Общество

«Зоны риска» и «факторы неопределенности»

На стройках саммита АТЭС Медведев выступил в роли злого следователя

«Зоны риска» и «факторы неопределенности»


Удивительное отсутствие пробок в центре Владивостока в конце минувшей рабочей недели стало предметом особого внимания со стороны завсегдатаев Drom.ru, ЖЖ-сообщества «Владивосток» и отдельных видных местных блогеров (например zeka-vasch). Разгадка проста: в честь приезда президента Медведева гаишники попросту «зачистили» центр от паркующихся вдоль дорог автомобилей.

Без пробок и Ким Чен Ира

Это позволяет сделать как минимум два вывода. Первый: если данную практику сделать повседневной, то проблема пробок в центре будет решена (тогда как, например, введение одностороннего движения по сравнению с подобными радикальными шагами выглядит не то что полумерой, а, скорее, таблеткой-плацебо). Второй: все заверения гаишного начальства в том, что для проведения техосмотра, выдачи прав или постановки машин на учет «не хватает кадров», несостоятельны. Когда нужно (читай: когда приезжает московская шишка) — эти кадры откуда-то находятся в таком количестве, что на каждый погонный метр дороги оказывается как минимум по одному человеку в белоснежной рубашке, модной салатовой жилетке или как минимум повседневной серой форме.

Не обошлось без перегибов. С Нижнепортовой автомобили эвакуировали «по беспределу» — с офисных (защищенных шлагбаумом) парковок возле Морского вокзала. Объяснялось это тем, что у Морвокзала стояла в ожидании президента «Паллада». С другой стороны, экстренно залатали ямы на гостевом маршруте и вывесили флажки — естественно, в честь приближения Дня города, а не визита первого лица. Чуть снизили цены на бензин (столь вовремя проснувшуюся социальную ответственность бизнеса можно объяснить только простым совпадением). В море зачем-то дежурила подводная лодка в надводном положении…

Возможно, главной новостью стал не приезд Медведева, а неприезд Ким Чен Ира, активно предполагавшийся вплоть до последнего дня. Однако северокорейский лидер отменил свой визит в Приморье, а ведь именно из-за его предполагавшегося приезда беспрецедентный интерес к вояжу Медведева во Владивосток проявили японские СМИ. Их представители с переменным успехом пытали разнокалиберное российское чиновничество на тему того, почему Ким не приехал и зачем он вообще к нам собирался. Один из ВИПов признался, что уже получил поручение встречать гостя, но в последний момент поручение дезавуировали. Впрочем, как предположил этот же источник, визит главы КНДР в Россию, скорее всего, просто переносится на другое время.

Медведев в «Полине»

Центральным эпизодом пребывания Медведева во Владивостоке стало совещание по подготовке к саммиту АТЭС. Оно прошло на Русском — в бухте Аякс, в штабе стройки нового кампуса ДВФУ. Рядом со штабом появился небольшой водопад, мимо которого фланировали веселые рабочие всех национальностей в штатском. Ровно за пять минут до начала президентского совещания РИА PrimaMedia сообщило со ссылкой на Следственный комитет о том, что в соседней бухте строители-гастарбайтеры насмерть забили сотрудника МЧС…  

Пока ждали президента, ректор ДВФУ Владимир Миклушевский рассказал журналистам «кремлевского пула» о том, что в Аяксе появится «лучший кампус в стране». Он сообщил, что в плане привлечения иностранных студентов ДВФУ больше всего рассчитывает на Китай, Индонезию и Вьетнам. А вот отвечать на вопрос об отставаниях на стройках саммита не захотел.

В своей прошлой жизни здание, ныне именуемое штабом строительства ДВФУ, было широко известно в определенных местных кругах и именовалось базой отдыха «Полина». Оно принадлежало авторитетному бизнесмену Владимиру Петракову (Петраку) и было выкуплено у последнего, когда тот уже сидел в тюрьме. Президент и целый набор ВИПов разместились в самой «Полине», для СМИ оборудовали пресс-центр на воздухе — во дворе. Отсюда же за ходом совещания (его открытой части) следила целая команда приморских вице-губернаторов, которым не нашлось места в «Полине». Внутри, судя по списку участников, торжествовала строгая иерархичность. В разделе «за столом» были перечислены супертяжи — первый вице-премьер Шувалов, четверка помощников президента, министры и их замы, директор ФСО Муров, управляющий делами президента Кожин, губернатор Дарькин, Арас Агаларов (Крокус), ректор Миклушевский… По разделу «второй ряд» проходили замминистры попроще, мэр Пушкарев, директор ОТВ-Прим Полусмак и другие «средневесы».

