Экономика

​Газ и рубль

Что изменит переход к торговле голубым топливом за российскую валюту

​Газ и рубль

Фото: Konstantinos Tsakalidis/Bloomberg via Getty Images

Решение властей о торговле российским газом за рубли некоторые комментаторы поспешили назвать историческим. Но все немного не так, как кажется на первый взгляд.

Объемы и покупатели

Прежде чем разбираться в последствиях перехода к торговле газом «за рубли», надо разобраться, о каких, собственно, суммах идет речь

Россия крупнейший в мире экспортер газа: по данным ОПЕК, российский экспорт составляет почти 200 млрд кубометров газа в год, или 16% мирового экспорта. Запасы газа в России, по данным 2020 года, составляют 23,6% мировых. Текущая добыча газа в России находится на исторически максимальных уровнях. В сентябре 2021 года добыча составила 61,1 млрд кубометров — рекордно высокий показатель для этого времени года.

Выручка от продажи углеводородов — главный источник дохода от российских внешнеторговых операций: в 2021 году, по оценке платежного баланса ЦБ РФ, на долю энергоносителей пришлось 42% всех поступлений от экспорта ($240,7 млрд из $489,8 млрд). Ставка экспортной пошлины на природный газ составляет 30%. Поэтому при росте экспортных цен «Газпрома» автоматически увеличиваются и поступления в бюджет. По данным Минфина, доля нефтегазовых доходов федерального бюджета в 2021 году составляла 36% (9 трлн руб. из 25,3 трлн руб.).

Интересно, что доля Китая в российском экспорте газа составляет порядка 5%. При этом газ, идущий в Китай по газопроводу «Сила Сибири», обходится китайским партнерам совсем недорого — около $200 за тысячу кубометров.

Крупнейший покупатель российского газа — Европа — на этот рынок приходится почти 75% экспорта газа из РФ. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), в последние 10 лет зависимость Евросоюза и Великобритании от поставок российского газа возросла из-за сокращения собственной добычи и увеличения импорта. Если в 2009 году доля импорта российского газа, потребляемого Евросоюзом и Великобританией, составляла 25%, то в 2021 году она выросла до 32%, в том числе Евросоюзом — до 45%. В 2021 году на долю поставок из РФ приходилось 40% общего потребления газа в ЕС.

С осени 2021 года Россия сократила поставки газа в Европу — по данным МЭА, на 25% в IV квартале и на 37% в первые семь недель 2022 года.

Поставки газа в Европу через Украину в этот период уменьшились вдвое. На фоне роста спроса из-за начала отопительного сезона запасы газа в газохранилищах Европы снизились на 28% в сравнении со средним значением за последние 5 лет, а цены на газ выросли до исторически рекордных уровней. Правда, по «биржевым» ценам «Газпром» не продает — поставки оплачиваются по долгосрочным контрактам.

Снижение поставок газа из России на европейский рынок было частично компенсировано поставками природного газа по трубопроводам из Алжира, Азербайджана и Норвегии, а также сжиженного природного газа (СПГ) из США — с октября 2021 года по середину февраля 2022-го поставки СПГ в Европу возросли в 1,6 раза.

«Газпром» и «торговля с иностранцами»

58% продаж российского газа в Европу оплачивается евро, 39% — долларами, до 3% — фунтами стерлингов. Только за месяц, с 24 февраля по 24 марта, европейские покупатели заплатили российским продавцам порядка 11 млрд 691 млн евро. В среднем по 2 млрд 900 млн в неделю. Если бы торговлю газом перевели в рубли прямо в эту минуту, то при неизменных ценах на голубое топливо это означало бы, что до конца 2022 года вместо 117 млрд евро «Газпром» должен был бы получить…

А вот неизвестно, сколько рублей должен был бы получить в этом случае «Газпром»!

Так же как неизвестно, что он мог бы за эти рубли купить.

И неизвестно, кто бы эти деньги заплатил.

Механизм оплаты «рублями» вместо «валюты» еще только предстоит создать, и какие формы он примет — пока не ясно.

В общих чертах это может выглядеть так.

Представьте себе, что вы пришли в магазин, допустим, в Нигерии (кстати, четвертое место в мире по экспорту нефти), и протягиваете продавцу доллары. Но продавец не хочет их принимать и просит обменять их на местные найры. Отлично, скажете вы, где здесь обменный пункт? А вот прямо рядом. Поменяли доллары на найры и рассчитались с продавцом. На этом, собственно, все.

Здесь та же самая история. Теоретически покупателям российского газа придется купить рубли. Это будет означать, что сто миллиардов евро (или даже больше) должны будут пойти не напрямую на счета «Газпрома», а на счета каких-то финансовых организаций (или даже одной организации), которая и рассчитается с российской газовой монополией. Эта организация заработает несколько миллиардов евро на комиссии за конвертацию, плюс на разнице курсов покупки/продажи. Вот, собственно, и все. В торговле российскими ресурсами появится еще один (или несколько) финансовых посредников.

Можно встретить рассуждения о том, что в этом случае покупателям можно будет продать рубли по завышенной цене, и тут-то мы и разбогатеем.

Не получится. Во-первых, «Газпром» будет возражать — в прошлом году его долговые обязательства составляли около $66 млрд, и на 77% были номинированы в валюте. Если у корпорации не будет валютной выручки, то для выполнения своих обязательств «Газпрому» придется менять рубли на доллары — теряя деньги и обогащая посредников.

Кстати, нельзя сказать, что перевод торговли из евро в рубли так уж радикально повысит глобальный спрос на российскую валюту — если кто не помнит, у нас и так экспортеры продают на бирже в Москве 80% валютной выручки. Устроить «газ за рубли» — это то же самое, что обязать их продавать 100% валютной выручки

Кроме того, ограничения по сделкам в валюте при оплате за газ из России касаются «недружественных стран». А кто запретит «дружественной стране» устроить у себя меняльную контору по переводу евро и долларов в рубли и обратно? Тем более что директивы директивами, но в договорах европейских покупателей с «Газпромом» порядок расчетов определен, теперь эти договора придется переписывать, и не факт, что изменения окажутся в пользу «Газпрома».

Так что пока вся эта история похожа на желание власти создать какого-то финансового посредника (условный «Газпромторгсин»), который: а) будет накапливать на своих счетах валюту, поступающую в оплату за российский газ; б) каким-то образом сможет уходить от возможной блокировки этих счетов.

Это история не про то, что «теперь рубль пойдет в Европу», это история про то, что «валюта не пойдет в «Газпром». Она будет где-то рядом. Но не здесь.

Впрочем, своего слова «Газпром» пока не сказал.

P.S.

Сегодня, 24 марта, открываются торги на Московской бирже — посмотрим, что будет с российскими акциями.

№ 635 / Дмитрий ПРОКОФЬЕВ / 31 марта 2022
Статьи из этого номера:

​Против санкций и преступности

Подробнее

​Операция по ликвидации

Подробнее

​А у нас во дворе

Подробнее