Расследование

​Дурацкая история

Чем приморским чиновникам не угодили писатель Шукшин и режиссер Перфилов?

​Дурацкая история

У истории с негласным запретом во Владивостоке спектакля по сказке Василия Шукшина — невеселое продолжение: художественный руководитель театра кукол написал заявление «по собственному».

Напомним, что этому предшествовало.

В конце минувшего года Приморский краевой театр кукол решил возродить старую традицию — вечерние спектакли для взрослых. Режиссер Вадим Перфилов поставил спектакль по сказке Василия Шукшина «До третьих петухов» о том, как Иван-дурак добывал справку, что он на самом деле — умный.

«— Мне стыдно, — горячо продолжала Бедная Лиза, — что Иван-дурак находится вместе с нами. Сколько можно?! До каких пор он будет позорить наши ряды?

— Выгнать! – крикнули с места.

— Тихо! — строго сказал Лысый конторский. — Что ты предлагаешь, Лиза?

— Пускай достанет справку, что он умный, — сказала Лиза.

Тут все одобрительно зашумели.

— Правильно!

— Пускай достанет! Или пускай убирается!…

— Какие вы, однако, прыткие, — сказал огромный Илья Муромец. Он сидел на своей полке — не мог встать. — Разорались. Где он ее достанет? Легко сказать…» (В. М. Шукшин, «До третьих петухов»).

Сразу после декабрьской премьеры (очевидцы говорят — удачной) спектакль сняли с репертуара.

Причем, как стало известно из разговоров с представителями театра, сделано это было по личному распоряжению Елены Бронниковой — министра культуры Приморского края, другими словами — вице-губернатора по культуре. Она, кстати, присутствовала на премьере.

По каким причинам спектакль запретили, что такого крамольного в нем нашли — решительно непонятно. Мата нет, секса нет, экстремизма — тем более. Отсебятины в шукшинский текст не вносили — напротив, немного сократили. Более того, нет и официального решения о запрете (да и не может его быть, ибо цензура у нас запрещена, а чиновник, даже высокого уровня, не вправе ничего запрещать художественному руководителю театра, это не его пределы ответственности; даже если спектакль слабый — не вице-губернаторское это дело, пока нет нарушения закона — никто режиссеру не указ). Имеется только личное распоряжение, переданное то ли по телефону, то ли по «ватсапу»… Одним словом, «есть мнение».

Режиссер Вадим Перфилов, держа удар, сказал, что это «хороший пиар» для спектакля, и тут он прав. Если искусство вызывает эмоции, это хорошо. Но спектакля-то больше никто не увидит.

Более того, запретом одного спектакля дело не завершилось.

В январе Вадим Перфилов решил устроить закрытый показ спектакля — для представителей прессы. Видимо, в расчете на поддержку общественности. Однако вскоре стало известно, что и этот самый пресс-показ отменяется — догадайтесь, по чьему велению.

А потом, еще несколько дней спустя, стало известно, что Вадим Перфилов по собственному (sic!) желанию ушел с поста художественного руководителя театра. Сам он этот шаг со скандальной постановкой прямо не связывает, но, как говорится, таких совпадений не бывает…

«Персонажи сидели тихо, не двигались… И Атаман сидел тихо, никак не показал, что это его шапка. Тетя Маша положила шапку на стол и продолжала убираться. Тут и сказке нашей конец. Будет, может быть, другая ночь… Может быть, тут что-то еще произойдет… Но это будет уже другая сказка. А этой — конец» (В. М. Шукшин, «До третьих петухов»).

…Наверное, это единственный случай в России, когда под запрет попал Василий Шукшин. Что ж, Приморье, известно, впереди России всей.

Кто теперь на очереди — Салтыков-Щедрин, Гоголь, Зощенко? Любопытно знать, кто в этой ситуации чувствует себя самым большим дураком? Явно не Иван из сказки.

Вечно актуальным остается предсмертный шукшинский вопрос: «Что с нами происходит?»

№ 627 / Сергей ПАВЛОВ / 03 февраля 2022
Статьи из этого номера:

​С поля — прямо на стол

Подробнее

​Дурацкая история

Подробнее

​Игнатьев, который присоединил Приморье

Подробнее