Из Владивостока — с любовью и всякой мерзостью
Из Владивостока — с любовью и всякой мерзостью

Французский интервент Жозеф Кессель — о «чреве Владивостока» 1919 года


Французский прозаик с российскими по отцу корнями Жозеф Кессель (1898–1979) у нас не очень известен, хотя на русский переводились его «Княжеские ночи», «Дневная красавица», «Всадники», «Лев». Книга Кесселя «Смутные времена» издана в России впервые. Понятно, почему издателем стал (при поддержке «Альянс Франсэз — Владивосток» и Паскаля Мартен-Даге, натягивавшего ванты на владивостокских мостах) владивостокский «Рубеж»: в этой книжке автор пишет о том, как в составе Французского экспедиционного корпуса оказался в 1919 году во Владивостоке. Говоря по-нашему, был одним из иностранных интервентов (до этого Кессель успел поучаствовать в Первой мировой войне как военный летчик, а позже примет участие и во Второй — в Сопротивлении).

№ 176 / Авченко Василий
Подробнее
Боннэр и Сахаров
Боннэр и Сахаров


Пока он работал на «объекте», государство берегло его пуще глаза. Он не мог сам пойти в музей, в театр, прогуляться по городу. Сахаров не умел плавать и кататься на велосипеде. Боннэр проживала с ним его новую жизнь, а когда Андрея Дмитриевича не стало, начала проживать и ту, что была задолго до нее.

№ 176 / Рост Юрий
Подробнее
Эхо выстрелов на Даманском
Эхо выстрелов на Даманском

40 лет назад карта Приморского края стала иной


Приморцы новых поколений могут и не помнить, что до 1972 года Дальнегорск назывался Тетюхе (предположительно — «долина диких кабанов» по-китайски), Дальнереченск — Иманом (от орочского или удэгейского «снег»), Партизанск — Сучаном (не то от китайского «цветущий» или «чистая речка», не то от удэгейского «трава и крепость»)… Поводом для великого переименования-72 стал вооруженный конфликт с Китаем на острове Даманском в марте 1969 года.

№ 168 / Авченко Василий
Подробнее
Заза Захарьевич, кахетинский диссидент
Заза Захарьевич, кахетинский диссидент


— Завтра мы едем в Сагареджо, — сказал Гоги. — Зазу хотят снять, надо показать, какие достойные и влиятельные друзья у него есть. — И? — И кто захочет с ним связываться, раз такие достойные и влиятельные друзья у него есть? Логично? — Логично. Кто будет изображать влиятельных людей? — спрашиваю я Гоги Харабадзе, народного, нет всенародного артиста, писателя, красавца, моего друга и брата.

№ 165 / Рост Юрий
Подробнее
Подвиг 13 ленинградцев. К 125-летию Николая Вавилова
Подвиг 13 ленинградцев. К 125-летию Николая Вавилова

Вавиловскую коллекцию семян спасли ценой своих жизней в блокаду, а сейчас она под угрозой уничтожения


О 13 сотрудниках Всесоюзного института растениеводства, которые в блокаду остались в Ленинграде и спасли от уничтожения Вавиловскую коллекцию — десятки тонн зерна и тонны картофеля, — известно немало. В каждой публикации — благодарность и восхищение. Да и можно ли по-другому? Земной поклон им!

№ 164 / Петлянова Нина
Подробнее
Владивосток Игоря Строгого
Владивосток Игоря Строгого

Тетрадь «владивостокского эмигранта» вернулась в главный город его жизни


Старая тетрадь большого формата в картонном переплете озаглавлена просто: «Владивосток». Внутри — газетные вырезки, брошюры, записи от руки, когда-то сделанные Игорем Строгим. Игорь Александрович Строгий родился в Благовещенске в 1914 году, умер во Владимире в 1992-м; между двумя датами — драматичная судьба и оставшаяся навсегда привязанность к Владивостоку. Строгий то возвращался сюда, то уезжал снова, но, похоже, по-настоящему так этот город и не покинул.

№ 162 / Авченко Василий
Подробнее
Дальневосточник поневоле
Дальневосточник поневоле

В ЖЗЛ Шаламова перекочевала ошибка о «пересылке на Второй Речке»


Варлам Шаламов, арестованный второй раз в 1937-м, был освобожден в 1951-м, а покинул Колыму только в 1953-м, что уже делает его дальневосточником; более того, в Магадан его везли через Владивосток, что побуждает читать только что вышедшую биографию Шаламова (1907-1982) в серии ЖЗЛ, написанную биографом писателя Валерием Есиповым, с особым вниманием.

№ 160 / Авченко Василий
Подробнее
Ракеты для президента
Ракеты для президента

Фрагменты из книги Дмитрия ПЕТРОВА «Кеннеди»


Мир редко стоял на грани смерти. Но 50 лет назад мог ее перейти. Лишь здравый смысл и политическое мастерство не дали превратить соперничество систем и идей в войну. «Карибский кризис», важный этап конфликта иллюзий «Красного проекта» и ценностей проекта «Америка», решили миром. О нем — фрагмент книги Дмитрия ПЕТРОВА «Кеннеди».

№ 159 / "Новая газета"
Подробнее
Два года ждала
Два года ждала

Cобака как государство


Вот какая история произошла когда-то в московском аэропорту «Внуково». Шла посадка на самолет «Ил-18», отлетающий куда-то на Север. Люди суетливо семенили за дежурной, спеша первыми сесть на тихие места в хвосте. Лишь один пассажир не торопился. Он пропускал всех, потому что летел с собакой. Аэродромные техники, свидетели этой истории, утверждали, что у человека на собаку билет был, но овчарку в самолет не пустили — не оказалось справки от врача. Человек доказывал что-то, уговаривал... Не уговорил.

№ 153 / Рост Юрий
Подробнее
Война с Аполлионом
Война с Аполлионом

Истоки и формы народного патриотизма в 1812 году


Признание роли народного патриотического сознания стало всеобщим при оценке характера войны и причин победы в кампании 1812 года. Однако для самих участников событий этот факт не представлялся столь очевидным. Официально война с Наполеоном получила название «Отечественной» только в 40-е годы XIX века, в царствование Николая I. К тому времени события наполеоновской эпохи уже обрели необходимый историографический глянец (главным образом благодаря высочайше утвержденным трудам придворного историка А. Михайловского-Данилевского). Тогда же и родилась наряду с формулой министра народного просвещения графа Сергея Семеновича Уварова («Православие, самодержавие, народность») концепция отечества как «единения всех сословий вокруг престола».

№ 148 / Епанчин Юрий
Подробнее