Расследование

Горбенко против Лысенко: от частного – к общему

Майская история у Академгородка приобретает все больший резонанс

Горбенко против Лысенко: от частного – к общему


«Дело полковника Лысенко» — подобно «делу майора Матвеева» — на поверку оказывается гораздо объемнее самого себя. Инцидент в районе Академгородка в ночь на 25 мая, в результате которого пострадал житель Владивостока Ярослав Горбенко, заставил правозащитников в очередной раз привлечь внимание общественности к проблемам коррупционного характера, имеющимся в различных подразделениях полицейского ведомства, а их оппонентов из Общественного совета при УВД Приморского края — к проблеме «стритрейсеров».

«Законность решения проверяется»

Коротко напомним фактическую канву: 25 мая на федеральной трассе в пригороде Владивостока произошел некий конфликт между автомобилистами (предположительно стритрейсерами, то есть «уличными гонщиками», увлекающимися вождением на высоких скоростях) и начальником Управления ГИБДД по Приморскому краю полковником милиции Александром Лысенко. В интернет попала запись с видеорегистратора, на которой видно, как человек в форме полковника милиции, похожий «до степени смешения» на Александра Лысенко, без видимого повода дергает юношу за ухо, дает ему подзатыльник, после чего отводит в сторону, где совершает еще какие-то неясные, но резкие движения конечностями. Пострадавшим оказался студент Ярослав Горбенко, который «снял» травмы и обратился в милицию, заявив о том, что его избил полковник Лысенко. Последний опроверг это заявление и оперативно ушел на больничный; в Следственном комитете по Приморскому краю сообщили о возбуждении уголовного дела по факту превышения должностных полномочий в отношении Александра Лысенко и его временном отстранении от должности. Позже появилась еще одна жертва этой истории — знакомый Горбенко и свидетель по данному делу Андрей Ким, заявивший, что сотрудники ДПС избили его и повредили его машину.

В самом начале августа стало известно о том, что уголовное преследование Лысенко прекращено, а сам офицер, успешно прошедший переаттестацию, вот-вот вернется к исполнению обязанностей начальника краевой ГИБДД уже в чине полковника полиции. Более того, ряд СМИ сообщили, что Ярослав Горбенко превратился в обвиняемого, так как, в соответствии с новой версией произошедшего в мае на Академгородке, сам первым кидался на милиционера и бился головой о его кулаки.

4 августа на пресс-конференции в РИА PrimaMedia были расставлены некоторые точки над «i». Ярослав Горбенко сообщил, что ни о каких изменениях процессуального статуса его официально пока не уведомляли, но в кулуарных беседах намекали, что он вполне может превратиться в обвиняемого. В тот же день был опубликован пресс-релиз следственного управления СК по Приморскому краю, в котором говорилось: «…Расследование уголовного дела по факту инцидента в районе Академгородка… продолжается. Статус гражданина Горбенко Я. В. по делу не изменился. Он, как и прежде, является потерпевшим… Вместе с тем уголовное преследование в отношении Лысенко А. В. в настоящее время прекращено. Законность принятого следователем решения проверяется». То есть вместо Лысенко в деле появится «неустановленное лицо»?

На той же пресс-конференции Ярослав Горбенко сообщил, что столкновение с Лысенко не обошлось подзатыльником и дерганьем за ухо. Полковник, по словам Ярослава, отвел его за машину (с этого момента происходящее на видеозаписи видно нечетко), где парень «получал и руками, и ногами». «Он таскал меня за жилетку, начал душить, бил кулаками, ладонью, ногой… Называл сволочью и сосунком, был нетрезв», — рассказал Горбенко и также заявил, что «денег от Лысенко не брал и не возьмет, хотя предложения были». Защитник Горбенко, общественник-антикоррупционер Николай Черентаев конкретизировал, что деньги предлагал адвокат Лысенко — Яков Шейнин, чтобы Горбенко написал заявление об отсутствии претензий к Лысенко (аудиозапись соответствующего разговора была тут же публично прослушана). Черентаев (бывший милиционер и бывший автобизнесмен, который и до истории с Горбенко не раз высказывал публичные претензии к деятельности Лысенко, так что здесь не исключены и какие-то личные счеты) утверждает, что переаттестация Лысенко была проведена «за спиной» у начальника УВД края генерала Андрея Николаева.

О «бардаке» в ГИБДД и «хулиганстве» на дорогах

Оставляя все вышесказанное на совести авторов заявлений, надеемся, что следствие и суд вынесут всему случившемуся адекватную оценку. Здесь же интересно сказать вот еще о чем.

