Экономика

Энергия, достойная лучшего применения

Продажа электричества Китаю набирает обороты, и это тревожит все сильнее

Энергия, достойная лучшего применения


Необходимая преамбула. В начале 2010 года «Новая во Владивостоке» опубликовала материал «…Плюс электрификация всего Китая», основанный на аналитической работе доктора экономических наук профессора Александра Губенко из Санкт-Петербурга и кандидата экономических наук Константина Татценко из Владивостока под названием «Перспективы экономического взаимодействия ДВ России и северо-востока Китая в области электроэнергетики». Суть работы сводится к тому, что экспорт электричества из Амурской области в Китай, подающийся российскими властями (в свое время — еще Чубайсом) как наивыгоднейший для России экономический проект, на самом деле выгоден разве что самому Китаю и, возможно, тем из россиян, кто непосредственно вовлечен в данные процессы.

На китайского дядю

Ученые показывали, что российские электростанции, работающие на экспорт, губят российскую же природу; что вместо энергопрофицитной энергосистемы Сибири (как это планировалось вначале) для экспорта используется энергодефицитная энергосистема Дальнего Востока, где электричества не хватает даже для внутренних нужд; что китайцам электричество продается в три-четыре раза дешевле, чем нашим же потребителям, а это напрямую работает на конкуренто-
способность китайской промышленности, убивая промышленность российскую и увеличивая импортную зависимость РФ от Китая. Губенко и Татценко пришли к выводу, что проект России невыгоден ни с какой стороны, однако те, кто уже вложил средства в сооружение экспортных ЛЭП, не заинтересованы в увеличении электропотребления на Дальнем Востоке и, следовательно, в развитии здесь промышленности и росте населения. Экспортеры вместе с китайскими партнерами лоббируют строительство новых тепловых и гидроэлектростанций на Дальнем Востоке, что может только усугубить экономический, геополитический и экологический уроны.

Экспорт электроэнергии в Китай в рамках приграничной торговли велся с 1992 года. По данным Федеральной таможенной службы РФ, электричество продавалось по цене от 20 до 67 копеек за 1 кВт-ч; в 1992–94 гг. таможенный учет экспорта отсутствовал. С 2001 по 2007 год поставки шли по договорам ИнтерРАО «ЕЭС России». В 2007 году продажа электричества в Китай с территории ДВФО была временно прекращена, вроде бы из-за несогласования тарифов, но в 2009 году возобновлена, причем в 2009–2010 гг. «прайс» составлял уже 1,18 рубля. «Затраты на строительство экспортных ЛЭП и потери при транспортировке электроэнергии в КНР отнесены на дальневосточных потребителей, — отмечали ученые. — Эта же электроэнергия на территории Хабаровского края и Амурской области обходится российским предприятиям в 10 раз дороже, лишая их тем самым каких-либо перспектив в конкуренции с китайскими».

Что нам стоит ГЭС построить?

Итак, с момента возобновления экспорта электричества прошло уже около двух лет. Указанные публикации получили довольно серьезный резонанс, что и неудивительно. Проблемой озаботились в Госдуме: депутаты фракции КПРФ Сергей Штогрин и Владимир Хахичев начали рассылать запросы в различные инстанции с просьбой дать подробную информацию о поставках и ценах. Данная переписка, в которой участвовал эксперт фракции коммунистов в Госдуме Алексей Максимов, оказалась в распоряжении «Новой во Владивостоке».

Согласно данным, полученным от замгендиректора ОАО «Восточная энергетическая компания» Кирилла Анцупова (именно данная структура непосредственно занимается экспортом), компанией начата поставка электричества в Китай в 2009 году. Анцупов утверждает, что «на экспорт поставляется не востребованная на внутреннем рынке и не включенная в баланс производства и потребления региона электроэнергия», поэтому никакого влияния на энергообеспечение потребителей области этот процесс не оказывает.

Далее, имеется подробный ответ из Минэнерго РФ — от замминистра Андрея Шишкина. По его данным, в 2001 году китайцам было поставлено 164 млн кВт-ч, в 2002-м — 150; в 2005 и 2006 годах наблюдался заметный рост — соответственно 492 и 522 млн, но настоящий пик приходится на 2009 год — уже 853 млн кВт-ч. Шишкин также подчеркивает, что за границу уходят избытки энергии, более того, «получаемая от экспорта электроэнергии выручка создает возможность снижения тарифов для потребителей региона» (отличная формулировка: никто не говорит, что тарифы снижаются — для этого лишь «создается возможность»). Хотя чуть ниже тот же Шишкин пишет, что до сих пор не обеспечивается надежное электроснабжение районов Владивостока и Находки, некоторых районов Амурской области, а также Совгаванского узла в Хабаровском крае. Что до экспорта в Китай, то его планируется наращивать, однако сейчас экспорт ограничен пропускной способностью линий — около 1,5–2 млрд кВт-ч в год. Поэтому ведется, во-первых, строительство новой ЛЭП-500, с пуском которой (он запланирован на конец 2011 года) объем может вырасти до 4,5–6 млрд кВт-ч. Во-вторых, строятся новые мощности для этого же. Так, ожидается ввод в строй Хабаровской парогазовой электростанции (400 МВт к 2012 году), двух угольных электростанций к 2015–2017 годам (Ерковецкой ТЭС Амурской энергосистемы мощностью 1200 МВт и Ургальской ТЭС Хабаровской энергосистемы мощностью 2400 МВт). Речь идет также о вводе Нижнебурейской ГЭС мощностью 320 МВт и расширении Благовещенской ТЭЦ блоком 110 МВт. В разной степени готовности, указывают в Минэнерго, находятся Уссурийская ТЭЦ мощностью 370 МВт, Совгаванская ТЭЦ 120 МВт, Находкинская ПГУ 500-600 МВт. Кстати, если говорить о проекте Уссурийской ТЭЦ, то не далее чем в январе против него резко высказывался доктор геолого-минералогических наук, председатель Координационного совета по проблемам экологии Приморского края Борис Преображенский. По его словам, она не нужна никому, кроме Китая, тогда как уголь, который планируется сжигать на этой ТЭЦ, содержит много бериллия, что, по словам Преображенского, несет угрозу всему живому, потому что убрать этот бериллий из дыма невозможно. Преображенский выступает за перевод этой ТЭЦ, коль скоро она будет построена, на газ из трубопровода «Сахалин — Хабаровск — Владивосток».