Еще несколько лет назад вообразить визит президента России в «Полину» не смог бы и самый безбашенный из сюрреалистов. Может быть, выбор помещения был символичен: на смену «Владивостоку 90-х» приходит, по выражению Медведева, «новый Владивосток». Или же сверхзадачей как раз и была наглядная демонстрация возможности невозможного. В конце концов, и сам саммит многим поначалу казался затеей фантастической, тогда как сейчас… Впрочем, сомнения скептиков имеют право на жизнь хотя бы потому, что на этом совещании в роли скептика выступил сам Медведев. Его оценки сильно отличались от официальных заявлений городских, краевых и окружных властей.

«Ситуация, не до конца мне понятная»

Наивно было бы ожидать от выступления президента каких-то откровений или сенсаций, но при наличии минимальных навыков чтения между строк из слов Медведева можно вынести несколько четких и небезынтересных «месседжей».

Приехал он во Владивосток не хвалить, а все-таки ругать: «Мы должны с вами проанализировать причины отставания или переноса сроков сдачи важнейших объектов. Я, собственно, ради этого специально сюда и приехал… Несколько моментов, которые вызывают тревогу». Среди этих моментов — неготовность пунктов пропуска через границу, нерешенность вопроса поставки на Русский газа из газопровода «Сахалин — Хабаровск — Владивосток», полугодовое отставание от графика строительства нового международного пассажирского терминала в аэропорту… По последнему пункту Медведев оставил возможность реабилитироваться: «Это мои данные. Если сейчас это отставание меньше, можете об этом сказать». Министр транспорта Левитин немедленно ею воспользовался: «Где-то год назад мы шли с таким опозданием… По состоянию на сегодня мы идем в соответствии с планом». Правда, возникает вопрос, кто же удружил президенту данными годичной свежести. 

Далее, отметил Медведев, «невысокими темпами строятся гостиницы класса пять звезд» и «есть проблемы со строительством гостиниц менее высокой классности». Полпред Ишаев обратил внимание президента на проблему водоснабжения Русского: «Только опреснительная установка… абсолютно недостаточна. Нужно, чтобы вода по водоводу из города Владивостока пришла на остров Русский». Ишаева поддержал глава Минрегиона Басаргин, сообщивший, что «разработана проектная документация по дюкеру под Босфором-Восточным, но сегодня пока финансирования нет. Требуется 2 млрд рублей».

По мосту через Золотой Рог, признался президент, «ситуация, не до конца мне понятная»: ему доложили, что «все будет сделано в сроки», однако «существует отставание, которое определяется разными экспертами по-разному. Некоторые говорят чуть ли не о годичном отставании моста через бухту Золотой Рог, а строительство моста через пролив Босфор-Восточный якобы идет без резерва времени на непредвиденные работы», что «ставит общую конструкцию под удар». Поэтому, заявил Медведев, «мы обязаны предпринять шаги для того, чтобы зарезервировать другие возможности доставки на остров делегаций». Левитин пообещал, что мост на Русский будет сдан в эксплуатацию в июле 2012 года, однако «как резерв здесь запланированы четыре судна: два судна строит регион… и два корабля мы сюда доставим из Сочи… Это позволит резервировать на случай, если произойдут какие-то или аномальные, или другие техногенные ситуации по мосту». Дарькин добавил, что два судна из углепластика на 223 пассажиров каждое действительно строятся на «Восточной верфи» и, кроме того, зафрахтован лайнер класса «Принцесса» на 2076 пассажиров. Мост на Чуркин Дарькин пообещал сдать «абсолютно точно в мае 2012 года». «Смотрите, коллеги, чтобы потом никому не пришлось краснеть или бледнеть, наоборот, потому что у нас уже были истории с мостами, которые сначала сдавали, а потом они «гуляли» во все стороны. В общем, прочувствуйте ответственность», — избыточность речевых конструкций Медведева и отсылки к волгоградскому пляшущему мосту явно выдавали его тревогу, равно как выражение «зоны риска» в лексиконе Басаргина и Кожина (и еще «факторы неопределенности» — в лексиконе самого Медведева). Г-н Кожин поставил вопрос ребром: «Мы включаем в план подготовки резервный вариант доставки делегаций и гостей по воде… или не включаем?» Медведев предложил прикинуть и доложить. Кожин добавил, что не утверждена смета на само проведение саммита: «Не открыто финансирование и стоят практически все вопросы с подготовкой от выборов операторов, логотипов и прочего».

