. Генеральная прокуратура просто вносит сторонников некоторого политика в число экстремистов, после чего Роскомнадзор без лишних судебных проволочек ограничивает доступ к любой информации, которая связана с этими экстремистами. Получают предписание — блокировать. Где именно начинается экстремизм и где он заканчивается, остается при этом на усмотрение надзорного органа.

Многие связывают новые политические блокировки с приближением выборов, и эта связь отчасти прослеживается: цель Кремля, очевидно, заключается в том, чтобы к сентябрю свести число упоминаний команды Навального в публичном пространстве к минимуму. Власти могут, в частности, разыграть карту преследования людей, которые делятся в своих социальных сетях «запрещенной экстремистской информацией», то есть вновь взвинтить ставки новейшего политического террора и паранойи. При этом было бы наивным надеяться, что 20 сентября, когда «все будет решено на ближайшие пять лет», сайты Навального будут разблокированы или что власти потеряют интерес к этой информационной зачистке.

Политическая цензура в интернете — это не предвыборная тактика, но большая стратегия по обеспечению «стабильности».

Единственным проектом Навального, который не был заблокирован, остается сайт «умного голосования». Очевидно, что именно в его доступность для пользователей сторонники Навального вкладывались в первую очередь: сайт находится в доменном имени appspot.com, на котором также расположена служба всех Google-приложений. Заблокировать «умное голосование» сейчас можно, лишь парализовав работу всех Google-сервисов и мобильных телефонов, работающих на Android. Либо вынудив Google запретить Навальному пользоваться appspot в качестве хостинга. Эта ситуация показывает, с одной стороны, архаичность системы блокировок Роскомнадзора (в последние годы государство активно апгрейдило ее системой фильтрации трафика, что позволило, например, «замедлять Twitter»). А с другой — фиксирует ситуацию, в которой мы, в силу экономических причин и вопреки мечтам «ястребов», все еще живем в глобальном мире: в конфликте Роскомнадзора и Навального сторон больше, чем две, и не все они готовы прыгать так высоко, как им скажут.

Интернет в России похож на минное поле: трудно предсказать, какой сайт завтра окажется запрещенным и недоступным для пользователей и по какому из многочисленных оснований это случится. С 2016 года и явно в тестовых целях заблокирована крупнейшая в мире социальная сеть для профессионалов LinkedIn. Формально за «нарушение правил хранения персональных данных российских пользователей», то есть за невозможность выполнить требование российского законодательства о хранении данных на серверах в РФ. Время от времени под блокировками оказываются другие профессиональные и социальные ресурсы, критически важные для работы глобальной сети. В 2014 году в Роскомнадзоре, например, нашли запрещенную информацию в архиве интернета (Web.Arсhive.org), который специально создавался для того, чтобы «помнить все». Несколько дней в России был заблокирован инструмент для совместной работы над программными кодами GitHub. Регулярно возобновляются разговоры об ограничении доступа к «Википедии», YouTube или крупнейшим мировым социальным сетям — в них в силу их децентрализованной природы при желании всегда можно найти нечто «запрещенное в России».

В этих условиях пользователи, озабоченные стабильностью своего доступа к информации, давно научились обходить блокировки, а самые продвинутые вообще постоянно сидят под коммерческими VPN — сначала ты платишь за интернет российскому провайдеру, а затем платишь американской или европейской компании второй раз, чтобы Роскомнадзор тебе не мешал. Отдельные сервисы VPN уже официально блокируются в России в целях «наведения дальнейшего порядка» в суверенном Рунете, но пока это не приводит к практическим результатам: «заблокированные VPN» исправно функционируют. Как и в случае с блокировкой Telegram, многое зависит от желания сервиса сохранить доступ для своих пользователей. LinkedIn, принадлежащая Microsoft, например, демонстративно игнорирует свою блокировку: российский рынок не так важен, чтобы выполнять требования наших регуляторов. Для команды Навального «российский рынок» является единственным, и ее представители уже заявляют, что будут искать новые способы доставки информации до граждан.

Будем надеяться, что ошибок, связанных с утечками личных данных пользователей из этих проектов, больше не будет — и людей в России не будут преследовать за то, что они «ходили не на те сайты».

Вне зависимости от дальнейшего сюжета этой битвы за доступ граждан к информации нужно видеть политический смысл происходящего вокруг блокировок проектов Навального. Критика российских властей выдавливается из легального поля: если вы хотите иметь доступ к такому «запрещенному контенту», вы должны использовать специальные инструменты, которые для многих остаются непонятными и в любой момент могут быть объявлены российскими властями вне закона. На своем поле как подпольщики — это строчка из Башлачева могла бы стать новым девизом пользователей российских сетей, да и граждан нашей страны в целом. Не зря же у нас один из самых высоких в мире уровней проникновения интернета — в авторитарной России из инструмента свободомыслия он превращается в вездесущие «Госуслуги».

№ 603 / Кирилл МАРТЫНОВ / 29 июля 2021
Статьи из этого номера:

​Вертолеты в пике

Подробнее

​Провинции у моря

Подробнее

​Политику заблокировали

Подробнее