В письме замглавы Минэнерго также отмечается, что любое строительство будет учитывать все экологические требования, но эту строчку можно пропустить не читая, потому что мы знаем слишком много примеров обратного.

Лишней энергии у нас нет

Сегодня переписка между депутатами-коммунистами в Госдуме, а также органами исполнительной власти и учеными продолжается; впрочем, маловероятно, что ее итог станет основой для тех или иных мер реагирования со стороны Госдумы. «Не в интересах конституционного большинства «портить песню», то есть устранять «родимые пятна» реформы Чубайса в электроэнергетике», — считает Алексей Максимов. По его словам, оценки и выводы Губенко — Татценко из упомянутой работы остаются актуальными и сегодня. Теперь торговля идет через Государственную сетевую компанию Китая (договор с ней был заключен только в 2010-м), но принципы сохраняются: свои же, российские, граждане и предприятия за ту же энергию платят больше, к тому же наносится немалый ущерб природе. Максимов не согласен с тезисом о том, что из Амурской области поставляется за кордон только лишняя энергия: по его мнению, энергомощности нужно рассматривать в контексте всего юга Дальнего Востока, а не только Приамурья, где это электричество непосредственно вырабатывается. «Зейская и Бурейская ГЭС — достояние всего российского Дальнего Востока, они входят в объединенную энергосистему (ОЭС) Востока как ее неотъемлемая составная часть», — указывает Максимов, то есть «избытки» пригодились бы другим дальневосточникам.

В утвержденной правительством «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» прямо говорится: «В ОЭС Востока ограничена выдача мощности Зейской ГЭС, Комсомольских ТЭЦ-2, ТЭЦ-3, Хабаровских ТЭЦ-1, ТЭЦ-3 и Амурской ТЭЦ-1, а также Нерюнгринской ГРЭС… Наличие сетевых ограничений и «запирание мощности» в ОЭС Востока является одним из факторов, не позволяющих устранить дефицит мощности на юге Приморского края за счет перетоков электроэнергии из районов, избыточных по электрической мощности — Южно-Якутского энергорайона и Амурской энергосистемы». То есть эта энергия при условии надлежащей модернизации электросетей нашла бы применение внутри российского Дальнего Востока. Но для этого новые ЛЭП нужно тянуть отнюдь не в Китай… «В ОЭС Востока заперты мощности Зейской ГЭС и ряда ТЭС, ограничены возможности электросетей в Приморье, Хабаровском крае и т. д. Однако вместо того, чтобы в приоритетном порядке решать указанные проблемы, дается зеленый свет экспорту в Китай. Пример тому — строительство Нижнебурейской ГЭС», — говорит Максимов.

Кстати, заявленное строительство многочисленных новых генераций — проект далеко не бесспорный: тратить свои деньги и портить свою природу только для того, чтобы продавать китайцам дешевую энергию, а своим соотечественникам — дорогую?

«Мы останемся без рек»

Ущерб природе Дальнего Востока при запланированном строительстве новых электростанций может оказаться поистине катастрофическим, тем более что уже имеется негативный опыт, связанный с тремя основными притоками Амура — Сунгари, Зеей и Буреей. Ученые указывают, что на российской стороне будут оставаться все продукты сгорания угля в ТЭС, истощаться и загрязняться запасы пресных вод. Жители региона получат изуродованные ландшафты от ГЭС и ТЭС, уничтоженные рыбные запасы и т. д. Китайцы же, напротив, останутся в выигрыше, получив дешевую энергию.

«Экспорт электричества — очередной шаг к закабалению России как сырьевого придатка и помойки. В КНР наблюдается тенденция: переносить свои угольные ТЭС куда подальше. Раньше это был Хулунбуир во Внутренней Монголии, теперь будет окраина Хабаровска, — рассказал «Новой во Владивостоке» эксперт Амурской программы WWF Евгений Симонов. — Еще страшнее — с ГЭС, потому что здесь работает легенда об «экологически чистой энергии» и имеющейся у нас «лишней энергии». Никакие цивилизованные экологические нормы не действуют ни при проектировании, ни при эксплуатации наших ГЭС! Если мы за счет ГЭС начнем гнать электричество в КНР, то очень быстро останемся без рек… Теоретически, если энергию продавать выше себестоимости, с реальным учетом всех социальных и экологических издержек, вроде бы оно и хорошо. Но, во-первых, за эти издержки, видимо, расплачиваются природа и отечественная публика, а во-вторых, даже если происходит «все по-честному», то продажа электричества в КНР по цене ниже, чем для российского производителя, — это прямой путь к дальнейшей утрате остатков конкурентоспособности и к депопуляции Дальнего Востока».

«Новая во Владивостоке» продолжает следить за темой.

№ 75 / "Новая" во Владивостоке / 10 марта 2011
Статьи из этого номера:

Отряд зуброобразных

Подробнее

Хождение по ГИБДД

Подробнее

Колыбельные от «Мумий Тролля»

Подробнее