Настоящую атаку Медведев предпринял на министра обороны Сердюкова. На протяжении всего периода подготовки к саммиту кураторы АТЭС, начиная с местных прорабов и заканчивая первыми лицами страны, чуть ли не ежедневно твердили о том, что Минобороны тянет с передачей своих территорий под нужды саммита. Причем военное ведомство, похоже, с легкостью оборонялось даже от своего же начальства. Сейчас, что называется, допекло: сдержанный обычно Медведев набросился на Минобороны с использованием тех лексических ресурсов, которые принято считать, скорее, путинскими: «В пределах города, куда ни плюнь, — земли Министерства обороны. И сами ничего не делают, и другим не дают делать… Поручаю министру обороны в месячный срок представить предложения о незамедлительной передаче земель городу и краю. Хватит на этих землях сидеть. А министру обороны Анатолию Сердюкову в ближайшее время вылететь во Владивосток и принять все решения лично. Срок — две недели, потом доклад мне… Всех, кого за руку поймаем с незаконной продажей земель, или «как бы продажей», или арендой, — всех привлечем к уголовной ответственности, сидеть будут… Как ни приеду — земли не переданы и ничего не делается. С этим бардаком надо кончать».

Атаку усилили реплики Ишаева и Дарькина. Полпред сообщил, что микрорайон «Снеговая Падь» для офицеров-отставников уже построен, а новоселий не наблюдается. «Сдано три тысячи квартир, а заселили всего 60 семей — перед людьми неудобно, — сообщил Ишаев. — Мы еще в декабре вручали им ключи, документы. Эту проблему должно решить Министерство обороны». Позже полпред пояснил журналистам: «До сих пор не решена проблема с обеспечением этого микрорайона магазинами, парикмахерскими, и понятно почему — потому что Минобороны проводило тендер по продаже земли, на котором стоимость одной сотки составила миллион рублей. Естественно, никто не подал заявки на участие».
Дарькин, в свою очередь, попросил Медведева надавить на Минобороны и МВД, которые «имеют здания в городе Владивостоке, но, к сожалению, не выделяют деньги на их ремонт и реконструкцию фасадов».

Нашенский новый Сан-Франциско

Медведев четко заявил, что саммит состоится 1 сентября 2012 года. То есть никакого переноса (ни временного, ни территориального) не будет, но, судя по всем вышеприведенным заявлениям, ближайший год пройдет в режиме аврала. Кроме того, не факт, что гости саммита будут жить в гостиницах, а не на борту «принцесс». Как не факт, что они поедут на Русский по мосту, а не водой. Хорошо, впрочем, уже то, что никто не предлагает заниматься «штурмовщиной» — это позволяет надеяться на долгую счастливую судьбу мостов.

«В результате саммита мы должны создать новый Владивосток, удобный для граждан города, для всего Приморского края. Вот это главная задача. Подчеркиваю, задача качественно провести саммит, на мой взгляд, важная, но она вторая», — это слова Медведева. Предположу, что словосочетание «новый Владивосток» надолго пропишется в лексиконе местных чиновников, составив конкуренцию прежним навязшим в зубах формулировкам вроде «города нашенского» от Ленина и «советского Сан-Франциско» от Хрущева. Дарю идею алкогольным князьям: водка «Новый Владивосток» наверняка будет пользоваться спросом.

№ 92 / Авченко Василий / 07 июля 2011
Статьи из этого номера:

«Зоны риска» и «факторы неопределенности»

Подробнее

А также в области балета

Подробнее

Рейтинг вранья

Подробнее