Во-первых, руководитель приморского отделения Национального общественного комитета по противодействию коррупции Николай Черентаев предлагает рассматривать «проблему Лысенко» в гораздо более широком контексте, нежели сам инцидент на Академгородке. Он оценивает теневой рынок услуг краевой ГИБДД на уровне 2,5–4 млрд рублей в год. Имеются в виду регистрационные процедуры, в которых задействованы бизнесмены наподобие известных фирм «Командор» и «Вектор», техосмотр, не всегда полностью законные операции с «распилами» и т.п. По мнению Черентаева, в том, чтобы Лысенко остался на посту начальника краевой госавтоинспекции, заинтересованы эти самые коммерсанты-посредники, так или иначе взаимодействующие с ГИБДД. Развивая эту мысль, можно предположить, что именно поддержкой коммерсантов и объясняется выдающаяся «непотопляемость» Лысенко. В качестве примеров, подтверждающих прочность позиций полковника, можно вспомнить не только старую и уже затертую донельзя историю 2002 года, когда на митинге сотрудников Дальморепродукта Александр Лысенко — тогда еще подполковник и начальник ГИБДД Владивостока — произвел резкий выпад в сторону женщины, ударившей его сумочкой. В итоге уголовное дело было прекращено, потому что проверка показала, что «контакта кулака Лысенко с лицами Светланы Демидовой и ее дочери не было»; сам офицер спустя некоторое время возглавил ГИБДД Приморского края. Есть история посвежее — имеем в виду показательную запись селекторного совещания главы МВД России Рашида Нургалиева, прошедшего в июне 2010 года, но утекшего в интернет почти год спустя — в апреле 2011 года. В ответ на вопросы министра о том, почему в Приморье творится полный бардак с техосмотром и теми самыми фактически навязываемыми дополнительными платными услугами со стороны коммерсантов, Лысенко зачитывал статистические сводки о снижении аварийности в крае, чем Нургалиева рассердил. «У вас там бардак творится с точки зрения регистрации и посреднических функций. Вы мне ответить не можете, когда вы нормализуете ситуацию… Вы мне скажите, когда вы устраните этот бардак? Когда не будет этих посреднических связей и очередей больше месяца? Мне такой сотрудник и руководитель просто там не нужен… Я компетентности не вижу, не чувствую. Мне нужна конкретная работа, я хочу почувствовать профессионализм, я его не чувствую. Одна болтология, один, знаете, откровенно говоря, один формальный подход… Порядка в крае как не было, так и нет до сих пор», — метал молнии министр. Однако, как видим из последних событий, слова у Нургалиева разошлись с делом, а Лысенко преспокойно прошел переаттестацию. Да и первый замминистра внутренних дел РФ Александр Горовой, на днях посетивший Владивосток, отозвался о ситуации спокойно: «У меня нет никаких оснований не доверять комиссии, которая аттестовала полковника Лысенко и рекомендовала его для дальнейшего прохождения службы».

Во-вторых, с инициативами о необходимости сделать куда более масштабные выводы из ситуации, нежели наказание или ненаказание должностного лица за превышенные или непревышенные полномочия, выступила другая сторона — Общественный совет при УВД Приморского края. Данная структура предложила ввести в УК РФ понятие «стритрейсерство» и установить за это жесткую ответственность. Ярослав Горбенко, правда, заявляет, что он «не стритрейсер, не гонщик, не мажор» и что «марк», участвовавший в инциденте, был совершенно «стоковым», то есть в заводской комплектации, но оппоненты ему, естественно, верить не хотят. «Увлечение смертельно опасными гонками на «прокачанных тачках» по ночным улицам Владивостока… — тяжелая форма хулиганства, выраженная в циничном и наплевательском отношении к чувствам и правам других людей», — заявил член Общественного совета Александр Ивашкин. По его словам, ответственность за ночные гонки должна быть ужесточена вплоть до «реальных сроков изоляции от общества, лишения права управления автотранспортом, конфискации автомобилей и выплаты значительных сумм штрафов». Со своей стороны, председатель Приморской автомобильной федерации Максим Наумец заявил РИА PrimaMedia, что такие поправки в Уголовный кодекс внести будет «непросто, да и… незачем: в ПДД достаточно пунктов, по которым можно привлечь нарушителя дорожного порядка». Спортсмен считает, что рейсеры уйдут с дорог тогда, когда «получат легальную возможность выплескивать адреналин», например в виде специально оборудованных трасс. «Важно не просто убрать гонщиков с улиц города, но и найти законную альтернативу таким нарушениям», — говорит Наумец.

Как видим, конфликт у Академгородка оказался куда масштабнее, чем казалось поначалу. Об этом свидетельствуют и жаркие дискуссии на веб-форумах, где чуть ли не впервые за последние годы многие юзеры («многие» не означает «все») поддерживают именно полковника Лысенко. Даже если инцидент окажется «исперченным», проблемы, к которым благодаря этому инциденту оказалось лишний раз привлечено общественное внимание, никуда не уйдут. Имеем в виду и «беспредел» отдельных лиц в погонах, и «беспредел» отдельных автомобилистов, считающих, что «тормоза придумали трусы».

№ 97 / Авченко Василий / 11 августа 2011
Статьи из этого номера:

Приморский бич

Подробнее

Слово отца

Подробнее

Депутаты работают без каникул

Подробнее